Аренда офисов в Мурманске

 

Главная На разных меридианах - 4
На разных меридианах - 4 Печать E-mail

Во время работы над рукописью книги мне не раз приходилось встречаться с морским инспектором Сергеем Геннадьевичем Белоусовым.

Характерно, что все эти встречи заканчивались воспоминаниями о работе на рыбопромысловых судах. И неудивительно, ведь вся его сознательная жизнь полна морских истории, испытании, на которые так щедро море.

Сергей Геннадьевич - это поистине сгусток морской отваги и мужества. В нем удачно сочетается природный талант руководителя и огромная работоспособность. Это настоящий моряк с кристально чистой душой и благородным сердцем.

Сергей Геннадьевич родился в семье военнослужащего, в детстве, почти до подросткового возраста, жил в Херсоне с родителями, летом часто бывал на побережье Черного моря. За давностью лет он не помнит, кто первым назвал его моряком, но это название навсегда прилипло к нему. После Херсона семья старшего офицера Геннадия Белоусова часто меняла свое местожительство, но, насколько он помнит, всегда и везде друзья-приятели по-прежнему величали его моряком.

Так что пути-дороги после окончания средней школы привели его в Ленинградское высшее мореходное училище. Шесть лет напряженной учебы, несколько морских практик в должности рядового матроса - и у него на руках рабочий диплом инженера-судоводителя.

Настойчивая работа штурмана Белоусова со временем привела его хозяином на капитанский мостик. Но так уж сложилось, что трудиться ему довелось на судне рыбного надзора. А в девяносто четвертом году ему посчастливилось попасть на работу в фирму, возглавляемую Марком Исааковичем Любовским, который и предложил Сергею Геннадьевичу должность капитана первого судна фирмы, уходящего в свой промысловый рейс в Баренцево море.

К этому времени у капитана Белоусова стали особенно заметны две своеобразные черты характера. Первая - повышенные требования к своему экипажу. «Лучшим средством воздействия на рыбацкий коллектив, - говорил он не раз, - является личный пример капитана, ибо рыбацкий командир должен быть образцом во всех отношениях для рядовых и судовых командиров рыбопромыслового судна».

Вторая, тоже немаловажная черта - феноменальная память. Сергей Геннадьевич знал и помнит до настоящего времени не только имена, фамилии руководителей судовых служб, но и рыбацкие события, в которых тот или другой рыбак проявил себя.

Уже первые траления потребовали от экипажа напряжения духовных, а главное - физических сил, высокого профессионального мастерства. Первые результативные уловы вселили уверенность в экипаж.

Однако Сергей Геннадьевич понимал, что основная работа еще впереди, не говоря уже о вероятных встречах со штормами.

Первый рейс получился как нельзя лучше: он прошел благополучно, рыбаки своевременно в порту получили весьма значительную зарплату.

Заметно вырос авторитет и капитана Белоусова. Буквально через несколько рейсов полностью раскрылись его организаторские способности и рыбацкий талант.

Будучи капитаном промыслового судна, Сергей Геннадьевич старался не принимать поспешных решений, а всегда предварительно советовался с руководителями судовых служб. Принятое решение он со всей решительностью проводил в жизнь. Зная эту черту его характера, экипаж всегда старался трудиться в полную меру сил.

Он бессменно успешно работал на промысле, свое судно приводил в порт, как правило, с досрочным выполнением плана вылова рыбы.
В настоящее время капитан дальнего плавания Сергей Геннадьевич Белоусов успешно трудится в должности морского инспектора фирмы.

* * *
В моей памяти сохранился образ Анатолия Гавриловича Грунина, талантливейшего человека, отличавшегося своей сердечностью и отзывчивостью. Эти человеческие достоинства у ветерана Карельского флота сочетались с поистине одержимой страстью к учебе.

В шестьдесят первом году после окончания Астраханской мореходки приехал Анатолий Гаврилович в Мурманск и начал трудиться на промысловых судах Беломорской базы гослова рыбы в должности младшего механика. По работе все у него всегда ладилось, но он уже тогда показал свой упрямый характер. Анатолий Гаврилович поступил на заочное отделение высшей мореходки и началась его напряженная борьба за получение высшего технического образования.

Заведующая флотской библиотекой Антонина Николаевна Гапоненкова не раз ставила в пример другим морякам заочника, судового механика Грунина, который при каждой возможности спешил в библиотеку, чтобы заменить книги или же разыскать какую-либо справочную литературу.

Учеба позади, на столе у Анатолия Гавриловича диплом инженера-электромеханика, который, к сожалению, не давал право занимать на судне должность старшего механика. Без всяких раздумий Анатолий Гаврилович, буквально за считанные месяцы заканчивает судомеханическое отделение средней мореходки имени Месяцева.

...Это далеко не просто - руководить в наше столь сложное время промысловым флотом, а ведь начинал Марк Исаакович с самого малого - двух траулеров. «Со временем флот фирмы вырос до пятнадцати судов, четырнадцать из них промысловые, а одно транспортное», - начал свой рассказ директор Любовский. - Значительным событием явилось появление в составе флота интересного траулера «Ординат» - большого промыслового судна, с весьма обширными возможностями. Он мог работать с кошельком и с разноглубинным тралом, в то же время траулер выгодно отличался от других своих собратьев нашего бассейна тем, что имел весьма вместительный охлажденный трюм для приемки и хранения рыбы. Более того, на траулере предусмотрено изготовление филе. Когда мы его покупали, то норвежцы поставили условия, чтобы восемь их человек оставались работать на судне. Я принял решение: троих норвежцев списать, а в будущем экипаж этого судна должен полностью состоять из наших рыбаков. Капитаном «Ордината» успешно работал Леонид Якубович Адамский, в прошлом рыбацкий командир Карельского флота», - рассказал с нескрываемой гордостью Любовский.

Анализируя все сделанное этим талантливым человеком, я никогда не изображал его гением, ибо считаю, что с этим словом следует обращаться крайне осторожно. Объявлять человека весьма вьщающимся - прерогатива потомков.

Если бы Марк Исаакович Любовский был не наш современник, а выдуманный герой литературного произведения, то я наделил бы его такими же качествами, какими он обладает в жизни. Говоря об этом весьма незаурядном рыбацком руководителе, я не имею морального права воздвигать ему при жизни памятник, как бы не был велик соблазн внести свою лепту в его создание.

Я хорошо знаю Марка Исааковича почти сорок лет и вправе утверждать, что он трудяга, каких поискать. Как никто другой умеет увлечь людей, привязать их к себе и к своему делу, заставить людей трудиться с полной отдачей сил не прямым волевым нажимом, а желанием сделать свою работу как можно лучше. И умеет заразить этим желанием других благодаря обаянию, доброму отношению к сотрудникам.

Всей своей продолжительной по времени и безупречной по содержанию работой Марк Исаакович доказал, что он всегда был и остается признанным лидером среди рыбацких руководителей, ибо как никто другой он имеет все данные возглавлять коллектив, нацелить при этом его на главное, при необходимости периодически подправляя курс, а если возникает в этом необходимость, то активно вмешивается в его деятельность.

Любой человек, хорошо знающий М. И. Любовского, согласится с моим утверждением, что он удивительный человек и трудолюбия ему не занимать. А самое главное - он неистощим. Все приходит в упадок на склоне лет, а он наперекор этому закону природы и всяческой логике продолжает уверенно держать в своих руках штурвал управления, при этом непременно двигаясь вперед. И, конечно же, самое ценное - налицо бесспорный талант руководителя.

Ведь не просто так достигнуты результаты рыбаков фирмы «Вирма». Коллектив промысловиков фирмы и её управление работают слаженно, с энтузиазмом, во многом благодаря своему руководителю.

... В последнее время Марк Исаакович все чаще стал вспоминать то напряженное время, когда создавалась фирма.

Марк Исаакович испытывал радость от своего столь значительного назначения, от того, что нашлись люди, которые правильно оценили всю его долголетнюю работу, особенно выделяя его деятельность на посту начальника службы эксплуатации Карелрыбфлота.

Марк Исаакович был доволен, что ему представилась возможность доказать свои способности руководителя, со всеми вытекающими отсюда проблемами. Отныне он становился главным ответчиком за все дела фирмы. В начальный период на него и его заместителя Людмилу Ивановну Пронину нахлынули масштабные проблемы, какие бывают только в больших коллективах. Но они, не считаясь с личным временем, полностью, что называется, ушли в работу, ибо создавать рыбопромысловую фирму для них было делом новым и, как оказалось, весьма сложным.

Первые дни работы показали, что из-за сразу же появившихся проблем копья ломать не следует, а необходимо методично, одну за другой преодолевать постоянно возникающие трудности.

Ему хотелось на первых же порах укомплектовать не только экипажи промысловых судов, но и рыбацкий штаб толковыми специалистами.

Марк Исаакович не ошибся в своем выборе, пригласив трудиться над созданием фирмы обаятельную женщину. Она быстро, буквально на ходу схватывала главную идею и, не считаясь с личным временем, делала все возможное, а порой даже превышала планку, установленную для женского труда.

Выпадали дни, когда приходилось трудиться на пределе возможного много дней кряду, без выходных. И тогда, буквально в приказном порядке, он обязывал Людмилу Ивановну сделать себе небольшой отдых, который в большинстве случаев приходилось прерывать из-за хлынувших, как из рога изобилия, больших и малых проблем.

Директору хотелось как можно скорее создать промысловый флот и сделать все возможное для его успешной работы на промысле. Для этого в первую очередь требовался коллектив управленцев, оперативно и грамотно решающий все вопросы, связанные с его эксплуатацией.

Себя он по-прежнему считал крепким, здоровым и неутомимым, поэтому готов был трудиться в полную меру сил.

Весь свой богатый опыт промысловика и эксплуатационника он брал за основу в своей повседневной деятельности. Но иногда возникали вопросы, которые раньше не встречались даже в его богатой практике, и тогда он начинал искать выход из создавшегося положения. Когда требовала обстановка, тогда директор приглашал в кабинет своих сотрудников и любое дельное предложение, поступавшее от кого-либо из присутствующих, незамедлительно бралось на вооружение.

Как правило, такой исход дела приводил всех в хорошее настроение.

В редких случаях Марк Исаакович устраивал провинившимся разгон, но это случалось не так уж часто, ибо каждый из сотрудников старался работать без существенных упущений по службе, а если случались незначительные промахи, то их старались быстро исправить.

Так что «на орехи» капитанам, да и другим сотрудникам доставалось очень редко и в крайнем случае, когда сделанное раньше замечание не устранялось в указанные им сроки. Без весомой причины никого не наказывали.

Любовский не любил соблюдать субординацию, но добивался, чтобы рыбацкие командиры строго следили за своим внешним видом.

В мое очередное посещение офиса фирмы в кабинете Марка Исааковича зазвонил телефон. Кто-то настойчиво просил принять его в строго назначенное время.

- Добро, - коротко обронил директор, положил на аппарат трубку и вполголоса произнес:

- Тоже человек с характером, напоминает о назначенном времени встречи. У меня в конторе собрались одни характеры...

Тогда я не понял, одобряет ли директор сильные характеры своих подчиненных, или же, наоборот... осуждает.

Лишь со временем я пришел к выводу, что он, как и в прежнее время, отдает предпочтение людям, обладающим сильной волей, имеющим вдобавок ко всему еще и твердый характер.

Приходилось ему встречаться и с людьми, охваченными отчаянием, и помогать им снова встать на ноги.

Да мало ли каких больших и малых вопросов и проблем приходилось ему решать почти ежедневно. И всякий раз, когда ему удавалось оказать действенную помощь обратившемуся лично к нему человеку, он невольно задумывался, что все-таки не плохая это должность - быть руководителем такого ранга, когда у тебя есть возможность помогать людям как морально, так и материально. А все это, вместе взятое, не что иное, как долг руководителя, а не пустая трата драгоценного времени, как иногда трактуют некоторые предприниматели.

Зная что директор не лишен чувства юмора, однажды его заместитель Пронина положила ему на стол сатирический рисунок, на котором были изображены отдельные рыбацкие командиры, мешающие налаживанию ритмичности работы в управлении фирмой. А вскоре Людмила Ивановна сделала своеобразный обзор по кадровым вопросам, что заметно улучшило дела в управлении.

Директор был рад, что в свое время не ошибся в выборе заместителя по кадрам. Время показало, что Людмила Ивановна мыслит по-современному и отчетливо представляет стоящие перед кадровиками задачи.

Как никогда раньше, фирме нужна ее энергия, целеустремленность .

У Людмилы Ивановны как бы появилось обостренное второе зрение, помогающее ей правильно ориентироваться в сложных управленческих лабиринтах.

При определении кандидатуры любого сотрудника кадров директор никогда не судил-рядил, а доверялся всегда главной кадровичке. Так всегда и говорил, что Людмиле Ивановне виднее, кому заниматься работой с кадрами плавсостава, ибо там всегда забот непочатый край.

Всегда с итогами своевременно принятого решения приходило и моральное удовлетворение.

Крутой нрав директора Людмила Ивановна знала хорошо, но всегда была уверена, что в состоянии доказать права того или иного работника, ибо она основательно изучила как управленческий аппарат, так и командный коллектив плавсостава.

Как показала сама жизнь, Людмила Ивановна не лишена необходимого честолюбия, хорошо понимает, что если человек поставил перед собой большую цель, то добиваться должен ее настойчиво, невзирая на любые трудности.

В отделе кадров случался иногда настоящий аврал. Ведь с каждым годом повышаются требования контролирующих властей к плавсоставу.

Почти каждый выход судна на промысел сопряжен с большими трудностями.
Людмила Ивановна добилась такого положения, когда работа с кадрами плавсостава стала кровным делом всех ее сотрудниц. А она умело опирается на своих помощниц.

Заместитель директора Пронина не спешит делать скоропалительных выводов о людях.

Но некоторых работников она, что называется, видит насквозь. На первых порах деятельности в фирме она столкнулась с человеком, который своим утонченным поведением явно давал понять, что он может ее облагодетельствовать, всегда готов делать ей приятные одолжения, которые идут на пользу дела.

В таких случаях Людмила Ивановна безжалостно раскрывает сущность самого явления. Она объясняет, что если руководитель не приносит явную выгоду фирме, то он не имеет морального права занимать эту должность.

Ведь согласно духу времени надо быть постоянно передовым не только по форме, но и по существу, не забывая в то же время о материальной заинтересованности каждого работающего в фирме.

Так что в самых важных вопросах Людмила Ивановна была и остается всегда в числе первых помощников директору.

...Они подружились давно, еще во времена дрифтерного промысла, когда оба работали капитанами промысловых судов. Уже в то время для передового капитана управления «Мурмансельдь» Петра Николаевича Кобца карельский капитан Любовский был самой загадочной личностью.

Экипаж карельского СРТ, где капитаном был Марк Исаакович, чуть ли не каждый рейс устанавливал новые рекорды вылова атлантической сельди.

Хотя Петр Николаевич не только ревностно следил за трудовыми успехами своего кумира, но и пытался с ним соревноваться, в большинстве случаев победителем выходил экипаж М. И. Любовского.

Капитан Любовский, делая промысловые прогнозы, оказывался пророком, ибо почти все его предсказания оказывались правдивыми.

Это своеобразное трудовое соперничество с годами переросло в дружбу. Поэтому ни для кого не было удивительным, что в период создания фирмы директор Любовский в число первых своих сотрудников пригласил ветерана промыслового флота Кобца.

Марк Исаакович правильно считал, что, опираясь в своей повседневной работе на таких опытных специалистов, как Петр Николаевич Кобец, ему придется реже вмешиваться самому во многие дела.

Коренастый, всегда приветливый со всеми, добродушный и даже свойский - это Петр Николаевич. Но стоило лишь кому-то из подчиненных оплошать, его добродушие улетучивалось, а он незамедлительно преображался, и весь его внешний вид выражал ледяную непримиримость.

На одном судне при оформлении судовых документов произошла заминка, а в результате - задержка с отходом судна на промысел. Казалось бы, невелика болячка, да сесть не дает. Заместитель директора по флоту Кобец быстро разобрался во всех судовых вопросах и содействовал быстрейшему отходу судна в море, но с тех пор стал относиться к этому капитану с нескрываемой неприязнью.

Казалось бы, не лучше ли сразу доложить директору о человеке, который принялся ловчить, и ведь вполне возможно, что не за горами тот день, когда личным отношением к исполнению своих капитанских обязанностей он будет наносить вред самой фирме.

Но Петр Николаевич не имел привычки загружать проблемами директора, если сам мог с ними справиться.

В дальнейшем прыткий капитан стал относиться к своей работе внимательней, во время нахождения в портах больше уделял внимания судовым делам и не допускал нареканий со стороны руководства фирмой.

Не считаясь с личным временем, не жалея себя, Петр Николаевич продолжает напряженно трудиться в фирме. По-прежнему не делит людей на добрых и злых, не спешит приписывать сотрудникам отсутствие нравственности, а старается способствовать проявлению у людей лучших качеств, а если надо, то выясняет умышленно или невольно допустил сотрудник тот или иной промах в своей трудовой деятельности.

...Однажды на прием к директору пришел капитан промыслового судна, известный своим напористым характером. О таких говорят: палец в рот не клади - откусят. Он пришел с предложениями, которые, по его подсчетам, принесут фирме большую экономию.

С этими так называемыми «предложениями» Марк Исаакович был уже не только знаком; они вместе с экономистом подсчитали, что ничего хорошего, кроме убытков, эта капитанская затея фирме не даст.

Капитан отстаивал свой план категоричным тоном, полагая, что этим он добьется своего. И директор, согласившись с его доводами, создаст благоприятные условия, отличающиеся от условий работы других экипажей фирмы.

Марк Исаакович добрых полчаса доказывал напористому капитану несостоятельность его доводов. Пытался убедить своего собеседника, что необходимо сохранить сработавшийся экипаж, обладающий достаточным опытом и большим желанием трудиться на промысле в прежнем составе.

Аргументированные доводы директора лишь вызвали у посетителя снисходительную улыбку. В фирме с некоторых пор стал существовать культ этого капитана, которого все считали авторитетным и опытным рыбацким командиром. Немаловажное значение имело мнение, что в прошлом капитан был одним из учеников самого директора. И это чрезмерное восхваление самого себя стало для него своеобразной броней от всякой критики: капитан стал считать себя непогрешимым, возомнил себя непревзойденным специалистом в промысловых делах.

Директор не хотел разлада с этим вообще-то удачливым рыбаком. Ему не надо было обладать даром предвидения, чтобы предугадать дальнейший ход событий. Капитан пойдет на все, чтобы сохранить на своем судне мастера лова, действия которого отрицательно сказывались на психологическом состоянии судового коллектива.

Директор решил тогда прекратить разговор, ибо в дальнейшем их общение могло перерасти в спор, а играть в молчанку Марк Исаакович считал бестактным.

Властный от природы, в судовых условиях капитан не терпел никаких возражений. Он не был злопамятным, если кто-либо на судне жаловался начальству на его деспотичный характер, то он никогда не мстил.

Нерасторопные от природы верхогляды, судовые льстецы вызывали у него физическое отвращение. Мерилом ценности своих рыбаков капитан считал их труд, их личный вклад в производственную деятельность экипажа.

К сожалению, почти после каждого рейса в управление продолжали поступать жалобы на несносный капитанский характер, на его сумасбродство в период нахождения в рейсе.

На борту судна появился сам директор. В его выразительных глазах, в спокойном взгляде чувствовалась уверенность в своей правоте.

Конечно, тогда далеко не всем собравшимся в салоне было известно, что руководить рыбопромысловой фирмой в рыночных отношениях не так просто.

По спокойному внешнему виду директора трудно было определить, какую позицию он займет.

Хотя краем уха уже кто-то слышал, что Марк Исаакович, с присущей ему объективностью, основательно разберется со сложившейся в рейсе обстановкой.

И лишь когда слово взял директор, то все встало на свои места. Говорил он по существу, приводил убедительные примеры, словно сам побывал в этом рейсе. Он рассказал, почему в настоящее время фирма не может принять предложенный их капитаном вариант, убедительно показал допущенные в его расчетах ошибки. В заключение призвал экипаж продолжать трудиться по-гвардейски, а капитану сделать соответствующие выводы, подняться над своими обидами и перестать в дальнейшем жить в своеобразной изоляции от судового коллектива. Директор пожелал в предстоящих рейсах новых трудовых успехов.

Одним словом, собрание прошло без взаимных упреков и обвинений.

Все разрешилось совершенно мирно, без всяких потрясений и кадровых перетасовок. Марк Исаакович ощутил какой-то незримый процесс, убедительно говорящий о том, что заметно выросла роль нравственного начала в жизни фирмы.

В итоге всего директор был приятно обрадован и заметно взволнован. Эта встреча придала ему большую уверенность в правильно избранном учредителями пути. А сам он лично вложил в работу всю свою энергию и богатый опыт, для чего привлек к работе лучших рыбацких специалистов.

С первых же шагов в ранге директора фирмы Марк Исаакович старался привить каждому сотруднику управления, не говоря уже о рыбацких специалистах, чувство личной ответственности и не допускать в коллективе формализма, равнодушия.

Да, иногда он сожалел, что не мог раньше выкроить из своего временного бюджета несколько часов на личное общение с сотрудниками. Но повседневно необходимо было твердой рукой проводить в жизнь намеченные планы, главными из которых были неуклонный рост фирмы, ее совершенствование и процветание.

Марк Исаакович не уважал людей, склонных в своей деятельности к неопределенности. Иногда у него даже возникало желание возвыситься над своими повседневными делами, чтобы увидеть на своем пути какие-то перспективы и постараться успеть сделать для фирмы еще больше полезного.

Быть спокойным, хладнокровным он не мог. По-прежнему его раздражали отдельные рыбацкие командиры и некоторые специалисты своей непростительной медлительностью, несобранностью. Всякие же полумеры вызывали у него негативное отношение, и он не собирался с ними мириться. К нему ежедневно с промысла от капитанов поступали сведения, и, чтобы не тратить время попусту, директор незамедлительно принимал необходимые решения.

Для этого от него требовался не только богатый опыт промысловика, но иногда была нужна даже небольшая промысловая выдержка и ряд других качеств, присущих талантливому руководителю. Но если он начинал чувствовать, что отдельные капитаны явно не дорабатывают, то незамедлительно отбрасывал в сторону всякую дипломатию и ставил вопрос на строго деловую основу. Договаривался с капитанами на полную и всеобъемлющую промысловую информацию, чтобы можно было оперативно принять правильное решение.

Он выбрал море Владимир Бабуро


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.162.111.61

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD