Главная Прибрежный промысел сегодня
Прибрежный промысел сегодня Печать E-mail

Читать предыдущую статью

Подробно остановлюсь на проблеме прибрежного промысла.

На все сто процентов уверен, что с учетом опыта наших предков и с учетом нашего опыта работы у берегов Мурмана можно во много раз увеличить поставку свежей и охлажденной рыбы населению. Старшее поколение мурманчан помнит, какие прекрасные рыбные продукты были на столе каждый день! Люди могли в магазине купить не только свежую, но и живую рыбу.

Я говорил об этом с губернатором Мурманской области Юрием Алексеевичем Евдокимовым, обращал его внимание на то, что промысел рыбы на Мурмане и у берегов Архангельской области определялся не той "прибрежной зоной", о которой говорилось в последние годы.

Если обратиться к истории, то вопрос становится ясным: прибрежная зона на Мурмане определялась тем, насколько далеко от берега могло удалиться промысловое судно под парусами, гребное судно. Наши предки в этой прибрежной зоне дошли до Груманта (Шпицбергена) и Новой Земли.

Я сказал губернатору, что не согласен с федеральным органом по рыболовству по вопросу трактовки прибрежной зоны. Значение термина "прибрежное рыболовство" надо изменить применительно к историческому его пониманию и с учетом современных условий. Прибрежная зона, в первую очередь, определяется районом добычи, где не надо указывать какие-то мили. Пусть используется вся экономзона России, только надо заменить тип судов. А переработку надо перенести в прибрежные поселки. Это даст возможность объединить в один комплекс добычу, переработку, доставку и реализацию рыбопродукции.

Подчеркиваю, догматический, негосударственный подход к защите интересов России, без учета исторического опыта, особенно после введения российской экономической зоны, привел к тому, что мы потеряли производственный потенциал во всех наших традиционных районах Баренцева моря.

Теперь остановлюсь на ресурсном потенциале и условиях обитания рыб на Мурмане.

До Великой Отечественной войны и после нее из-за слабого технического оснащения прибрежное рыболовство развивалось по пути организации запорного хозяйства. В этот период были подходы к берегу мойвы, сельди, трески, пикши, морского окуня. Рыбаки перегораживали губы так же, как сейчас это делают норвежцы, и черпали... Но сейчас изменились условия. Состояние природы таково, что в отношении прибрежного промысла фактор изменений надо обязательно учитывать, не подходить к нему догматически.

Приходится признать и другое. Перед вводом экономических зон в 70-х годах прошлого века все берега Мурмана, все заливы, в том числе Кольский, Ура-губа, находились в плохом состоянии. А пример я могу привести такой: в 1947-1949 годах, когда мы вели промысел в районе

Рыбачьего и вдоль всего побережья Мурмана, морская капуста была светло-желтого цвета, то есть она была качественной, а в 70-х годах во всех этих районах морская капуста стала темной. И хотя были попытки ее добывать, к пище она была не пригодна, лекарственного эффекта не давала. И в 70-х нам даже приходилось прекращать промысел сельди, потому что рыба была загрязнена нефтепродуктами. Загрязнение привело к тому, что большое количество сельди погибло в Кольском заливе, Ура-губе, Мотовском заливе.

Сейчас прибрежная полоса у Мурмана очистилась в связи с сокращением военного и гражданского флота. Морская капуста посветлела, качества ее восстановились. Но тем не менее загрязнение всех губ до сих пор влияет на заход рыбы в нашу зону.

Хотя, если брать к примеру 2006 год, стадо "мурманской" сельди восстановлено, большое количество косяков молоди находится на откорме в нашей зоне Баренцева моря. Это та же самая норвежская сельдь. После нереста у берегов Норвегии мальки по теплому течению попадают в Баренцево море, в течение двух-трех лет они здесь откармливаются.

По треске и пикше - то же самое. Раньше в весеннее время большое количество мелкой трески и пикши заходило в Кольский залив. В последние годы прибрежное рыболовство не дает эффекта в добыче трески и пикши. Я считаю, это происходит потому, что нарушено биологическое равновесие. Вся зона от берега до Новой Земли и Горла Белого моря заполнена крабом. Он, по сути дела, ест все. Поэтому рыбаки-прибрежники вынуждены уходить за 12-мильную зону.

В начале 50-х годов мне пришлось заниматься прибрежным промыслом на судах типа СРТ. С октября по декабрь облавливали мурманскую сельдь сетями от Териберки до Норд-Капа. Концентрации трески были настолько большие, что уловы иногда достигали больше 10 тонн в сутки! Закончили промысел, потому что нас отозвали в связи с наступлением времени штормов, а трюмы не были подготовлены к работе в штормовых условиях.

Сегодня суда МРТК не могут использовать для промысла период с 15 октября по 15 мая, потому что это связано с техническим состоянием судов: при затоплении одного отсека судно гибнет.

Хорошо помню, как в 50-х годах в районе Дальних Зеленцов - Семи Островов я получил SOS. Гибло МРТК, на котором находилось 15 человек. Я был вынужден бросить все промысловые дела и выйти на спасение этого судна. Вот уж где я приобрел опыт и знание, какие суда необходимо использовать в прибрежной зоне! Наши берега от Териберки и дальше на восток не укрывают суда от северных, северо-западных и северо-восточных ветров. Норвежцы используют суда типа МРТК в своей прибрежной зоне, но у них зона у берега закрыта от этих ветров.

Как раз при встрече с губернатором Ю. А. Евдокимовым я и высказал мнение: когда не выполняется квота по вылову в прибрежной зоне, нужно принимать неординарные меры. Я говорил о том, что надо в обязательном порядке заменить состав судов, потому что на лодчонках, какие имеются у рыбаков, нельзя выходить в море. Сейнеры, построенные колхозом "Ударник", не подходят для прибрежного промысла, особенно в осенне-зимний период. Обязательно надо выпускать два-три корабля совместно. У нас в "Мурмансельди" было около 15 сейнеров, и мы в их эксплуатации все время испытывали трудности.

К этому я и привел пример, что мой опыт работы на СРТ вдоль прибрежной зоны дает эффект. С точки зрения безопасности плавания и эффективности работы в прибрежной зоне нужно судно типа СРТ. У него длина 38-39 метров, и осадка позволяет здесь работать. На СРТ есть условия для нормального быта команды, есть возможности внедрения новых производственных комплексов. При разработке и постройке судна для прибрежки можно взять за основу СРТМК.

Такие суда есть, например, в Исландии, где развит прибрежный промысел. Но там команды в два раза меньше, на судах внедрены комплексы по обработке рыбы, все автоматизировано. Вот по этому пути надо и пойти. Чем малочисленней экипажи, тем лучше решать все вопросы. Надо использовать любой передовой опыт, который следует адаптировать к нашим суровым прибрежным условиям.

Сложность в переоборудовании прибрежного флота состоит в том, что у малых компаний нет достаточных средств. Поэтому наряду с укреплением прибрежного флота его надо еще и укрупнять. Эффективность в решении сложных вопросов прибрежного промысла складывается только в крупных компаниях. Об этом говорит весь наш и зарубежный опыт. Если поставить нормальных руководителей, то можно будет укрупнить финансовые потоки, что даст возможность малым компаниям начинать опять же с вопроса обновления флота.

Наша беседа с губернатором по этому вопросу, очевидно, была полезной. Были приняты меры, привлечены корабли другого типа из других компаний. И в 2006 году на прибрежном промысле впервые за последние годы произошло освоение выделенных ресурсов.

Хочу верить, что это даст толчок тому, о чем я сказал губернатору: жители Кольского полуострова ждут, когда, наконец-то, их будут обеспечивать свежей и охлажденной рыбой. И это сделать вполне возможно! Правда, необходимо еще преодолеть сопротивление ветеринарной службы.

Я с ветеринарами не согласен. Что они могут знать, люди, сидящие на берегу?

Вот пример. Когда я работал в Норвежском море, путассу считалась непромысловой рыбой, и мы ее выбрасывали за борт. А концентрации путассу были очень большие, наряду с концентрациями сельди. Показания приборов - что сельдь, что окунь, что путассу - одинаковые, и вместо сельди иногда вытаскивали путассу.

Но в определенный период времени из-за цветения воды в теле путассу образуются паразиты. В период питания, когда начинается нагул, червячки бывают даже в морском окуне. Это явление вполне логичное, оно есть и будет всегда. И в треске то же самое бывает. В Кольском заливе, где много нефтепродуктов, загрязнение способствовало таким явлениям в треске и пикше. Но к решению этого вопроса надо подходить творчески! При удалении от берега зараженной рыбы будет все меньше. В отдельный период времени надо обязательно ловить подальше. Вот и вся проблема! Еще и поэтому я считал, что трактовка, которая была записана в документах о прибрежной зоне (12 миль), не имела не только исторического, но и биологического обоснования.

Я встречал только инструкции ПИНРО по обработке рыбы в случае ее заражения нематодами. А червячки - вопрос открытый. Я не раз обращал внимание на этот вопрос. Почему же не сделать анализ и не выяснить на основе строгих научных данных, в какое время года происходят заболевания, когда и где рыбу не ловить?

Ведь были же у нас трудности с добычей селедки в Норвежском море в июне - первой половине августа. В это время сельдь питается рачком калянусом. Через неделю после того как рыба посолена, калянус разъедает ее тело в брюшной части. Мы с этой проблемой справлялись. Выходили из положения очень просто: на крупных судах, где была установлена обрабатывающая техника, и многоуважаемым ножом в руках эти вещи отрезались вместе с брюхом. Технически это преодолимо, опыт-то у нас есть!

Завершаю разговор о прибрежном промысле. Напрашивается вывод: если мы хотим развивать прибрежную зону и поставлять нашим землякам свежую и свежемороженую рыбу, надо укреплять малый флот, укрупнять малые компании, готовить грамотных специалистов, которые это и будут делать.

Судя по примеру Союза рыбопромышленников Севера, ясно одно: на Мурмане отдельные маленькие компании без курирующей организации существовать не могут. В ассоциации прибрежников есть вопросы, которые надо решать. Прежде всего надо настойчиво продолжать решать задачу насыщения местного рынка охлажденной рыбой. Нет ничего такого, что нельзя сделать, если есть желание и есть организация.

Все проблемы работы в прибрежной зоне хорошо знает и стремится решить председатель правления Ассоциации прибрежных рыбопромышленников и фермерских хозяйств Мурмана Анатолий Анатольевич Евенко. Он работал у нас в "Мурманрыбпроме", имеет специальные знания по обработке рыбы. Знает и то, как организовать промысел, как решить вопрос обеспечения населения свежей рыбой.

Читать следующую статью 

Проверено жизнью


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

44.201.97.224

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2024 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .