Главная Глава 7
Глава 7 Печать E-mail

В 1968 году закончилась двадцатилетняя сельдяная эпопея в Норвежском море. При этом управление «Мурмансельдь» и ББГЛ «потеряли своё лицо» как специализированные предприятия по добыче сельди. Управление «Мурмансельдь» стало пополняться судами типа БМРТ.

Первым из них был принят в 1967 году БМРТ-439 «Муромск». Возглавил экипаж Герой Социалистического Труда К. В. Ардеев. К закрытию сельдяного промысла (1969 год) этот флот стал довольно быстро приобретать черты второго тралового флота в Мурманске, а ежегодно увеличивающийся отряд БМРТ становился главной силой флота, что подтверждает списочный состав судов в 1970 году: БМРТ -15 единиц, СРТ-М - 7 единиц, СРТ-Р - 25 единиц, СРТ-300 -уже только 78 единиц, PC - 18 единиц.

В этом году БМРТ флота впервые направились в Южную Атлантику, используя опыт своего старшего наставника - Мурманского тралового флота. Располагая опытным плавсоставом, экипажи БМРТ «Мурмансельди» быстро освоили новые для них типы судов и успешно работали.

Флотом выловлена 231 тысяча тонн рыбы (на 10 тысяч тонн больше плана). Суда работали в шести районах: Баренцевом море, Северном море, Северо-Западной Атлантике (Джорджес-банке и Банкеро), Центрально-Восточной и Юго-Западной Атлантике. При этом кошельковые суда впервые вышли к берегам Центрально-Восточной Атлантики (район Сенегала, Марокко и Мавритании) и вместе с плавбазами освоили промысел марокканской сардины, ставриды и скумбрии.

В весенний период кошельковый флот «Мурмансельди» и ББГЛ приступил к морскому кошельковому промыслу мойвы, подходящей к берегам в Баренцевом море на нерест. Таким образом, к началу 70-х годов наиболее продуктивные районы обитания пелагических рыб в Северной Атлантике были освоены советским среднетоннажным флотом, а флотилии более мощных судов устремились в Южную Атлантику.

Кошельковый вид промысла, зародившийся у берегов Мурмана ещё в 30-е годы на слабосильных деревянных судах, в 60-е годы стремительно развивался и, описав в Северной Атлантике символический круг, вернулся в Баренцево море, используя совершенно новую технику.

Кошельковый флот начал успешно работать в Норвежском и Северном морях на сельди, потом - на рыбных банках у берегов Канады и США, затем - у берегов Африки, и закончил свою деятельность в Баренцевом море.

Сейчас, насколько известно, в Мурманске нет кошельковых судов, и, естественно, возникает вопрос: чем будем ловить мойву, когда она вновь в массовом количестве пожалует к нашим берегам и будет разрешён её лов?

Но вернёмся к началу 70-х годов. В 1971 году вылов флота составил 245 тысяч тонн. Списочный состав: БМРТ - 19 единиц, СРТ-540 - 20 единиц, СРТ-300 - 62 единицы. Флот пополнился пятью БМРТ. Лучшие суда: БМРТ-448 «Торос», капитаны Демяненко В. Д. и Груздев И. П.; БМРТ-453 «Никель», капитан Герой Социалистического Труда Петров В. Д. (звание присвоено в 1966 году); СРТ-431 «Нордвик», капитан Мустафин Н. Н.; БМРТ-440 «Плутоний», капитан Долгих В. А. (выловил за год 10,1 тысячи тонн рыбы). БМРТ-445 «Олентуй», под командой капитана Демьяненко Виктора Николаевича, год работал во льдах Лабрадора, сделав два успешных рейса, промышляя палтус на больших глубинах. Выдвинул идею циркумполярного распределения на свале океанских глубин этого вида рыбы.

Между тем уловы сельди стали занимать совершенно незначительное место в общих объёмах добычи. Например, в 1972 году вылов по флоту составил 234,1 тысячи тонн, из них только 2864 тонны сельди, но сайки и мойвы уже выловили 81 тысячу тонн. Для усиления кошелькового флота прибыли из новостроя первые три специализированных сейнер-траулера (СТ), мощностью 1300 л. с.

В этом же году БМРТ флота добрались на мыс Доброй Надежды на банку Агульяс, где выловили 4500 тонн. Освоены пелагические тралы. Ими выловлено 24,4% всей добычи рыбы.

Говоря об успешной работе кошелькового флота, следует заметить, что без активного участия в промысле плавбаз «Севрыбхолодфлота» эта работа не могла быть столь масштабной. Она ограничивалась бы только районом Баренцева моря, с доставкой пойманной рыбы наливом в трюмах на Мурманский рыбокомбинат, который для приёма и обработки такого улова имел ограниченные возможности. В описываемое время управление «Севрыбхолодфлот» располагало плавбазами польской постройки: Б-62 - «Северодвинск» и «Печенга» (которые в дальнейшем были переоборудованы под жиромучные); Б-64 - «Даурия», «Рыбный Мурман», «Маточкин Шар», «Севрыба», «Полярная Звезда», «В. Кингисепп», «А. Хлобыстов», «Г. Лысенко», «С. Василисин»; Б-69 - «Профессор Баранов», «Арктика».

Эти плавбазы с опытными капитанами, такими как: Чурилов А. И., Болычев А. П., Лазарев С. К., Лила В. И., Сойкис Ш. Р., Натхов А. К., Бойко Г. А., Ванюшкин И. Ф., Письменный В. И. и другие, были постоянными участниками экспедиций среднетоннажного флота и непосредственно влияли на ход промысла. В том числе и в Баренцевом море. Экипажи этих судов продолжили традиции сельдяных экспедиций 50-х годов.

Между тем флот качественно рос и продолжал успешно работать в различных районах Атлантики. Так, в 1974 году флот пополнили 13 БМРТ типа «Пионер Латвии» и 8 СТ. Всего БМРТ было уже 36 единиц; СТ - 15 единиц; СРТ-Р-540 - 21 единица; СРТ осталось всего 29 единиц.

Вылов составил 331300 тонн (сельди всего 12600 тонн). БМРТ-449 «Салют», капитан Гром-цев В. С, выловил 10 тысяч тонн; БМРТ «Буран», капитан Сте-сько А. В., выловил 12,4 тысячи тонн; СТР-304, капитан Разорёнов В. М., выловил 5120 тонн.

Произошла смена руководства флотом. Шаповалов Николай Харитонович ушёл на пенсию, проработав в управлении «Мурмансельдь» четверть века. Начальником флота стал Шаповалов Константин Николаевич.

Теперь название флота «Мурмансельдь» не соответствовало деятельности флота, и в 1977 году флот стал именоваться «Мурманрыбпром», что больше соответствовало его новой специфике.

Итак, через пять лет после начала пополнения «Мурмансельди» судами типа БМРТ отдельные экипажи преодолели 100-тысячный рубеж по вылову рыбы и ни в чём не уступали своему заслуженному коллеге - Мурманскому траловому флоту.

Принимаемые руководством ГУ «Севрыба» меры по освоению новых районов промысла и совершенствование способов лова, в частности широкое внедрение разноглубинных тралов, были настойчивыми и своевременными. Много дискуссий происходило на коллегиях в Министерстве рыбного хозяйства, особенно вокруг получения средств для развития береговой базы, пополнения флота бассейна более мощными промысловыми судами и современными крупнотоннажными рефрижераторами-снабженцами.

Учитывая сложность с сырьевой базой в начале 70-х годов, министерские чиновники активно муссировали кем-то пущенную «утку», что Северный флот выдохся, что он бесперспективен. Делались даже попытки обосновать такой взгляд с точки зрения экономики. Дескать, Мурманск находится далеко от центров потребления своей продукции (как будто Владивосток или Находка ближе), рабочая сила в Мурманске дорогая и так далее. На этом основании урезались ассигнования, в частности, на строительство жилья для рыбаков, на более активное пополнение флота новыми судами и оборудованием. Жизнь развенчала этих «пророков», но, к сожалению, с большим опозданием.

Наступил 1977 год, и все прибрежные государства ввели 200-мильные экономические зоны. Это международное мероприятие напоминало своеобразную цепную реакцию. Сложилось впечатление, что эти действия задумывались и управлялись из единого центра, имея своей целью отбросить наш промысловый флот с хорошо нами освоенной шельфовой зоны Атлантического океана. Такое решение было для нас неожиданным и наделало много хлопот. Ни один добывающий флот «Севрыбы» в тот год не выполнил план по вылову.

Если в 1976 году флот управления «Мурманрыбпром» выловил 464540 тонн рыбы, то в 1977 году - только 429550 тонн, в 1978 году - 303781 тонну. Начиная с 1979 года вылов вновь начал расти и достиг 416370 тонн. В 1982 году флот преодолел 500-тысячный рубеж, его вылов составил 511774 тонны. В это время руководил флотом Головнин Геннадий Фёдорович, бывший капитан-директор БМРТ. Таким образом, даже повсеместное введение 200-мильных экономических зон не стало катастрофой для советского промыслового флота, а только на несколько лет затормозило увеличение вылова. Это подтолкнуло руководителей бассейнов ещё активнее вести исследования в южной части Атлантического и Тихого океанов с целью изучения сырьевой базы на этих обширных просторах.

Здесь нужно учитывать, что введение экономических зон проходило в период «холодной войны». Поэтому подобная мера, под прикрытием заботы о сохранении биоресурсов в прибрежных зонах многих государств, преследовала явно другие цели. Это, прежде всего, резкое сокращение добычи нашей страной, а отсюда - сокращение производства рыбной продукции для питания населения, уменьшение поставки рыбной муки и жира для животноводства. Кроме этого, недружественные нам страны стремились остановить мощное продвижение нашего флота в южную часть Атлантики и Тихого океана. Однако, благодаря своевременному принятию мер по всемерному развитию промыслового флота, наращиванию его мощи и оснащению различной современной техникой, а также высокому профессионализму и мужеству экипажей судов, эти планы были сорваны. Флот справился с незначительными потерями в вылове.

В те годы рыбаки страны выстояли и продолжали успешно работать. И никто тогда, даже в кошмарном сне, не мог увидеть, что через каких-нибудь десяток лет «прорабы перестройки» - Чубайсы, Гайдары и прочие - создадут в стране такие условия, что самый мощный промысловый флот мира фактически будет уничтожен! А золотой фонд флота - высококлассных профессионалов - заберёт неумолимое время.

После введения 200-мильных зон наиболее мощные суда Северного бассейна стали работать вдали от берегов, в открытой части Атлантики и Тихого океана. Этому предшествовала большая исследовательская работа учёных АтлантНИРО, АзчерНИРО и промысловых разведок. Для обнаружения косяков ставриды в южной части Тихого океана использовались даже наблюдения нашей орбитальной космической станции.

Оттуда косяки рыбы просматриваются в виде бурых пятен на водной поверхности океана. К сожалению, ПИНРО фактически не участвовал в этой важной и интересной работе, подчиняясь территориальному разделу океана «мудрецами» из ВНИРО, о чём было сказано выше.

Расширение и удаление районов промысла потребовало вложения серьёзных материальных ресурсов и коренного изменения организации промысла и управления им. Прежде всего, профсоюзы и Министерство рыбного хозяйства определились с длительностью рейсов и назначили срок в 6 месяцев непрерывного плавания. Только тут возникает вопрос, а сами законодатели когда-нибудь испытывали себя в этих самых шестимесячных рейсах, не видя берега? Во всяком случае, об этом не приходилось слышать. Руководство Северного бассейна, моряки на профсоюзных конференциях постоянно ставили вопрос о том, что календарный год нужно разделить пополам. Проводя непрерывно 6 месяцев в море, в остальную часть года моряки должны проходить реабилитацию и отдыхать. Но сдвинуть «чугунную» самоуверенность московских чиновников так и не удалось.

В этот период флот управления «Севрыбхолодфлот» стал довольно быстро пополняться крупнотоннажными транспортами-снабженцами. Первым из них прибыл из Швеции транспортный рефрижератор «Хибинские горы», который многие годы водил по морям капитан Фёдоров И. Б. Потом пошла серия транспортов типа «Карл Либкнехт», постройки ГДР. Эти транспортные рефрижераторы не только вывозили готовую продукцию с промысла, но и снабжали промысловые суда всем необходимым для успешного ведения рыбной ловли в океане.

При организации сельдяного промысла в Норвежском море тогдашнее руководство сельдяного флота и Северного бассейна быстро убедилось в том, что гонять СРТ с каждым набором груза в порт крайне невыгодно, и организовало экспедиционный промысел.

Такой же вопрос встал во весь рост и теперь. На первом этапе освоения Южной Атлантики промысловые суда, после окончания длительного рейса, возвращались в порт, теряя месяцы драгоценного времени на переходы. По мере приобретения опыта стали создавать ремонтно-подменные экипажи, а корабли ремонтировать в иностранных портах вблизи районов промысла. В помощь подменным экипажам, с разрешения правительств тех стран, куда наши суда заходили на ремонт, были организованы совместные компании. Например, «Совинка» в Перу. Во время ремонта основные экипажи улетали домой после рейса для краткосрочного отдыха.

Первыми судами управления «Мурманрыбпром», которые направлены на промысел в Тихий океан, были БМРТ-347, 372, 100. Это произошло в 1978 году. А с поступлением в состав флота более мощных БМРТ проекта 408, построенных в ПНР, эти суда, по мере прихода, также направлялись преимущественно в Тихий океан. Первые два судна этого типа прибыли в Мурманск в 1979 году. С этого периода «Мурманрыбпром» практически превратился в современный мощный траловый флот, способный работать в любом районе Мирового океана, что подтверждается численным составом флота. 1980 год: БМРТ-408 - 7 единиц, другие БМРТ - 46 единиц, СРТ - 15 единиц, СРТ типа «Океан» -осталось 9 единиц, РС-300- 10 единиц. Всего 87 единиц. Численность плавсостава 7350 человек. Общая численность 9800 человек. Вылов - около 450000 тонн. При этом вылов пелагическими тралами составил 75% от общего вылова. Эти цифры наглядно подтверждают всё написанное выше. Флот работал в ЮВТО, АЧА, ЮЗА, ЮВА, ЦВА и Баренцевом море.

Обращает на себя внимание резкое сокращение СРТ типа «Океан». Они фактически выработали свой ресурс, часть из них списывалась, а часть передавалась рыболовецким колхозам. Это ещё раз подтверждало «низменную» политику властей относительно рыболовецких колхозов. Вместо того, чтобы поставлять в колхозы современные рыболовные суда, государство продавало им старые, и колхозы вынуждены были их покупать, так как на новые суда средств не было. Такая, с позволения сказать, политика приводила в конечном итоге к оттоку населения из прибрежных деревень и уничтожению многовекового самобытного уклада поморов - этих потомков новгородцев, выходцев из древнейшей республики - Великого Новгорода. Вместо укрепления прибрежных поселений происходила их медленная деградация. Да и сейчас невозможно понять, чем руководствуются власти в теперешнее, уже «постперестроечное» время. Во всяком случае, ясно одно: такие действия властей не способствуют укреплению наших морских рубежей, а несут несомненный вред национальным интересам нашего Отечества.

Осваивая южную часть Мирового океана, его «ревущие сороковые» и «неистовые пятидесятые» широты, советский промысловый флот, преодолевая трудности плавания на этих суровых просторах, успешно справлялся со своими заданиями, работая при этом безаварийно. До наших рыбаков в этих сложных районах ни один флот не работал, кроме китобоев. Советские моряки были первопроходцами. Это - их великий Подвиг на благо своей Страны!

Океанская вахта


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

35.153.39.7

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .