return_announcements(); ?>
Главная Пришел на флот - учись
Пришел на флот - учись Печать E-mail

Читать предыдущую статью

Еще раз остановлюсь на закреплении знаний молодыми специалистами. Особенно на первых порах надо опираться на людей старшего поколения, перенимать у них опыт.

Чтобы после получения теоретических знаний хорошо знать морское рыбопромысловое дело, нужно проявлять любознательность, спрашивать, что и как, потому что морское дело, особенно рыболовное дело, требует практического опыта. Без твердых теоретических знаний и практического опыта из выпускника морского учебного заведения хорошего специалиста не получится. Это такая прямая зависимость.

Для судоводителя важнее всего - теоретические знания по навигации. С навигационной ошибкой связаны судьбы и судна, и моряков, и самого судоводителя.

Даже сегодня на кораблях, оснащенных новейшей аппаратурой, которая дает точку в любую секунду, все равно главное в судовождении - человеческий фактор.

Это подтверждается авариями мурманских судов в последние годы. Недавно погибли два новейших судна, имеющие лучшее навигационное оборудование, потому что в течение пяти минут штурманы потеряли ориентировку, потеряли счисление местонахождения.

У меня такая заповедь, особенно для судоводителей: всегда в своей работе помните статью 29 Международных правил предупреждения столкновений судов в море (МППСС-72).

Она говорит об ответственности капитана судна, судоводителей, которые стоят на вахте.

От действий капитана, судоводителя зависит в первую очередь жизнь и здоровье людей, а также сохранность имущества. И ему решать, как поступить в том или ином случае. Лучше, говорят, разойтись не по правилам, чем столкнуться по правилам. При решении вопроса безопасности нужно быть решительным и непоколебимым. Тут не должно быть ни с кем никакого компромисса! Если будет такой подход у каждого руководителя, особенно на корабле, то порядок обеспечен.

Надо очень хорошо знать свое судно, его устройство и технические данные, знать, какие должны быть действия личного состава при пожаре, при пробоинах, в сложных условиях плавания. Изучать все технические документы по кораблям, которые на них имеются.

Надо иметь твердые знания по остойчивости корабля. Как правильно осуществить загрузку? из какого балласта в какой перекачать воду? как создать крен? Это целая наука! В загрузке как раз переплетаются и теория, и практика. Загрузка практически влияет на безопасность плавания в течение рейса. Ошибка влечет очень плохие последствия. А когда судоводитель знает, что он делает, работая на судне, то будет спокоен, потому что он обеспечивает безопасность судна, себя и экипажа.

И конечно, необходимо твердо знать теорию и практику промысла. Каждый капитан, каждый судоводитель, если он хочет добиться успеха, должен хорошо знать орудия лова, разбираться в них детально. А чтобы разбираться теоретически и практически, он должен учиться у тралмейстеров. И нельзя этого чураться. Тогда капитан будет знать дело.

Вот еще пример в отношении изучения новых районов промысла и орудий лова. Для облова скумбрии и ставриды в район Африки направили 25 судов кошелькового промысла. Это был для нас новый район. В течение двух месяцев флот работал очень плохо.

Хорошо ловили эстонцы и наш СРТ-704 под командованием капитана В. П. Богатырева (за этот рейс его наградили). Удивительно то, что все капитаны приходили на борт его судна для приобретения опыта, но результат оставался нулевой...

Я в это время был в Атлантике, руководил экспедицией на промысле сельди. После шестимесячного плавания прибыл в порт Мурманск - и сразу же был вызван вместе с начальником нашего управления Г. М. Бородулиным к начальнику "Севрыбы" А. И. Филиппову.

Анатолий Иванович обратился ко мне:

- Билет заказан, завтра полетишь в Сенегал, чтобы разобраться, почему флот не работает.

- Направляю уже пятую комиссию, плачу командировочные валютой, принимаю отчеты по 40 листов, но результата нет, - посетовал

Бородулин.

- Анатолий Иванович, дайте мне сводки этого района, - попросил я Филиппова.

В тот же час проанализировав сводки, я сказал:

- По прибытии в Сенегал мне достаточно пяти суток, чтобы разобраться с этим делом.

- Что ты имеешь ввиду?

- Не скажу, это мои теоретические домыслы, связанные с анализом сводки.

В это время главным инженером "Севрыбы" был А. П. Гальянов, мне его дали в заместители. Еще направили главного механика А. А. Воронова. Втроем мы и полетели.

Днем, когда я был в Сенегале, встретил капитана Виктора Сарментова, который раньше работал в "Мурмансельди". Теперь он командовал супер-траулером грузинской организации, который стоял на разгрузке. Сказал Виктору, почему я нахожусь здесь, и добавил: "Жду наш СРТР-709. Скоро за тобой пойду".

Когда наша группа прибыла на траулер, капитан Кубаев доложил, что в течение двух месяцев поймал около 60 тонн - все заметы пустые. На судне обвинили акустика Сергея Платонова. Я знал его еще по Атлантике, очень хороший специалист. Экипаж повел такой разговор: "Заработка никакого нет, значит, давайте соберем собрание...". Я ответил:

- Никакого собрания не будет. Я всех вас посмотрю в деле, что вы собой представляете. За два месяца ничего не поймали, и сваливаете вину на одного человека! А потом будет собрание. Увидим, кто виноват.

Выйдя из территориальных вод Сенегала, повернули на север, в район работы нашего флота и плавбаз. Я вызвал на мостик акустика и попросил его:

- Сергей, дело к вечеру, запусти поисковую аппаратуру. Как только обнаружишь любой косяк, доложи мне.

Около 17 часов он доложил, что нашел косяк на глубине 190 метров.

Я скомандовал:

- Стоп машина! Как только косяк поднимется на глубину 90 метров, капитану дать команду делать кольцевание. А ты, Сергей, как только косяк будет подниматься, фиксируй, на какой он глубине.

Я знал, что косяки на поверхности рассыпаются, и никаким неводом рыбу не поймаешь, потому что у нее скорость в два раза больше, чем у судна.

Вот Сергей отрапортовал, что рыба поднялась до уровня 90 метров. Замет! А тут и пошло... То невод не идет, то стяжной трос не идет, то рвань появилась, то лебедка не работает... Целый букет проблем, которые связаны с подготовкой людей к промыслу! Наконец-таки закольцевали. Поймали около 500 тонн!

Повторюсь, но это важно: объектом на судне является капитан, все остальные субъекты. И сваливать вину на какого-то одного специалиста нельзя. Капитан для этой цели поставлен - разобраться, сделать выводы!

Теперь оказалось, что плавбазы находятся за 1200 миль, причем, они стоят без сырья. Отвечают мне: "За 500 тоннами не пойдем, расход топлива большой, и пока дойдем, у вас вся рыба из невода уйдет".

А был такой момент: когда мы закольцевали этот косяк, то обнаружили, что попал и косяк тунца. Я дал команду: "Отдайте четыре кольца, выпустите тунца, иначе он потопит верхнюю подбору, и весь косяк за тунцом уйдет". Выпустили тунца, снова закольцевали. Но плавбаза не идет. Что делать?! Я говорю: "Ждем до 21 часа. Если проблема возникнет и никто нам не поможет, рыбу выпустим".

В 21 час я поднялся на мостик. Вызывает нас по радио капитан того БМРТ, который вышел из Сенегала. Капитан Сарментов говорит мне: "Я слышал все твои разговоры с плавбазой, с руководителем Сойкисом, иду к тебе на приемку".

Мы целую ночь сдавали рыбу, сдали 378 тонн и пошли дальше.

Когда мы сделали второй замет, другие капитаны начали просить меня, чтобы я пришел и к ним. Они не понимали, почему 709-й стал ловить. Один только капитан Богатырев владел этим методом - он делал замет, когда косяк был на глубине 100 - 11О метров, потом задергивал трос, пока косяк не вышел на поверхность. Богатырев на совете высказал мне: "Александр Викторович, зачем ты раскрыл мой секрет?!".

Побывал я и на других судах, и промысел наладился. Тем более что некоторые капитаны раньше это дело "раскусили". А когда ко мне пришли капитаны, которые от нас перешли в эстонский колхоз, то они еще дополнили мои выводы и помогли советами...

В качестве небольшого отступления скажу, что есть у рыбаков такая черта - не делиться сведениями. И даже соревнование экипажей иногда подстегивало капитанов к сокрытию информации. Но мы у себя в организации эту негативную черту стремились изжить. Было организовано движение для подтягивания отстающих. Передовые капитаны переходили на другие суда и выводили экипажи в передовые.

С другой стороны, если дело касалось принципиальных вопросов, никто из капитанов не отказывал в помощи другому, независимо от того, кто в какой организации работал.

Мой жизненный, профессиональный опыт говорит, что такая черта моряков, как стремление к взаимовыручке, гораздо сильнее, чем проявление личных амбиций.

Африканские районы как раз и стали площадкой для передачи опыта. Капитаны разных бассейнов бескорыстно оказывали помощь друг другу в освоении этих дальних районов.

И совершенно не то происходит сейчас. Капитаны не имеют достаточной информации, а та, что есть, не отличается объективностью. Это беда нашего времени, это минус всему частному делу.

...Даю телеграмму А. И. Филиппову: "Возвращаюсь в порт. Гальянова и Воронова оставляю на промысле". Я возвратился в Сенегал и самолетом прибыл в Мурманск. При нашей встрече Филиппов сказал: "Надо было давно тебя вытащить из Атлантики".

Вот это пример того, что надо изучать промысловое дело, изучать новые районы, подходить к изучению с тем багажом знаний и практического опыта, который есть. У меня был опыт только по Атлантике, я Африку не знал, но, исходя их своего опыта, догадался, что нужно применить этот метод добычи. А впервые, как уже писал, я обнаружил разгадку на кошельковом промысле в Норвежском море. У нас были испытаны разные способы, потому что три года мы не могли освоить кошельковый промысел. Тут мне было ясно, в чем дело: рыба поднимается на поверхность - ее не обловить! И это дало мне толчок к выводу на будущее.

В Тихом океане у нас сначала тоже промысел не пошел из-за того, что ставрида и скумбрия облавливались разноглубинными тралами на поверхности. Если трал загружен на 5 - 10 метров ниже горизонта, скумбрию и ставриду не поймаешь. То, что я обнаружил по Африке, передали в Тихий океан. И мы наладили промысел в Тихом океане.

А было время, после войны в Баренцевом море мы находили способы лова, изучая поведение рыб. То поколение рыбаков работало без эхолотов, а в военную пору и без света. Это же огромный опыт работы на траловом промысле! Надо же умудриться так работать!

В свое время собственный опыт также дал мне возможность определить, есть сельдь на Джорджес-банке, или ее нет. Опять хочу сказать: опыт не купишь, его надо постепенно накапливать. И этот опыт для пользы дела нужно передавать молодому поколению.

А вот другой пример, как молодые специалисты стремятся познать промысел и приобрести опыт. Был я на БМРТ-448 в районе Лабрадора, на банке Флемиш-Кап на промысле окуня. Капитаном впервые пошел в этот рейс Лев Семенович Брейхман. Вторым штурманом был Николай Николаевич Федоров, наблюдательный человек, выспрашивающий, любознательный.

Концентрация окуня на Флемиш-Капе зависит от глубины, очень трудно настроить промысел. Два-три очередных разноглубинных трала пришли пустые.

А в районе Лабрадора как раз в этот период наблюдались хорошие "вспышки" трески. И мы задумались о переходе с окуневого промысла на тресковый.

Переход займет примерно 12 часов. Сидим с Брейхманом, разговариваем о принятии решения перейти на облов трески. Заходит Федоров, говорит: "Вы, командиры, пока совещаетесь, разрешите мне сделать еще один трал!".

Брейхман - капитан строгий, поморщился от такого предложения. А я понял: второй штурман заметил то, что мы с Брейхманом упустили.

Надо ему доверить. И я не ошибся. Федоров заметил показания концентрации на другом горизонте. Это принесло успех. Через полчаса мы подняли 30 тонн окуня. Второй штурман подошел к работе с беспокойством, со знанием дела и наблюдательностью.

По прибытии в порт я сразу дал представление о выдвижении его на должность капитана. Это талантливый человек! Позже он показал себя самым лучшим из капитанов после Брейхмана.

Кадровая политика в "Мурманрыбпроме" заключалась в том, что талантливую молодежь сразу выдвигали. Иначе человек будет терять веру в себя. Молодого специалиста надо поддерживать, вовремя ему помогать. А вовремя помогли - стал знаменитым капитаном, два ордена получил!

Так что молодым рыбакам надо изучать промысел, с головой забираться в проблему, всегда искать, в чем загвоздка. Каждому молодому человеку, если он хочет посвятить себя рыболовному делу, надо быть любознательным, анализировать, применять все теоретические знания. Как только приходишь из учебного заведения на промысловый флот - учись! Кто игнорирует познание и приобретение опыта, из такого человека хорошего специалиста не получается.

Читать следующую статью

Проверено жизнью


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.231.212.98

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .