Главная Глава 4
Глава 4 Печать E-mail

Теперь несколько отвлечёмся от дел управления «Мурмансельдь» и посмотрим, как обстояли дела у другого сельдяного флота, сформированного карельскими рыбаками через год после создания управления «Мурмансельдь».

Это - Беломорская база гослова (ББГЛ). Как было сказано выше, промысел сельди в Белом море существовал с ХII-ХIII веков. Он был организован вышедшими на берега этого моря новгородцами. Кроме сельди, ловили также беломорскую треску и добывали зверя, а в реках, впадающих в море, ловили сёмгу и добывали жемчуг. Эти промыслы позволили освоить берега не очень гостеприимного моря, и к началу XX столетия беломорские берега были уже обжиты. Стояли десятки деревень и стойбищ как по Карельскому, так и по Терскому берегу.

При советской власти морские рыбные промыслы объединились с промыслами на внутренних водоёмах (на Онежском и Ладожском озёрах) и организовался Гослов, а также рыболовецкие колхозы. Война нанесла тяжёлый удар по рыбному хозяйству Карельской республики.

Однако сразу же по изгнании захватчиков правительство Карелии приняло энергичные меры по восстановлению своего рыбного хозяйства. Одним из самых значительных шагов в этом направлении было создание Беломорской базы гослова.

16 марта 1951 года Совет Министров СССР издал постановление об организации Беломорской базы государственного лова рыбы. В развитие этого постановления был издан сопровождающий приказ по Министерству рыбной промышленности КФССР:

«г. Петрозаводск, № 10, 26 апреля 1951 года

«Об организации Беломорской базы государственного лова рыбы»

На основании распоряжения Совета Министров Союза ССР от 16.03.51 года № 3237-Р, организовать на базе Государственного лова Беломорского рыбокомбината Беломорскую базу государственного лова рыбы как самостоятельное предприятие на хозяйственном расчёте с непосредственным подчинением Министерству рыбной промышленности КФССР с местом базирования в городе Беломорске.

Выделить из Беломорского рыбокомбината весь промысловый флот и береговые бригады гослова, работающие в Белом и Баренцевом морях, со всем промснаряжением и орудиями лова, сетевязальную мастерскую и другие материальные ценности, обслуживающие гослов рыбокомбината.

Министр рыбной промышленности КФССР М. Мелентьев».

Первого мая 1951 года вновь созданное предприятие получило пять СРТ. Первыми капитанами ББГЛ были: Шверст Л. А., Михельсон Е. М., Кузьменков В. И., Воробьёв А.Ф.

Для базирования флота в Мурманске был создан филиал, фактически - управление океанического флота. Уже в 1951 году вылов рыбы на одно среднесписочное судно составил 295 тонн. Началось освоение Северной Атлантики дрифтерным ловом. 14 мая 1951 года суда сделали первые дрейфы.

Если базирование флота в Мурманске давало несомненные экономические выгоды, то было крайне неудобно с житейской точки зрения. При острейшей нехватке жилья для моряков тралового флота и «Мурмансельди» и недостаточной мощности строительных организаций в Мурманске получить жильё для ББГЛ было крайне проблематично. Фактически, жильё строили в Беломорске, и семьи моряков жили там, а флот постоянно базировался в Мурманске.

По прошествии многих лет, когда в ББГЛ появились ветераны, им стали выделять жильё в Петрозаводске. Увеличилось строительство жилья и в Беломорске. Потом сделали попытку решить там же проблему базирования флота, используя ледоколы. Но от этой попытки пришлось отказаться: тяжёлый опреснённый лёд мог повредить винты ледоколов. Не была поддержана руководством ББГЛ и идея решить проблему за счёт планирования рейсов судов таким образом, чтобы они, осенью выйдя из Беломорска, возвращались бы в свой порт весной. Конечно, это требовало серьёзного изменения эксплуатационных показателей работы флота, но на это нужно было идти ради того, чтобы флот, наконец, приобрёл свой порт базирования. Однако начальство филиала и многие из комсостава судов проживали в Мурманске, и отправляться на житьё в Беломорск не имели никакого желания. Начальника базы и его заместителей, проживающих в Беломорске, вполне устраивало базирование флота в Мурманске (пусть там начальник филиала крутится), а здесь можно более спокойно заниматься судоремонтом и управлять работой рыбокомбината.

Когда ледоколы стали водить в зимний период рудовозы в Кандалакшу, появилась идея пробить канал в Чупинском заливе вплоть до причала находящегося там рыбокомбината. Чупинский залив глубок и по своему положению напоминает Кольский залив. В его начале расположен комбинат, который добывает высококачественную слюду, имеется посёлок Чупа и небольшой рыбокомбинат, к причалу которого подходит железная дорога. От основного канала, пробитого ледоколами на Кандалакшу, расстояние сравнительно небольшое. Возможно, эта идея и получила бы право на жизнь, но появилась она в конце 1980-х годов, когда руководителей рыбного хозяйства Карелии, да и всей «Севрыбы», стали обуревать другие заботы.

Но, несмотря на организационные и житейские трудности, флот ББГЛ активно включился в работу. А вскоре появились и свои «десятитысячники». Первым из них был капитан СРТ-4461 Любовский М. И.

Флот пополнялся постепенно, не было такого стремительного наращивания численности флота, как в первые годы в управлении «Мурмансельдь». Так, в 1952 году на промысле работало 18 СРТ ББГЛ, в 1954 году - 24 и так далее. Этот темп позволял руководству флота более спокойно решать многочисленные проблемы, и такой темп пополнения судами поддерживался довольно долго. Например, в 1974 году в ББГЛ было 47 добывающих судов типа СРТ, СРТ-Р «Бологое», СРТМ и СРТ-МК. Флот Беломорской базы до конца своей славной деятельности оставался среднетоннажным, преимущественно кошельковым, до пополнения флота морозильными судами с кормовым тралением типа «Омуль» постройки ГДР. Сравнительно небольшая численность флота позволяла создать в коллективе более мягкие условия общения. Здесь нашли своё место некоторые командиры из «Мурмансельди», тралового и торгового флотов.

Первое время, пока флот не набрал ещё силу, руководители сельдяных экспедиций управления «Мурмансельдь» Жуков А. В. и Дмитриев Ю. Н. часто не считались с потребностями экипажей своих коллег из ББГЛ - ведь все плавбазы были сосредоточены в управлении «Мурмансельдь», чем часто и пользовались начальники экспедиций. Плавая на плавбазах, подобное поведение начальства можно было наблюдать довольно часто, особенно, когда не хватало какого-нибудь вида снабжения. Подобное положение резко изменилось с созданием управления «Севрыбхолодфлот», куда были переданы все плавбазы, транспортные рефрижераторы и танкеры. Но это случилось только в 1965 году, когда сельдяной промысел в Северо-Восточной Атлантике стремительно шёл к закату под воздействием нерегулируемого международного промысла.

Несмотря на все трудности организационного периода, флот успешно развивался, из года в год наращивая вылов рыбы. Судоводители проявили себя грамотными и предприимчивыми навигаторами. Когда организовывался промысел на банке Джорджес, они одними из первых пересекли Северную Атлантику на своих СРТ и начали там лов сельди дрифтерными сетями. И никто из экипажей СРТ не считал эти походы чем-то необычным. Просто учёные ПИНРО с «Промразведкой» открыли новый богатый район промысла, там нужно ловить рыбу. За тем и пожаловали на Джорджес-банку СРТ следом за БМРТ. А с получением СРТ-Р типа «Бологое» перешли на донный трал и кошелёк. Особенно успешно карельский флот ловил кошельком сельдь на банке Гамильтон. Карельские рыбаки были первыми из северян, кто освоил кошельковый лов сардины и ставриды у берегов Сенегала и Мавритании. Капитан СРТ «Дуббе», Осташков Ю. А., за один рейс в этом районе выловил более 4000 тонн рыбы и был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

Во второй половине 1980-х годов несколько судов типа СРТ-МК было переоборудовано для лова рыбы ярусом. Оборудование для этого вида лова удалось закупить у норвежской фирмы «Мустад». Судно управления «Севрыбпромразведка», оборудованное ярусом, исследовало возможность промысла крупного клыкача в приантарктической части Атлантики. Результаты исследований обнадёживали. Для развития успеха в этот район было направлено несколько судов ББГЛ. Вся группа успешно преодолела этот длительный переход и приступила к промыслу.

На крючки яруса попадалась крупная и сильная рыба. Порой не выдерживали знаменитые мустадовские крючки - они или разгибались, или ломались. В дальнейшем этот промысел стал постоянным. Суда после промысла ремонтировались в Буэнос-Айресе, там же происходила смена экипажей. Здесь, видимо, нужно пояснить, почему была организована экспедиция именно для добычи клыкача. Дело в том, что эта рыба обладает несомненными пищевыми достоинствами, напоминает нашу северную нельму, только гораздо больших размеров. При промысле разноглубинным тралом в районе моря Скотия в качестве прилова попадался сравнительно мелкий клыкач и только ярусом можно было ловить крупный.

По решению руководства ВРПО «Севрыба», при активной поддержке Карельского ОК КПСС, флот ББГЛ с 1982 года стал быстро пополняться судами проекта «Атлантик-333». Первоначально эти суда были задуманы как кошельковые и траловые. При этом работоспособность траловой схемы ни у кого не вызывала нареканий, но что касается использования кошелька, то были вполне обоснованные сомнения. Для испытаний была создана комиссия, а капитаном судна «Омуль» назначили опытнейшего промысловика Шмонина В. В. Испытания проходили в Баренцевом море на промысле мойвы и в районе Мавритании. Кошельковая схема оказалась неработоспособной. И тогда «Омули» стали строиться только как траулеры с кормовым тралением.

Получив 29 судов этого типа, Беломорская база гослова рыбы приобрела статус современного промыслового флота, способного ловить рыбу тралом, кошельком и ярусом. Имея такую солидную группу судов проекта 333, карельские рыбаки освоили всю Атлантику, а в начале 1990-х годов добрались и до Новой Зеландии. Но этой группе судов уже не суждено было вернуться на Родину - из-за развала руководства в Министерстве рыбного хозяйства и активной деятельности местных «прорабов перестройки». Отсюда начался горестный путь уничтожения карельского флота.

В заключение небольшой главы о карельских рыбаках привожу список капитанов, в разные годы работавших в ББГЛ и составивших славу этой организации: Акимов И. П., Михельсон Е. М., Ефимов Я. И., Колоборденко А. И., Шверст Л. А., Маслеников А. С, Аскалонов В. Н., Бурков Л. П., Бастанжи X. С, Воробьёв А. Ф., Донник Г. И., Любовский М. И., Осташков Ю. А., Куроптев И. С, Пельтонен П. Р., Недашковский Ф. В., Постников Г. П., Рахманов А. С, Карельский А. Д., Комиссаров В. А., Петров М. Т., Тарабукин А. С, Тинтман И. Д., Храпов В. Е., Шереметьев В. В., Юнолайнен А. Ю., Ветров В. С, Марипуу А. И., Агапов В. И., Илгунас В. А., Осадчий А. С., Алиев М. Н., Толчинский М. М., Евсюков А. К., Захаров В. Т., Смогулов М. Ш., Шмонин В. В., Миринкин Н. В., Сайченко Н. В., Политов Г. X., Плеоплис А. И., Троицкий А. С, Агарков.

Перечисляя карельских капитанов, обращаю внимание на Льва Альфредовича Шверста. Он родился в буржуазной Латвии, с большим трудом получил штурманское образование, в 1941 году был участником трагического перехода из Таллинна в Ленинград. Во время перехода, будучи старшим помощником на госпитальном судне, тонул вместе со своим кораблём. Потом служил в разведке Балтийского флота, так как знал несколько иностранных языков, в том числе немецкий. Перед очередной заброской в тыл познакомился с женщиной, и они договорились встретиться, если останутся живы, после войны. И они действительно нашли друг друга, но только через 17 лет, и больше никогда не расставались. В это время капитан Шверст уже работал в ББГЛ. За свои успехи на промысле был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Они ушли из жизни друг за другом в 1998 году.

Из руководителей управления «Карелрыбпром» выделялся своей честностью и порядочностью Киприянов Игнат Сергеевич. Он не был профессиональным рыбаком, но обладал высокими человеческими качествами, завоевал уважение карельских рыбаков и успешно руководил рыбным хозяйством республики в 1980-е годы. Сменивший его Ажогин В. В. был капитаном Мурманского тралового флота и тоже успешно руководил «Карелрыбпромом».

Однако самым выдающимся руководителем, на мой взгляд, был руководитель Мурманского филиала Беломорской базы гослова рыбы, многолетний фактический начальник Карельского океанического флота, Носницын Александр Степанович. Он работал начальником филиала 22 года. Одна эта цифра говорит о многом. То, что сделал он для флота, трудно переоценить. Недаром моряки говорили об «эпохе Носницына А. С. в Карельском флоте». На этом, пожалуй, и закончу главу о карельских рыбаках.

Океанская вахта


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

35.153.39.7

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .