Главная Глава 6
Глава 6 Печать E-mail

К вопросам исследования сырьевой базы и её среды обитания приходится возвращаться вновь и вновь, потому что это ключевой вопрос при организации рационального промысла. К сожалению, в практической деятельности промысловых флотов было иначе. Стране была нужна рыба, и её следовало добывать как можно больше. Отсюда жёсткие меры по отношению к руководителям, не обеспечивающим выполнения плановых заданий.

А сельдь, между тем, жила своей жизнью и ей были неизвестны наши планы.

Первый неприятный «звонок» прозвенел в 1956 году, когда СРТ, добывающие сельдь в весенний период, оказались в пролове. Они использовали в порядках сети с ячеёй 32-34 мм, а нужны были 28-30 мм. Это означало, что рыба старших поколений, на которой основывался промысел летом в предыдущие годы, в значительной степени выловлена и потеряла прежний приоритет. Кроме этого, изменилась гидрология моря - весна была холоднее предыдущих, поэтому нерест сельди был растянут по времени и, по данным учёного ПИНРО Юданова И. Г., запоздал примерно на месяц.

В связи с похолоданием отсутствовала кормовая база в верхних слоях. Рыба держалась преимущественно на глубинах 150-200 метров, что резко осложнило дрифтерный промысел. И, хотя судам «Промразведки» СРТ-1, 680, 4170, 4177, 4178, 4224, НИС-5 и НИС-6 в помощь было направлено ещё 20 СРТ, найти подходящие концентрации рыбы в весенний и частично в летний период не удалось. В результате полугодие закончили со значительным недоловом. Хотя экипажи и обработали 536600 сетей. Однако годовой план был выполнен. Сельди выловлено 81840 тонн. Но «оргвыводы» всё равно последовали. В 1957 году начальником флота стал Бородулин Г. М.

Для обеспечения стабильного промысла и его перспектив учёные ПИНРО в 50-х и 60-х годах провели огромный объём исследований. Сотрудники лаборатории сельди во главе с Ю. Ю. Марти и И. Г. Юдановым провели многие месяцы в море и совместно с судами «Промразведки» обследовали акватории Гренландского и Норвежского морей, изучая распределение сельди и её миграции в различные периоды года. Были уточнены координаты старых и открыты новые нерестилища сельди в районе юго-западного побережья Норвегии, прослежены пути миграции сельди из районов зимовки к местам нереста. Создание и многолетнее функционирование промысла сельди многочисленными по количеству судов рыболовными флотами двух рыбопромысловых главков - «Севрыбы» и «Запрыбы» - явилось мощным стимулом для активизации исследований ПИНРО.

С развитием гидроакустической техники, начиная с 1958 года, стало возможным проведение инструментальной оценки численности стад сельди, особенно на её зимовке. Здесь использовалась подводная лодка «Северянка», переоборудованная в 1958 году по инициативе Зайцева В. П. (сотрудника ВНИРО). Исследования позволили установить, что в период ведения промысла взрослой сельди в Норвежском море были отмечены годы увеличения и спада промысла, роста и уменьшения объёмов вылова сельди, увеличения и резкого сокращения её запасов.

Первое увеличение уловов сельди всеми добывающими странами с 0,93 млн тонн (1950 г.) до 1,6 млн тонн наблюдалось в 1954-1957 годах. Заметив резкое снижение запасов, И. Г. Юданов в 1958 году предложил развернуть поисковую работу у восточных берегов Северной Америки с целью обнаружения запасного района для промысла сельди. О чём будет сказано ниже.

Второе увеличение запасов и уловов сельди началось после 1963 года, что позволило всем рыбодобывающим странам в 1968 году выловить рекордное количество взрослой сельди -1,95 млн. тонн. С уменьшением запасов сельди к концу 60-х годов СССР и Исландия с 1968 года в одностороннем порядке прекратили промысел взрослой сельди. Вылов мелкой сельди СССР прекратил ещё с 1966 года.

Норвегия, несмотря на резкое уменьшение численности стада сельди в указанные годы, продолжала вылавливать как мелкую, так и взрослую рыбу. Лишь в 1975 году эта страна вынуждена была согласиться с решением Рабочей группы ИКЕС о запрете промысла взрослой и неполовозрелой рыбы. Однако в 1977 году этот запрет был снят, и с 1978 по 1984 годы включительно вылов Норвегии колебался от 13 до 53 тысяч тонн, а в последующие годы -до 100 тысяч тонн. Ю. Ю. Марти и И. Г. Юданов, проанализировав характер и структуру норвежского сельдяного помысла, обратили внимание на постоянно возрастающий во фьордах и прибрежной зоне вылов мелкой сельди, которая направлялась на выработку рыбной муки и жира. На эти цели шло до 76% (в штучном выражении) суммарного норвежского вылова.

Столь масштабный вылов молоди не мог не сказаться на показателях промысла взрослой сельди, что выразилось в изменении целого ряда условий, обеспечивающих успешный, эффективный лов сельди.

В 1956 году Ю. Ю. Марти, находясь в Норвегии в составе рыбохозяйственной делегации, предупредил норвежских коллег о том, что столь массовый вылов молоди неизбежно приведёт к негативным изменениям во взрослом стаде сельди, однако тогда и позже эти опасения русских учёных не были приняты во внимание.

На 45-й сессии ИКЕС, проходившей в Бергене, Ю. Ю. Марти снова поднял вопрос о недопустимости фактического уничтожения молоди сельди норвежским специализированным жиромучным промыслом.

К концу 50-х годов стало ясно, что запас взрослой сельди сократился с 14 до 7 млн тонн. Норвежское Министерство рыболовства было вынуждено признать, что основной причиной снижения уловов был систематический крупномасштабный вылов мелкой сельди. На одном из заседаний Сельдяного Комитета в 1960 году министр рыболовства Норвегии господин Люсе заявил, что «...систематическое уничтожение мальков, проводимое в настоящее время норвежскими рыбаками, является причиной низких уловов последних лет» (утв. по Марти, Юданову в 1962 г.). Эти учёные приводят данные, по которым в 1959 и 1960 годах вылов молоди по массе составил около 32%, а в штучном выражении - 87% от общего улова. В 1961 году он превысил по массе половину общего улова (60%), а в штучном выражении достиг 95% от всего вылова сельди в водах Норвегии. Улов молоди в 1959 году достиг почти 200 тысяч тонн, в 1961 - 250 тысяч тонн.

В этой связи Ю. Ю. Марти (1956) писал: «...при рациональном ведении промысла и, прежде всего, при всемерном сохранении молоди вылов атлантическо-скандинавских сельдей может быть значительно увеличен. Нежелание Норвегии учитывать очевидные факты, влияющие на перспективу промысла сельди, привело к угрозе фактического уничтожения уникального стада сельди». Потребовались десятилетия, прежде чем стадо вышло из депрессивного состояния, но до сих пор ещё не достигло своего былого ареала распространения. И, судя по всему, Норвегия всеми силами тормозит развитие этого процесса.

Теперь, несмотря на огромный вклад в изучение биологии атлантическо-скандинавской сельди и организацию её крупномасштабного промысла в Норвежском море, Россия, в силу своего настоящего положения и международных обстоятельств, оказалась в числе просителей квот на вылов взрослой сельди. Но, даже выпрашивая для себя квоты, Россия в то же время не ведёт промысла неполовозрелой сельди, нагуливающейся в российской зоне Баренцева моря. Только вот возникает вопрос: кто достойно оценит эту нашу жертвенность?

В 1959 году на флот прибыл первый СРТ-Р-540 типа «Океан». Ему присвоили номер 702. Всего на Северный бассейн прибыло 25 единиц судов этого типа, и они в дальнейшем сыграли ведущую роль как кошельковые суда. А пока они использовались как обычные дрифтерные СРТ, даже через три года после начала промысла, приходили на Джорджес-банку с дрифтерными порядками. Здесь северяне впервые отстали от «Запрыбы». Для того чтобы вести в том районе успешный промысел, пришлось просить донные сельдяные тралы у своих коллег.

Вслед за «Океанами» стали поступать суда типа «Бологое». Такими судами пополнялся флот ББГЛ. Эти два типа судов долгие годы были основными кошельковыми траулерами Северного бассейна.

Между тем, несмотря на принимаемые энергичные меры по поиску скандинавской сельди, промысел начало лихорадить. Уменьшалась площадь зимовальных скоплений, а вылов сельди снижался. Нужно было срочно искать новый район промысла. Для этого в 1959 году была организована научно-поисковая экспедиция к восточным берегам Северной Америки в составе: СРТ-4225 «Профессор Сомов», СРТ-Р-710 «Богучар», СРТ-Р-711 «Балаклава», СРТ-1043 «Аргунь» с учёными ПИНРО и сотрудниками «Промразведки», во главе с Юдановым И. Г. В группу вошли: Бенко Ю. Е., Вильсон А. П., Клименков А. И., Пахоруков В. И., Зиланов В. К. Капитаны судов: Барон А. М, Бойко Г. А., Шаповалов Г. Ф., Кузьмин В. С. Смирнов В. И. Экспедиция с 1959 по 1961 годы обследовала прибрежные воды Северной Америки и обнаружила богатейшую рыбную банку Джорджес, а также банки у побережья Канады: Брауне, Сэйбл, Гамильтон, Банкеро и другие. Запасной район промысла сельди был найден в 1961 году.

СРТ типа «Океан»: длина - 50,8 м; высота - 8,87 м; водоизмещение - 736 тонн; грузоподъёмность - 200 тонн; мощность -540 л. с.; скорость - 11,3 узла; топливо - 98 тонн; вода- 54 тонны; экипаж - 28 человек; автономность плавания - 40 суток.

В 1959 году флот управления «Мурмансельдь» перешагнул рубеж миллион центнеров вылова. Впервые СРТ-704 (капитан Кобец П. Н.) с инженерами Максимовым и Гербич на борту выловили разноглубинным тралом 116 тонн сельди. Наибольший улов сельди сетями имели: СРТ-4182, 438, 4167, 831, 175 (капитаны: Забродин И. В., Пайкачев Н. А., Абакумов А. В., Шиманский Л. П., Баев П. И.). Эти суда провели в море 250-270 дней. Всего 16 судов выловили более 10000 центнеров каждый. Коллектив флота состоял из 6708 человек. Успешное окончание 1959 года подводило черту работы флота в первое десятилетие со дня создания.

В 1960 году в состав флота прибыла плавбаза «Печенга» (Б-62) с более широкими возможностями, чем старые «тёплые» плавбазы. Она строилась как специализированная сельдяная плавбаза. Её технико-технологические данные: длина -155 м; высота-20,4 м; высота борта - 11,6 м; полное водоизмещение - 17140 тонн; грузоподъёмность - 4213 тонн; топливо - 3707 тонн; вода -1950 тонн; мощность главного двигателя - 5000 л. с.; скорость -12 узлов; экипаж - 185 человек. И в этом же году на ней (капитан-директор Кавалеров С. И.) впервые было организовано производство пресервов.

Из-за трудностей со сбытом отнерестившейся сельди был запрещён её вылов с апреля по июль.

Начало 60-х годов ознаменовалось резкими колебаниями уловов сельди в Норвежском море. Поэтому в августе 1961 года на Джорджес-банку были направлены два СРТ-Р: 705 и 725 с дрифтерными сетями. А всего до конца года там работали: СРТ-Р-705, капитан Полежаев (вылов - 15318 центнеров); СРТ-Р-716, капитан Бурков (вылов - 15032 центнера); СРТ-Р-717, капитан Борисенко А. Б. (вылов - 15910 центнеров). Там же работали и обычные СРТ, всего 21 судно, и выловили 72370 центнеров сельди. Из-за отсутствия донных тралов работали дрифтерными сетями, хотя условия работы были своеобразными и сложными. Прежде всего, мешало сильное течение - до 4,5 узла; мелкие глубины, особенно в центре банки, и практически постоянные плотные туманы.

Нужно учесть, что развитие широкомасштабного промысла в этом районе пришлось на период Кубинского кризиса. Экипажам нужно было иметь мужество, чтобы на СРТ-300 пересечь Северную Атлантику, придя после многодневного тяжёлого плавания, приступить к промыслу в незнакомом районе вблизи берегов недружественной страны. А «дядюшка Сэм» нервничал - район промысла находился под постоянным контролем авиации США. В группу промысловых судов заходили военные корабли, в том числе подводные лодки, мористее на горизонте появлялись авианосцы, занятые тренировкой своих самолётов, отрабатывая взлёт и посадку. Всё это давило на психику моряков, но они продолжали выполнять свою трудную работу.

И только во второй половине 60-х годов этот моральный пресс несколько ослабел. Нужно при этом заметить, что ни один экипаж, ни один моряк не отказался следовать к берегам Северной Америки, когда получал соответствующее распоряжение от руководства флотом. Была твёрдая уверенность в том, что, если что-нибудь случится, Родина не оставит их в беде. Конечно, американцы были шокированы дерзостью советских рыбаков. В тот момент, когда весь мир, затаив дыхание, следил за развитием событий вокруг Кубы, они мощными флотилиями, со своими транспортами и плавбазами, появились в «святая святых» американского побережья, в сотне миль от статуи Свободы. Но советские рыбаки пришли с самыми мирными намерениями - ловить рыбу, хотя и вблизи американского побережья, но в нейтральных водах. Чем сразу же и занялись, как только обнаружили подходящие концентрации рыбы, став, таким образом, непроизвольными посланцами мира. С того момента промысел на Джорджес-банке не прекращался до 1977 года, когда все прибрежные государства ввели 200-мильные экономические зоны у своего побережья, но об этом будет ещё сказано ниже.

Пока частью флота осваивалась Джорджес-банка, в Норвежском море продолжалась упорная работа по организации кошелькового лова.

1963 год был звёздным для рыбаков Мурмана. За выполнение государственных планов по вылову рыбы, выпуску пищевой продукции и освоению новых районов промысла было награждено 668 человек. Семеро стали Героями Социалистического Труда. В том числе: Ардеев К. В. и Абакумов А. В. - капитаны управления «Мурмансельдь». Девять работников «Мурмансельди» получили ордена Ленина, и среди них - начальник флота Бородулин Г. М. Награды вручал первый заместитель Председателя Совета Министров СССР Микоян А. И. Такая оценка рыбацкого труда поднимала авторитет рыбаков, они чувствовали, что государство заинтересовано в результатах их работы в океане. И это помогало переносить трудности и лишения, выпадавшие на их долю в длительных и монотонных плаваниях.

В 1965 году произошли первые организационные изменения в управлении «Мурмансельдь». Согласно приказу Министерства рыбного хозяйства СССР и распоряжению главка «Севрыба», было создано специализированное управление приёмо-транспортного флота («Севрыбхолодфлот»), где были сконцентрированы все плавбазы, транспортные рефрижераторы и другие транспортные суда.

Руководителем нового управления был назначен Г. М. Бородулин, до этого бывший начальником «Мурмансельди». Сельдяной флот лишился своих плавбаз и стал чисто добывающим флотом, имеющим на своём балансе только среднетоннажные рыбодобывающие суда. Следующим начальником флота стал Шаповалов Н. X., до этого работавший заместителем по безопасности мореплавания. Конечно, потерю плавбаз руководство флотом переживало болезненно.

Флот как бы понизился в ранге, но постепенно всё встало на свои места. Появилась даже возможность прикрывать свои промахи, критикуя «Севрыбхолодфлот» за ошибки при расстановке плавбаз или недочёты в их работе. Однако объективно мыслящие флотские руководители поняли, что организация управления «Севрыбхолодфлот» в масштабе ГУ «Севрыба» была необходимой и своевременной мерой. Улучшилась эксплуатация дорогостоящего крупнотоннажного флота, а руководители промысловых флотов сосредоточили своё внимание на организации промысловой работы. Тем более что промысловый флот рос численно и постоянно совершенствовался. Количество промысловых районов увеличивалось, и они удалялись от главной базы флота, что требовало других, нетрадиционных решений.

После успешного начала работы кошельковых судов на облове сельди в Норвежском море руководство флота приступило к энергичному переоборудованию судов типа «Океан» и «Бологое» под кошельковые суда. Также переоборудовались суда типа «Маяк», поступавшие из новостроя.

В начале 1965 года на Мурманской судоверфи прошёл переоборудование под кошелёк СРТ-Р-712 «Аист», капитан Алас Г. Т. (теперь - Почётный гражданин города Мурманска). В экспериментальном рейсе длительностью 105 суток экипаж «Аиста» выловил кошельком более 550 тонн сельди. В 1966 году за такой же период (июнь - август) это судно выловило более 1200 тонн. В то же время суда, работающие дрифтерными сетями, практически не имели улова.

Уже осенью 1966 года был создан первый отряд кошельковых судов в составе: СРТ-Р 705, 707, 708, 712, 713, 717, 724 и 3191 из ББГЛ. Все суда были оборудованы гидролокаторами «Палтус-М». Вылов по флоту составил: план - 1276,4 тысячи центнеров, факт - 1374,3 тысячи центнеров. Успех достигнут за счёт освоения кошелькового лова. Первые капитаны-кошельковисты: Алас Г. Т., Груздев И. П., Троицкий А. С., Молотков В. С.

Осенью 1966 года отряд кошельковых судов был закреплён за пришедшей из новостроя плавбазой «Алексей Хлобыстов». В ходе рейса удалось найти оптимальное взаимодействие плавбазы с кошельковыми судами. Произведены первые швартовки плавбазы к судам, лежащим в замёте, организована выгрузка рыбы непосредственно из кошелька. В последующее время эти приёмы приобрели широкое распространение и совершенствовались по мере накопления опыта. Швартовка к кошельковому судну, лежащему в замёте, стала основой работы плавбаз Северного и Западного бассейнов на протяжении многих лет в различных промысловых районах.

Широкое внедрение кошелькового лова стало суровой необходимостью, ибо промысел сельди дрифтерными сетями доживал последние годы. И среднетоннажные суда стали использовать в своей работе трал, преимущественно донный, или кошелёк. Традиционные СРТ-300, которые со дня образования управления «Мурмансельдь» и ББГЛ несли основную нагрузку на дрифтерном промысле сельди более 15 лет, теперь начинали списываться или продаваться рыболовецким колхозам, которые использовали их на донном промысле в Баренцевом море.

Так, в 1969 году списан СРТ-122 «Кратер». Этот траулер был первым, пришедшим из Германии в 1950 году при организации сельдяного флота. А в 1970 году было списано уже 27 СРТ.

Океанская вахта


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

35.153.39.7

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .