Главная Смерть банкира (В.В.Хохловкин)
Смерть банкира (В.В.Хохловкин) Печать E-mail

Сначала было сообщение пресс-службы УВД по Мурманской области:

«9 сентября в соответствии с Указом Президента РФ «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности» сотрудниками управления по организованной преступности УВД был задержан председатель правления Мурманского регионального филиала Агропромбанка России В.Хохловкин. Это задержание было связано с выявленной попыткой хищения из кредитного учреждения крупной денежной суммы. В ночь на 21 сентября в изоляторе временного содержания Хохловкин покончил жизнь самоубийством. По данному факту проводится служебная проверка, о результатах которой будет сообщено дополнительно».*

«Будет сообщено дополнительно»... То есть, господа журналисты, сидите у своих факсов и ждите. Или пишите о лютиках-цветочках, пока мы здесь работаем. Но у каждого своя работа: у одних молчать, у других рассказывать. Одни рассказывают правду, другие - то, что им говорят официальные лица в столь же официальных органах. В этом отличие «ангажированных» и «неангажированных» средств массовой информации. «Рыбный Мурман» в следующем номере газеты помещает открытое письмо за подписью руководителей ряда предприятий «Севрыбы» и совета филиала Агропромбанка в адрес главы обладминистрации, прокурора области и начальника УВД. В этом письме говорится, что предприятия Северного бассейна являются основными учредителями и клиентами банка и их финансово-экономическая деятельность непосредственно зависит от эффективности работы банка, его престижа в банковской системе Заполярья и России. И задержание члена совета директоров АО «Севрыба» Вадима Викторовича Хохловкина без четкого обоснования причин, последующая его смерть в следственном изоляторе создали почву для недоверия руководству банка. Создавшаяся нервозная обстановка среди учредителей и клиентов банка на фоне нестабильного экономического положения в стране и скандалов вокруг финансовых структур требуют от правоохранительных органов по возможности ясного и полного публичного ответа на вопросы о виновности или невиновности председателя правления банка В.В.Хохловкина.

И рыбаки вместе с банкирами убедительно просили адресатов сообщить официальное разъяснение органов правового надзора по данному делу.*

Еще через неделю «Рыбный Мурман» публикует обращение к администрации и общественности г. Мурманска руководителей банков - Северного морского и «Мурман», Северо-западного и Мурманского социального, «Баренцбанка» и Русского Северного, «Колабанка» и Полярного банка делового сотрудничества, филиалов Агропромбанка и «Возрождение». Тон этого письма-обращения более резкий, чем у рыбаков. Банкиры считали заявления руководства ФСК и УВД области о причинах ареста, прозвучавшие в средствах массовой информации, маловразумительными, а журналистские версии по поводу вины погибшего со своей профессиональной точки зрения оценивали как бред.

- Нам стыдно за страну, по законам которой мнение любого «пинкертона районного масштаба» может быть причиной нечеловеческих унижений и даже смерти уважаемых членов общества, - пишут авторы. - Нас поражает недалекость оценок этих событий средствами массовой информации, не увидевшими в них ничего, кроме заурядного криминального происшествия. О какой экономической стабильности может идти речь в условиях, когда предприниматель в любой момент рискует подвергнуться мерам узаконенного произвола. Мы требуем проведения тщательного расследования обстоятельств задержания и гибели нашего товарища.•

Недалекость оценок этих событий средствами массовой информации... Здесь, видать, «наследили» наши коллеги из других газет, журналисты, которые потом на судебных заседаниях будут ссылаться на то, что всего лишь пересказали слова очередного начальника. Что ж, повторю: одни газеты рассказывают правду, другие - что им говорят. В этом разница. «Рыбный Мурман», не имея возможности самостоятельно разобраться что к чему, тактично не высказывал редакционную точку зрения на «дело Хохловкина». Мы сочли возможным лишь ознакомить своего читателя со статьей, вышедшей в центральных «Известиях» и, по мнению редакции, наиболее непредвзято описавшей мурманские события.* Казалось бы, все - тема закрыта. И она действительно оказалась закрыта для всех газет - и наших заполярных, и центральных - кроме «Рыбного Мурмана». Через девять месяцев после смерти банкира в распоряжении нашего корреспондента Кирилла Ленникова оказалась ксерокопия постановления УВД Мурманской области 12 мая 1995 года о том, что уголовное преследование в отношении Хохловкина В.В. следует прекратить «по реабилитационному основанию». Об этом мы сообщили читателю под заголовком «Хохловкин не виноват»,* а вскоре в газете появилась статья «Честное имя банкира восстановлено. Что дальше?»•, в которой, используя материалы следствия, восстановили цепь трагических событий осени 1994 года.

Группа мошенников, в основном уроженцев Кавказа, используя фальшивые документы, дважды пыталась добиться от Хохловкина предоставления кредита в размере полутора миллиардов рублей. Мошенники не получили ни копейки, и об их деятельности стало известно в отделе по борьбе с экономическими преступлениями. Оперативно-следственную группу возглавил заместитель начальника следственного управления УВД Борис Ахмаров, который и арестовал Хохловкина. Арестовал в пятницу вечером, чтобы в выходные дни трудно было достучаться до властьимущих. Произвести обыск на квартире и «упечь человека», не предъявив санкции прокурора, следователям дал возможность Указ Президента РФ, кстати, в корне противоречащий и Конституции, и уголовно-процессуальному Кодексу страны. Но даже в этом случае прокуратура должна быть своевременно поставлена в известность о случившемся. И здесь возникает первая из «маленьких неувязочек».

По утверждению прокурора области В.Клочкова, о задержании банкира прокуратуре ничего не было известно целых девять дней.

Однако Вера Васильевна, мама Хохловкина, 15 сентября нанесла визит в облпрокуратуру, где начальник следственного отдела Бойцов ошеломил ее, поведав, что «ваш сын находится в камере только для того, чтобы сохранить ему жизнь, так как на свободе его ждет заказное убийство». И никаких комментариев. В этот же день, 15 сентября, в прокуратуру была подана просьба об освобождении Хохловкина из-под стражи по состоянию здоровья - безрезультатно. А Вадим Викторович страдал целым комплексом серьезных заболеваний, менее чем за месяц до роковой ночи перенес сложную операцию. За время нахождения в камере к нему трижды пришлось вызывать «скорую».

Из письма адвоката А.Арутюняна:

- 18 сентября я застал Хохловкина в сильной душевной депрессии... Он сказал, что накануне к нему приходил Ахмаров с каким-то неизвестным ему сотрудником правоохранительных органов из Москвы. Заявили, что они просто хотят побеседовать, поэтому адвокат не нужен. Они стали выяснять интересующую их информацию о работе коммерческих банков, предлагали сотрудничать с ними, обещая за это решить вопрос об освобождении его из ИВС. Хохловкин очень волновался и чуть ли не в истерике спрашивал, кому все это нужно и что от него хотят.

19 сентября адвокат подал прокурору Октябрьского района ходатайство, содержащее предупреждение о том, что «Хохловкин находится на грани психического срыва и его дальнейшее пребывание в изоляторе может привести к летальному исходу в связи с обострением имевшихся у него болезней». Этот и несколько других документов аналогичного характера пообещали рассмотреть «в самое ближайшее время». В ночь на 21 сентября банкир оказывается в петле...

На следующее утро, 22 сентября, мама Хохловкина принесла передачу. Ее у Веры Васильевны молча приняли, хотя еще в 4 часа утра тело сына увезли в морг. Смерь Вадима Хохловкина наступила «в результате повешения на резинке от спортивного трико». В его камере в это время находились еще три человека, но они, как заявил впоследствии начальник УВД Мурманской области В.Краев, в тот момент «утомившись, спали». Поражает несовпадение в называемых фактах у различных свидетелей трагедии. По версии работников ИВС, смерть наступила около 4.50, тогда как врач «скорой», производившая освидетельствование трупа, говорит, что в 4 утра тело уже находилось в коридоре, где пролежало не менее часа. А один из бывших сокамерников, через некоторое время навестивший родственников покойного, утверждал, что причиной смерти Хохловкина был «обычный» инфаркт. Но какой «инфаркт» заставил или помог «докопаться до истины» журналистов, которые «пишут не правду, а о чем им говорят властьимущие»?

«Еще лежат на могиле В.В.Хохловкина, мурманского банкира, живые цветы и венки. Мы, журналисты, понимаем горе, которое сейчас переживают семья, близкие и друзья покойного. И мы приносим свои соболезнования и глубоко скорбим о случившемся. Но и молчать мы не имеем права... Поэтому мы обязаны довести до читателя истину, не более», - так писала 1 октября 1994 года одна из мурманских газет.

- Эти публикации появились почти сразу после смерти сына, - говорит Вера Васильевна. - Ну разве так можно? Следствие не закончено, а пишут так, будто вина уже доказана. И еще с какими комментариями! Даже теперь, когда невиновность Вадима очевидна, газета и не подумала принести элементарные извинения.

Итак, свидетеля (или подозреваемого?) не стало. Прошло немного времени, и общественное напряжение спало. По факту гибели В.Хохловкина было проведено следствие, сделавшее вывод: смерть наступила в результате самоубийства. Следователь Б.Ахмаров, получив взыскание, был отстранен от дела. В мае 1995 года Хохловкин полностью реабилитирован. Посмертно. И все это - очень тихо, без лишнего шума, почти незаметно. Забыл о своих словах и генерал Краев, сказавший осенью 1994-го:

- Жаль. Погиб очень важный свидетель. Если бы стало ясно, что он невиновен, я бы сам принес свои извинения.

Ау, генерал! Что же ты не отвечаешь за свои слова? Мама «очень важного свидетеля» ждет... Но Вера Васильевна не сидела сложа руки.

Именно она, в отличие от некоторых журналистов, пыталась не только найти истину, но и восстановить справедливость. Устав стучаться в закрытые двери и ходить по нашим бесконечным «коридорам власти», она пришла в «Рыбный Мурман». Худенькая восьмидесятидвухлетняя женщина пришла не к флотоводцам, знавшим В.В.Хохловкина по заседаниям совета директоров АО «Севрыба», не к руководителям банков, которые были с ее сыном «на дружеской ноге» - пришла к нам в редакцию. За помощью. И вскоре очередной номер еженедельника начинался публикацией открытого письма министру внутренних дел России господину Куликову от матери В.В.Хохловкина•. Вера Васильевна писала, что Ахмаров «благополучно» довел следствие до гибели Вадима Викторовича. Спрашивала, как можно повеситься в камере площадью 4 квадратных метра незаметно для еще трех сокамерников-уголовников.

- По версии следователя, мой сын покончил с собой потому, что чувствовал раскаяние, стыд и т.п., - с горечью повествует она. - Сейчас, после оправдания Вадима и снятия с него подозрений в чем-либо преступно содеянном, особенно фальшиво и мерзко звучат эти слова о вине и стыде. Следователь прокуратуры Климов на редкость поверхностно провел расследование. Версии об убийстве и доведении до самоубийства по сути не расследовались...

Далее мама погибшего обращает внимание министра на ключевую фигуру в происшедшей трагедии - начальника УВД Мурманской области Краева.

- Вадима арестовали в пятницу поздно вечером, - пишет она, - а уже в понедельник, естественно, с дозволения начальника УВД, проходят сенсационные сообщения по областным каналам средств массовой информации о предотвращении хищения полутора миллиардов рублей и задержании крупного взяточника В.Хохловкина. И началось. Еще не был приглашен и ознакомлен с делом адвокат, не было собрано ни одного доказательства вины банкира, не было самого обвинения (оно так и не было предъявлено Вадиму), а уже шел шум на всю Россию: Мурманское УВД предотвратило крупнейшую банковскую кражу! Эту сенсацию подогревал сам Краев. Ахмарову, по всей видимости, был дан карт-бланш - делай что хочешь, только давай доказательства. И он терзал свою жертву - запугивал, затруднял передачи еды больному человеку, измывался надо мной и, наконец, провел без присутствия адвоката допрос Вадима вместе с работником Московского УВД Еськовым. Назвав этот документ «беседой», Ахмаров не записал даже Еськова в книгу для посетителей. Вдвоем они требовали от банкира выдать секреты деятельности коммерческих банков, вербовали в «стукачи», угрожали. После этой беседы здоровье уже больного Вадима резко ухудшилось... Но и смерть моего сына не останавливает Краева в своих резких и определенных суждениях относительно вины банкира, наоборот, он усиливает свои оценки. На всевозможных совещаниях, собраниях звучит уверенное: была попытка вымогательства!

Виновен! Начальник УВД усиливает давление на следствие, и комиссии за комиссиями работают в Агропромбанке. Нужен компромат во что бы то ни стало. Компромат, который «спишет» гибель В.Хохловкина как естественную в его положении обвиняемого. Если не дело со взяткой, которое рухнуло, так что-нибудь другое, вплоть до поиска заграничных счетов банкира.

Проходит шесть месяцев, отведенных на следствие. Просят еще три месяца дополнительно. Безрезультатно - дело в отношении В.В.Хохловкина прекращают «за отсутствием состава преступления». И что же Краев? Извиняется за беззаконие, клевету, за ужасную смерть Вадима перед его родственниками - мной, матерью, и семьей Вадима? Ничего подобного! У начальника УВД свои огорчения. Ведь рьяно выполняя президентский Указ, он, очевидно, рассчитывал на повышение в звании, должности, в переводе на более престижное место, поймав такую «крупную птицу», как многомиллионный взяточник-банкир...

- Следователя Ахмарова больше нет среди сотрудников Мурманского УВД, но Краев - на месте. Имеет ли моральное право руководить людьми, наделенными по закону большими полномочиями, человек, чье истинное лицо четко проявила эта трагическая история? - задает свой последний вопрос в этом открытом письме министру Вера Васильевна. (В послесловии к данной публикации наша редакция сочла нужным сообщить читателям, что письмо помещено в газете с небольшими купюрами слишком эмоциональных эпитетов в адрес работников Мурманского УВД.)

Не правда ли, до боли знакомая история? Ну буквально калька с «дела Гитермана», о котором автор этих строк рассказал в первой книге нашего повествования. Разные лишь фамилии подозреваемых и руководителей УВД. Десять лет назад был Данков, теперь - Краев...

Правильно или неправильно я, как редактор газеты, поступал, публично выступая против сильных мира сего? Трудно сказать. В те годы, руководя редакцией, считал, что правильно. Сегодня, когда газеты нет, не знаю. Возможно, что и не правильно, слишком резко, безапелляционно, но по-другому не мог. Потому что стояла перед глазами худенькая, пережившая своего сына мать, ищущая справедливости. Через год с Верой Васильевной вновь встретился корреспондент «Рыбного Мурмана».

- Вернуться к этой теме нас заставляет профессиональный долг, - пишет обозреватель по правовым вопросам Лилиана Кожева. - «Рыбный Мурман» в свое время писал о «деле Хохловкина». Но восстановить доброе имя погибшего человека до сих пор не удается. Он полностью реабилитирован, фактически правоохранительные органы признали, что и арест, и заключение в камеру банкира были незаконными, а подозрение, павшее на него, - неправедным. Человека уже нет в живых. Его не волнует больше, что во многих средствах массовой информации была объявлена его причастность к крупной денежной афере (чего греха таить, в погоне за сенсацией журналисты забывают порой о презумпции невиновности). Но это, преждевременное обвинение В.В.Хохловкина, не перестало волновать его мать. Она по-прежнему убеждена: сын был честным человеком, и за смерть в тюремных застенках кто-то должен ответить.*

Кто должен ответить? Дважды обращалась Вера Васильевна с исками в Октябрьский райсуд Мурманска. В иске к газете «Мурманский вестник» ей было отказано. Вторым иском мать призывала к ответу за смерть сына сотрудников милиции. Больше года пожилой, немощной женщине пришлось обивать пороги суда - заседание каждый раз откладывалось. В конце концов судья Т.Кузнецова вынесла решение. В документе, помимо неоднократных упоминаний о незаконных действиях в отношении В.В.Холовкина со стороны сотрудников правоохранительных органов, значится и такое: «Разрешая иск в части суммы денежной компенсации морального вреда, суд исходит из того, что человеческая жизнь бесценна. Истица, достигшая преклонного возраста, перенесла нравственные страдания по причине необоснованного задержания сына и подозрении совершения тяжких преступлений. Она была вынуждена обращаться в различные органы за защитой его прав, находилась в унизительном положении. Смерть В.В.Хохловкина повлекла за собой утрату дорого и близкого ей человека, тяжелые переживания, нравственные страдания, боль утраты...». Как вы думаете, в какую сумму столь чуткий и гуманный суд оценил «бесценную жизнь» человека? В 10 миллионов рублей.S Именно такая цифра значится в решении Октябрьского суда, как причитающаяся с УВД матери погибшего банкира. Но и этих денег Вера Васильевна не получила. Посчитав, что решение райсуда слишком строгое, УВД обратилось в областной суд с просьбой пересмотреть дело. И президиум Мурманского облсуда постановил: в иске матери В.В.Хохловкина о возмещении морального вреда отказать.

- Трудно представить, что могла испытать Вера Васильевна, получив такую «бумагу», - заканчивает свой материал Лилиана Кожева. - Нет, не в деньгах тут дело, не миллионы «деревянных» рублей нужны были этой высохшей от горя женщине (хотя и они не лишние по скудости пенсионной жизни). Еще верила она в справедливость, еще теплилась в сердце надежда, что до ее беды, до ее боли есть кому-то дело...

Сына Вере Васильевне не вернуть. Но вот эта публикация появилась - значит, помнит еще кто-то о Вадиме Викторовиче. Возможно, от этого его близким станет чуточку легче. А на вопрос «кто виноват?» есть ответ. Но вот возмездия ни для кого так и не наступило. Кто-то, правда, «привлечен к дисциплинарной ответственности», кому-то объявлены строгий выговор или замечание. Но не более того. Как будто и не было на свете банкира В.Хохловкина. Как будто не случилась вот уже почти три года назад его безвременная и нелепая смерть.*

• Покончил жизнь самоубийством, «РМ» от 23 сентября 1994 года.

• Открытое письмо, «РМ» от 30 сентября 1994 года.

• Обращение... «РМ» от 7 октября 1994 года.

• Гибель банкира, «РМ» от 28 октября 1994 года.

• «РМ» от 30 июня 1995 года.

• «РМ» от 14 июля 1995 года.

• «РМ» от 4 августа 1995 года.

• «Мы живем в беззаконии» - считает мать погибшего в тюремных застенках банкира В.В.Хохловкина, «РМ» от 30 мая 1997 года.

S На день публикации этого материала курс Центробанка был установлен в размере 5773 рубля 50 копеек к одному американскому доллару. То есть сумма иска равнялась...1732 доллара 50 центов.

• «Мы живем в беззаконии»... «РМ» от 30 мая 1997 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) Том второй 


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.238.107.166

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .