Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Друзья-коллеги
Друзья-коллеги Печать E-mail

Как я уже сказал, вслед за Дащинским ушли из редакции Володя Беляев и автор этих строк. Вскоре в «Советском Мурмане» оказался и Петр Болычев. На мое место ответственного секретаря пригласили Володю Чикина \если не ошибаюсь, пришел он из «Мончегорского рабочего»\. А Беляева в отделе культуры заменил Сергей Архипов - человек яркий и талантливый. Поначалу, в конце восьмидесятых годов, Архипов довольно-таки долго искал свою тему в «Рыбном Мурмане». Искал активно, берясь за проблемы, которые до него никто из нас не трогал.

Писал об осужденных, о том, как живется-можется по ту сторону колючки. О мурманских проститутках и ночной жизни города. О человеке во всем многообразии окружающей его жизни. И о том, как это многообразие вторгается-калечит жизнь самого человека. Когда все искали-говорили о различных вариантах экономических моделей, которые помогут стране безбедно существовать, он размышлял о вечности, беседуя с отцом Никодимом, или о высшей справедливости, встречаясь с чудаками \как нам тогда казалось!\ неформалами. Архиповский стиль как в письме, так и в рисунках \Сергей был и весьма талантливым художником\ невозможно спутать с каким-либо другим.

Оставался в редакции Павел Алексеевич Быстроумов, старожил с 40-летним стажем журналистской работы. И со своим испытанным временем внештатным активом ветеранов, как раньше говорили, рабселькоров газеты. Активно сотрудничали с «Рыбным Мурманом» бывший офицер-североморец и мурманрыбпромовский рыбак Геннадий Юденко, который вскоре стал собкором газеты по Санкт-Петербургу, и журналист из Кандалакши Александр Иванович Брысов, освещавший в основном дела и заботы местных рыбных производств на Белом море.

Как обычно, частенько заглядывал в редакцию Иосиф Григорьевич Гоникман116 , который сумел в самые трудные годы, даже при смене общественных формаций, сохранить наше рационализаторское движение. Из пароходской «Арктической звезды» пришел в редакцию Володя Кикинов - очень интересный человек и журналист со сформировавшимися принципами и найденными жизненными ценностями. Отсюда и его обстоятельность в манере изложения материала, и несуетливость в поведении. Он духовное ставил выше материального, писал честно и откровенно, как дышал. Вот что рассказал Кикинов в одной из своих публикациях о времени, проведенном в «Рыбном Мурмане»:

- Говорить, что жизнь у нас в редакции идет гладко, бесконфликтно, будет в корне неверно, и вряд ли кто в это поверит. Все мы люди со своими слабостями, недостатками и даже заскоками. В минувшем году нашло на меня своеобразное затмение, когда, образно говоря, попала шлея под хвост, и ушел из этой редакции в другую. Долго рассказывать о работе там не буду, в грязь лицом не ударил. Но как бы там ни было, через полгода вновь оказался в «РМ», чему несказанно рад. И доволен, что эта кратковременная «цыганочка с выходом» красноречиво доказала мне, блудному сыну, кто есть кто и где мой настоящий дом. Конечно, не в смысле жилища...·

Все эти годы рядом с Виловым оставалась Инна Березюк, чье имя неотрывно от «Рыбного Мурмана». Многие читатели еженедельника так отзывались о нашей газете и нашем журналисте: «Знаю, что если под статьей подписалась Березюк, значит, там правда».

Первым заместителем и верным помощником редактора стал Сергей Миронов, которого, как он рассказывал, после участия в каком-то литературном конкурсе приглашали в Москву, в штат «Комсомольской правды», но он выбрал «Рыбный Мурман». Вот что вспоминал Сергей о первых годах работы в редакции:

- Обалдевший после застойной умбской районки, я с отвисшей челюстью оказался в рядах только появлявшихся тогда неформалов, которые вместе с гласностью покинули кухни-шептушки и смело рванули на улицы. Мы с особым усердием протаскивали в Москву Оболенского, ратовали за Ельцина. В дальнейшем я во многих и многом разочаровался, но тогда... Тогда я с боем пропихивал свои крамольные опусы в «Рыбный Мурман». Однако бдительный наш редактор С.Н.Дащинский довольно часто отмахивался от меня, как черт от ладана, и в столе копилась внушительная стопка неопубликованного. Взрыва следовало ожидать. Я написал громадный материал, где, проанализировав ситуацию, задолго до случившегося предсказал отмену 6-й статьи Конституции и появление многопартийности. Пришел к шефу, говорю:

- Неужели не хочется, чтобы наша газета сказала об этом первой?

- Вы с ума сошли, - отбрил меня редактор, и мои размышлизмы вновь оказались в столе.

Тогда я написал другой опус - заявление о выходе из партии в связи с ее реакционностью. Что тут началось: дескать, ЧП - зав. отделом партжизни газеты обкома КПСС позволяет себе такое. Со мной беседовали, меня убеждали, а затем открыто пригрозили уволить и вытурить из общежития. С испугу \ничего себе перспектива - остаться на улице без гроша в кармане\ я поначалу забрал заявление, а через пару месяцев все равно написал другое. Со словами «предатель», «приспособленец» меня исключили из стройных рядов, в которых я выдержал ровно год. Но, к счастью, метлой под зад меня не погнали - друзья-коллеги Сергей Архипов, Виктор Георги, Инна Березюк замолвили словечко. А 6-ю статью Конституции о «руководящей и направляющей» спустя время все-таки отменили...

Однажды, устав от журналистики, я решил податься в бизнес. Создал свое предприятие и покинул газету, предварительно выиграв вместе с коллегами забастовку и сделав «Рыбный Мурман» независимым российским изданием. Но не тут-то было. Отказавшись взять у меня ключ от кабинета, новоиспеченный шеф Анатолий Вилов заявил: «Ты все равно вернешься». И я через пару недель согласился занять должность коммерческого директора. Как мы бултыхались вместе - и смех, и грех. Набили шишек уже в первые дни, когда зарплату, оказалось, выдавать нечем.*

«Прошел» через «Рыбный Мурман» активный «неформал» Вячеслав Кузнецов, который подолгу ни в одной редакции не задерживался, но «среднее журналистское образование получил в независимом еженедельнике», как он сам с благодарностью писал в заметке «Дорога жизни прошла через «Рыбный Мурман»·. На несколько лет «задержалась» в редакции Татьяна Кожухова - ироничная и строгая дама \конечно, лишь на первый взгляд, а в душе романтик и альтруист, как все пишущие люди\, умевшая и за себя постоять, и отстоять свои порой очень спорные материалы. Не устану повторять, что все, о ком я сейчас пишу, были талантливыми, неординарными журналистами.

Умели владеть и словом, и ситуацией. Ну скажите, пожалуйста, мог бы посредственный журналист столь игриво-серьезно написать о нашем житье-бытье, как это сделала Кожухова в заметке к 60-летию газеты:

- Всегда хотелось быть рациональной, предусмотрительной особой, у которой все идет по плану. Всю жизнь об этом мечтала вместе со всем советским народом. И, как вы помните, нам постоянно что-нибудь мешало: то происки внутренних врагов, то - внешних, то засуха, то дожди. А потом и вовсе началась перестройка - и пошли бесконечные рассуждения о старой системе, которая не дает обществу двигаться вперед. Несмотря на планы парламента и правительства. А параллельно речам жизнь идет своим чередом: то один путч, то другой, то референдум, то выборы. И в промежутках продолжается созидательный труд на благо общества, названия которого ни Президент, ни премьер никак не решаются выговорить. Сглазить, должно быть, боятся. Самое же примечательное, что главные показатели нашей жизни - падение производства и рост цен - не укладываются ни в одну из программ, то бишь планов. То есть стиль нашей жизни прежний - экспромт. Но, увы, не тот экспромт, что готовится заранее, чтобы быть исполненным с блеском, а наш, отечественного розлива, соль которого точно передает старый студенческий анекдот, когда заочникам строительного института объявляют, что завтра зачет по китайскому языку. А они, не моргнув глазом, интересуются: «В какой аудитории сдаем?». Но без экспромта жизнь скучна. Ведь он предполагает импровизацию, творчество на ходу. Взять, к примеру, нашу редакцию. То и дело всплывают бодрящие вопросы: будет ли бумага для следующего номера газеты, найдет ли редактор деньги, чтобы выплатить зарплату сотрудникам, подпишутся ли «на нас» читатели и т.д. Сплошная импровизация...*

Не сразу, но пришли в редакцию и встали плечом к плечу с Виловым Людмила Зацарная и Ольга Милютина - профессиональные журналистки с немалым стажем. Милютина в дальнейшем сможет умело «делать» газету, будучи ответственным секретарем. Тактичная до застенчивости, она обладала богатейшей внутренней культурой. И, как многие женщины в журналистике, тем более одинокие женщины, работала на совесть, а не за деньги, считать которые так не научилась... Надежным тылом для редактора были и всегда оставались технические работники редакции, точнее, работницы. Мастера компьютерного набора Люба Лебедева и Валентина Кузякина, которые потом привели в газету и членов своих семей - у нас стал работать водителем Михаил Лебедев \муж\, выписали трудовую книжку Оксане Кузякиной \дочери\. За двоих трудилась Анна Петровна Дякина, наш высококвалифицированный и преданный газете корректор. Пришла в редакцию Людмила Миланова, у которой всегда дело спорилось - и за компьютерным столом, и за столом праздничным. Новые грани своего таланта открывала Ирина Верт-Миллер - более исполнительного секретаря-референта я не встречал.

- Что держит нас в газете, особенно в эти дни, когда имеющий связи журналист мог бы озолотиться в любой коммерческой структуре? - задавал вопрос Толя Вилов и не мог найти на него ответа. - Почему? Зачем? С какой целью? Во имя чего? Любви к газете? Но ведь все живут от получки до аванса, зачастую и не дотягивая, залезая в долги. Привычки? Человек - такое существо, что спокойно может адаптироваться даже среди обезьян. Боязнь в наше сегодняшнее лихолетье остаться на обочине, без работы? Так ведь каждого с руками оторвут в любом другом издании или структуре. Ищу и не нахожу ответа...*

Не могу четко сформулировать ответ и я. На страницах этой книги еще найдется место для рассказа о каждом из названных здесь сотрудников. Впереди у «Рыбного Мурмана» было десять лет. И в первые самые трудные для страны и газеты годы последнего десятилетия ХХ века груз ответственности за редакцию взвалил на себя Анатолий Вилов. Зачем? Во имя чего? Толя сам попытался ответить на этот вопрос, подготовив, но не доверив газетным страницам свою «Исповедь», написанную как раз в 1990-м году, когда он баллотировался в народные депутаты РСФСР. Наверное, для газеты эти строки показались ему слишком личными, откровенными, оголенными, как провода под током. Время многое сглаживает. Думаю, Толя простил бы меня за эту публикацию.

· Забастовка коллектива «РМ» завершена - мы выстояли, победили! «РМ» от 7 декабря 1990 г.

116 - ГОНИКМАН Иосиф Григорьевич, председатель объединенного совета ВОИР рыбной промышленности Мурманской области. Родился в 1930-м году. Ходил в море на судах «Мурманрыбпрома». С начала пятидесятых годов стал внештатным автором «Рыбного Мурмана», опубликовав не его страницах около 500 статей. Награжден знаком «Изобретатель СССР» и золотой медалью ВДНХ СССР.

· Нам оказалось по пути, «РМ» от 15 апреля 1994 г.

· «За одного битого двух небитых дают», «РМ» от 15 апреля 1994 года.

· «РМ» от 15 апреля 1994 г.

· Что наша жизнь? Экспромт! «РМ» от 15 апреля 1994 г.

· Покой нам только снится, «РМ» от 15 апреля 1994 г.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.81.73.2

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD