Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Строим на севере
Строим на севере Печать E-mail

«Главзапсибжилстрой» - это без привычки труднопроизносимое словосочетание уже не раз встречалось на страницах нашего журнала. В сентябре прошлого года вместе с редакцией болгарского еженедельника «Софийские новости» мы заключили договор о содружестве с этой мощной строительной организацией, которая с помощью болгарских специалистов возводит в нефтегазодобывающих районах Тюменской области города и жилые поселки. А вскоре делегация «Юности» и «Софийских новостей» побывала в Тюмени у наших новых друзей.

Сегодня мы хотим поближе познакомить вас с делами и заботами строителей - делами героическими и заботами нелегкими. Построить город на Севере, и особенно на севере тюменском,- задача наисложнейшая. Здесь суровые климатические условия. Здесь земли, бедные строительными материалами. Здесь трудности с доставкой. И огромные расстояния.

И все-таки строят. Поднялись Нефтеюганск, Урай, Надым, Нижневартовск, новый Сургут. Поднимается Уренгой. Города эти, конечно, уступают городам Большой земли. И в притрассовых поселках невысок пока уровень благоустройства. Но не застыла, не стоит на месте инженерная мысль. Строители думают, спорят, предлагают, требуют, борются за то, чтобы дать жизнь новым идеям, новым методам.

Ведь хотя и кажется: мало кого сегодня надо убеждать, что благоустроенное жилье, развитый бытовой комплекс во многом решают успех освоения - инерцию прошлых лет так просто не избудешь. Порой на ее преодоление тратится не меньше сил, чем на преодоление, скажем, климатических неудобств.

Мы еще не раз расскажем вам, как живут и трудятся наши новые друзья. Как растут и мужают, делая дело большой государственной важности.

Для первого знакомства, для того чтобы почувствовать, каков на вкус их хлеб, предлагаем рассказ начальника «Главзапсибжилстроя» Ильи Варшавского с комментариями журналиста Алексея Фролова.

В начале нашего разговора я вспомнил, как однажды - мы тогда летели в Сургут - мой сегодняшний собеседник Илья Павлович Варшавский сказал: «А знаешь, пожалуй, жилье для северян должно быть таким же прочным, комфортабельным, продуманным в мелочах, как самолет».

Сравнение показалось неожиданным, даже несколько экстравагантным. Однако, поразмыслив, я подумал, что, сравнивая таким образом, Варшавский предъявлял высокий счет и к своему делу и к себе самому. Подумать только - как самолет!

Смутило одно, и, критически оглядев салон, я сказал: «Надеюсь, не такое тесное?»

Варшавский энергично замотал головой: «Конечно, нет!»

И вот я напомнил Илье Павловичу тот давний разговор.

- Реплику не забыл,- сказал Варшавский.- Она не в бровь, а в глаз. Никуда не денешься, жилье для северян непременно должно удовлетворять трем условиям. Око должно быть теплым, светлым и просторным. Короткое лето, полярные ночи, длинные холодные зимы, когда на улицу носа не высунешь, делают жилье - комнату, квартиру - основным местом времяпрепровождения. Здесь люди учатся, воспитывают детей, отдыхают, развлекаются. Теснота - помеха!.. Но теснота, неустроенность еще и враг. Вот в нынешней пятилетке должно быть построено шесть ниток газопроводов, берущих начало на Севере. И за Полярным кругом в Приобье возникнут новые города и поселки, разрастутся старые. Это крайне необходимо, чтобы быстрее достичь уровня суточной добычи нефти в 1 миллион тонн, а газа - в 1 миллиард кубометров. Значит, нужны десятки тысяч дополнительных рабочих рук. Надо привлечь их в область. Привлечь, как известно, это еще не закрепить.

Многолетняя практика освоения показывает, что люди «голосуют ногами»: никакой северной надбавкой их не удержать, если здесь, на Севере, жилье тесное, неблагоустроенное. Если не развит соцкультбыт - нет детских садов, магазинов, комбинатов бытового обслуживания... Сегодня мы в области это хорошо понимаем. Например, одно из ведущих подразделений нашего главка, Сургутский
домостроительный комбинат, построил в прошлом году «для своих» сорок тысяч квадратных метров жилья. Люди обычно по восемь-десять лет в очереди стояли, а тут за год ощутимый сдвиг. И это только начало... А как по-иному? Не обеспечь мы жильем самого строителя, нам вовек не справиться с пятилетним заданием. Миллион квадратных метров - такую мощность мы будем иметь к концу пятилетки.

Думая о первостепенных нуждах, о неотложном, мы не забываем и о сверхзадаче: жилье для северян должно быть теплым, светлым и, подчеркиваю, просторным. Сейчас в Сургуте уже строят преимущественно по проекту ленинградцев. Великолепные многоэтажные дома с кладовыми, сушилками. И главное - повышенный уровень комфорта. Конечно, такими квартирами мы не сумеем обеспечить тысячи и тысячи приезжающих. Улучшенная планировка для тех, кто не год и не два проработал на суровой тюменской земле. Только-только приехал - поживи в общежитии гостиничного типа, в квартирах - отличных, удобных - для малосемейных. А перспектива - вот она, перед глазами: со временем и ты сможешь получить подобные апартаменты.

Если у вас под руками есть карта Тюменской области, взглянув на нее, вы сможете убедиться, что производственные интересы этого главка не замыкаются на традиционных промышленных центрах области - Тюмени и Сургуте. Шестьдесят подразделений работают в системе этого
строительного главка, и они разбросаны по всей Тюменщине в строгом, разумеется, соответствии с необходимостью. В Надыме и Уренгое идет работа на газовиков. В Белом Яре, Сургуте, Нефтеюганске, Нижневартовске и Урае - на нефтяников. В Тюмени изрядная доля забот строителей приходится на крупный социально-экономический эксперимент. Но об этом чуть позже. Сейчас попробуйте прикинуть расстояние от штаба главка, который расположен в областном центре, до ближайшего северного подразделения - выйдет около пятисот километров. Ну а дальний, Уренгой,- это уже все полторы тысячи. Ни одна организация страны, строящая жилье, не имеет столь обширной географии. Как управиться с таким разветвленным хозяйством, если для того, чтобы устроить элементарный смотр всем объектам, их нужно не обойти, не объехать, а облететь, потратив на это не одни сутки?

У Варшавского это здорово поставлено - транспорт и связь. Я не раз присутствовал на селекторных совещаниях, которые неукоснительно дважды в неделю начальник главка устраивает по радио с руководителями всех подразделений. Не раз приходилось наблюдать, как прямо из кабины автомобиля он «достает» по радиотелефону нужного ему человека, получает самую свежую информацию. И про вертолеты, которые обслуживают главк, неизменно шутят: у них, мол, всегда разогретые двигатели, готовность номер один. И все-таки четкой организации, хватки делового человека было бы явно недостаточно, чтобы управлять огромным хозяйством.

Управлять, умело координировать, избегая ошибок, дублирования, неразберихи и суеты, отмены принятых решений. Здесь, помимо всего, должна была «работать» продуманная, хорошо отлаженная система...

- Может, для кого-то,- сказал Варшавский,- подобная разбросанность и служит извиняющим обстоятельством: расстояния немалые, всякое случается - тут и непогода и транспорт частенько не на высоте.

Однако для нас эта вынужденная разбросанность явилась моментом мобилизующим. Заставила шевелить мозгами, искать оптимальный вариант.

Сразу было яснее ясного: предприятия стройиндустрии - заводы железобетонных изделий, домостроительные комбинаты - должны находиться на кратчайшем расстоянии от строительных площадок, чтобы не возить панели, скажем, из Тюмени в Сургут за семьсот километров, а монтировать дома если не из «горяченьких», то из «тепленьких». Впрочем, монтаж - это не самое сложное. Куда хлопотнее, это сегодня знает любой неспециалист, с инженерными сетями - вода, тепло, канализация. А что если создать специальный трест опережающей инженерной подготовки? Счастливая мысль! Этот трест без проволочек был создан, и сегодня его специалисты приходят на место будущего микрорайона задолго до монтажников. Они занимаются только прокладкой подземных коммуникаций. Только отсыпкой площадок и подготовкой свайных полей под будущие дома.

Но этим мы не ограничились. Очередная закавыка случается, когда начинается монтаж лифтового оборудования, сантехники, электролиний.

Работами этими занимаются специализированные организации, которых, как правило, рвут на части. Мы решили отказаться от услуг этих субподрядчиков и производить все работы силами своих специалистов.

Словом, изготовление панелей и санитарных блоков, прокладку инженерных сетей, монтаж самой коробки и всей начинки дома и, естественно, транспортировку изделий и оборудования - все: подготовительный, строительный и отделочный цикл - мы замкнули на себя.

Ответственность немедленно повысилась. Не было теперь «дяди», на которого можно было что-то свалить и спрос с которого, как правило, был невелик. Ты сам отвечал за все. Я не был в Сургуте год, а когда приехал в очередной раз, поразился увиденному. На пустыре, где всего год назад лепились полуосевшие, полуразвалившиеся балки, красовался новенький микрорайон, тринадцатый по счету. Пятиэтажные, крепкие - один к одному - дома. Раньше такие микрорайоны строили три, а то и пять лет. А теперь (действительно, счастливая, хотя и не новая осенила строителей мысль) опережающая инженерная подготовка втрое сократила сроки строительства. Впрочем, было здесь и другое. В точном соответствии с задуманным, на Сургутском домостроительном комбинате (ДСК) внедрили поточное строительство. Еще тепленькие детали подавались на строительную площадку, и бригада моего знакомого Володи Проценко, смонтировавшая в восьмидесятом году совсем немало - тридцать пять тысяч квадратных метров изделий,- в году минувшем подобралась к пятидесяти тысячам. Мне рассказывали, в Сургут к домостроителям наладились приезжать за опытом. Всем хотелось строить дома «с колес»...

- Ну а начинали-то всего два с лишним года назад,- продолжает рассказ Илья Павлович Варшавский.- Одиннадцать тысяч тогда у нас работало. Назывались не главком - объединением. А заботы тех дней? Что ни день, отправляю телеграммы в Харьков, Киев, Днепропетровск. Своим друзьям, на тамошние ДСК. «Зашиваюсь с арматурой.

Пришлите специалиста». «Плохо с отделкой, командируйте человека знающего». Выручали, спасибо им, не было отказа. А руководство меня критикует: «Воспитывай, выращивай своих специалистов! Что-то они у тебя не очень задерживаются. Может, характером крут?»

Им невдомек, что дело-то не в крутости моего характера - в необычных условиях для работы. Чаще складывалась такая ситуация...

Приезжает толковый инженер. Опыта вроде ему не занимать. Но опыта и разворотливости в условиях большого города, где все под боком.

Снял трубку - транспорт у порога. Сто метров прошагал - стройплощадка. Стукнул кулаком по столу - к вечеру снабженец везет дефицитный материал. А здесь у таких частенько руки опускались. И человек вроде знающий, толковый специалист, отсеивался, уезжал на Большую землю...

Остаются, как правило, предприимчивые, «крутежные», инициативные, дерзкие в деле. Его хлебом не корми, дай новую задачу, и он три варианта решения этой задачи тебе выложит. И непременно доберется до оптимального решения. Я бы назвал таких романтиками, но не наивными - из тех, кто едет к нам «за запахом тайги», а обладающими большим жизненным

Опытом и знаниями, высокими профессиональными навыками. Они легко входят в дело, легко перестраиваются, могут рискнуть, не боятся должностных перепадов. Как правило, такие люди уже прошли школу сибирской стройки. Это, думаю я, уже сложившийся тип человека освоения. Они, рабочие, инженеры, руководители, и составляют костяк. Задают на стройке тон и постепенно - тут торопиться никак нельзя - обрастают людьми. Жилищное строительство - дело тонкое. Наша продукция выходит прямо на человека. Поэтому среди строителей, как ни был бы велик голод на кадры, не хотелось бы иметь людей случайных, залетных, преисполненных равнодушия. Они бросают на наше дело тень.

Вот Станислав Иванович Калиниченко - тот самый человек, вокруг которого «кучкуется» толковый люд. Калиниченко - начальник Сургутского ДСК, о котором сегодня много говорят и пишут. А ведь совсем недавно это было слабенькое предприятие, и Станислав Иванович, занимавший ранее солидные посты, ушел на этот отстающий участок, пожертвовав чинами, положением во имя дела. И с ходу закрутил работу. Калиниченко сделал ставку на инициативных специалистов. Вместе с ним предельную нагрузку несли Станислав Таслицкий, Богдан Скрипец, Олег Мубаракшин и другие. За считанные месяцы комбинат вдвое увеличил выпуск продукции. А в скором времени в Сургуте станут изготовлять детали домов общей площадью полмиллиона квадратных метров.

В отделе кадров «Главзапсибжилстроя» мне дали небольшую справку. Сегодня в системе главка работает уже двадцать шесть тысяч человек. Средний возраст - двадцать девять лет. Пополнение в основном идет за счет молодежи. Это ребята, демобилизовавшиеся из армии. Это бойцы ударных строительных отрядов, которые посылает на Тюменскую стройку комсомол. Таких отрядов было четыре: имени 25-летия целины, «Молодогвардеец», имени XXVI съезда партии и имени Николая Островского.

Не все у отрядовцев сложилось гладко. Двадцать процентов ребят не приняли тюменских условий и разъехались по домам. Еще двадцать ушли со стройки по причинам не столь категоричным: семейные обстоятельства, «неклимат», болезни. Шестьдесят процентов прижились.

По мнению специалистов, цифра эта сравнительно высокая. И первопричина называется: на стройке благоустроено жилье, налажен быт.

Это действительно так. Кто бывал в великолепном сургутском общежитии или в «малосемейках», подтвердит: молодежь здесь встречают как в доме родном. Но ведь, в конце концов, не ради комфортабельного жилья ехали сюда ребята и девушки - работать. И, видимо, что-то особенное, присущее только этой стройке привлекло их сюда, заставило остаться, связать свои жизненные планы с Тюменью. Гадать особенно не приходится, привлекала сама атмосфера, сам дух стройки.

- По себе знаю,- говорит Варшавский,- здесь не соскучишься. Каждый день жизнь подбрасывает новые задачи, и одна крупней, ответственней, неотложней другой. Только успевай поворачиваться...

Кому приходилось бывать в Тюменской области, особенно в междуречье Оби и Иртыша и в Среднем Приобье, тот знаком с этой шуткой, которая пошла с легкой руки строителей. Все города у нас привозные, говорят здесь. Весомая доля правды в этом присловье. Все, что в железобетонной плите, кроме арматуры и цемента,- простые заполнители, или, по-нашему, инертные материалы. Цемент мы везем издалека, сталь, понятно, тоже. Так надо еще и заполнители в вагонах и на палубах барж транспортировать. Нет их на Севере. Импортный гравий в копеечку влетает, привозной щебень тоже не дешев. Идем на эти расходы, привычно сетуя на обстоятельства. А если подумать, не дефицит инертных материалов, а собственная инертность порой заставляла перегонять сотни, тысячи тонн балласта... Отыскались все же
запасы местных заполнителей. У нас под ногами.

Правда, это еще не готовый продукт, а полуфабрикат. Вместе с азербайджанскими учеными был разработан способ получения из местных глин нового строительного материала - азерита. Он может заменить в крупнопанельном домостроении и легкий заполнитель - керамзит - и добавляемую для прочности щебенку. И что совсем немаловажно, его не нужно будет возить из дальних далей. Производство будет налажено на месте.

Или еще одно, что также передает очень дорогую моему сердцу атмосферу напряженных поисков.

Обычно «хлеб» строителей - железобетонные панели, лестничные марши проходят на заводе термообработку паром. Шесть часов длится эта паровая баня. И в цеху туман стоит - на расстоянии вытянутой руки порой ничего не видно. И вот в Надыме, благо район газоносный, мы придумали заменить пропарку горячей термообработкой прямо на газу.

Простое вроде бы дело, но оно равно крупному техническому достижению. Деталь при горячей обработке «созревает» уже не за шесть, а за четыре часа. И тут, как вы понимаете, не только идет экономия условного топлива. Подобно тому, как в сельском хозяйстве при какой-то рационализации с гектара снимается большее количество хлеба, мы при новом способе снимаем с одного квадратного метра производственной площади куда больше «хлеба» для жилищного строительства. И людям теперь работается легче. Тепло, сухо, и дышится нормально...

Про Варшавского я знал не очень много, но, думаю, вполне достаточно, чтобы понять - у него прекрасная школа. Его вкусы, инженерные пристрастия, какие-то очень легкие отношения с людьми, подкупающая прямота, его «заводной» характер, столь симпатичные мне черты делового человека, только подчеркивали главное в этой личности - глубокое и разностороннее знание своего дела. А это штука не заемная.

Ее надо наработать.

Вот как нарабатывал.

В пятьдесят седьмом, после окончания Днепропетровского инженерно-строительного института (диплом писал на кафедре организации производства по проблемам заводов железобетонных изделий) поехал на казахстанскую Магнитку. Работал мастером, начальником участка. Строил ТЭЦ, участвовал в пуске первой казахстанской домны. Здесь закалился и как общественный работник. Был председателем совета молодых специалистов всей стройки. А молодых специалистов здесь было за две тысячи.

Казахстанская Магнитка, по словам Варшавского, показала ему размах, масштабы дела. Потом был Кременчуг.

Здесь - уже другая страница жизни, связанная с жильем. Многие районы в Кременчуге под его руководством построены. И новое назначение - начальником первого на Украине экспериментального ДСК объемно-блочного домостроения, который, кстати, сам строил и пускал. И, наконец, Сургут, Тюмень, уже отчасти знакомые вам сибирские дела. Обычно перечисление «через запятую», давая информацию вообще, мало что объясняет. В перечислении жизненных ступенек Варшавского четко, однако, просматривается служение двум гигантам строительства - промышленному и жилищному. И становится ясно, почему сейчас, когда главк работает по замкнутой системе «завод - транспорт - жилстрой», Варшавский профессионально владеет ситуацией.

Но хотелось бы подробно о другом. О «коньке» Варшавского, о его главном пристрастии.

В тридцати километрах от Тюмени, в местечке Винзили, работало преспокойно небольшое предприятие. Здесь выпускались деревянные дома контейнерного типа. Домики симпатичные, сорок четыре, как говорится, «квадрата». Особнячки, да без удобств! Я хорошо был знаком с комбинатом в Винзилях. Многие годы наш журнал ратовал за временное жилье для северян именно контейнерного типа. Оно легко - железной дорогой, автотранспортом, вертолетом - перебрасывается. Легко и быстро монтируется.

Отчасти «Юность» «повинна» в том, что здесь была запущена хотя и не до конца продуманная, но все-таки контейнерная серия.
Совсем недавно Варшавский принял предприятие в Винзилях на баланс. И сделал из него первый за Уралом домостроительный комбинат по возведению деревянных зданий из объемных блоков.

- Мое глубокое убеждение,- говорит Варшавский,- жилищник должен идти в район сразу за разведчиком-геологом. И строить там сразу же капитально. В тайге, в глухомани, на строительстве железнодорожной ветки или магистрального газопровода люди не должны быть обделены теплом, светом, удобствами. Это ведь неверно, что строительство жилья, соцкультбыта, мол, непроизводительная сфера и туда можно меньше вкладывать, можно «отламывать», случись какой прорыв в сфере производительной. Ведь мы обделяем не сферу, а человека, который - считать так считать! - дает куда меньше в условиях дискомфорта и неразвитых социально-бытовых условий. Словом, когда я получил Винзилинский комбинат, я недолго горевал. Еще с тех времен с Кременчуга, когда был начальником экспериментального ДСК, понял, что такое объемно-блочное домостроение. Основная работа - семьдесят пять, а то и восемьдесят процентов - делается в заводских условиях. А строительная площадка фактически превращается в монтажную.

По существу, это сборка из бетонных объемов нескольких разновидностей. За этим методом будущее. Мы неминуемо придем к нему и на Севере, где в особой цене повышенная заводская готовность. Но разве уже сейчас нельзя утверждать явные преимущества этой технологии на традиционном материале - дереве? Скажете, есть сборные дома, где основным элементом стала не доска, а щит? Мы не возражаем: это - достижение пятидесятых годов. Потом контейнерные особнячки... Еще малый шаг вперед. Но и только. А если комплектовать из блоков не особняки, а многоквартирные дома? Не два-три блока, а восемь десятков - готовые единичные здания? И самые трудоемкие операции перенести с семи ветров в заводские корпуса? Не так ли, кстати, поступили работники комсомольско-молодежного треста «Тюменьгазмонтаж» на заре освоения, когда рождался блочно-комплектный метод сооружения промысловых объектов, за которые коллектив, входящий теперь в состав главка, удостоен премии Ленинского комсомола?

Кстати, опыт треста, когда каждый становился участником и полноправным соавтором эксперимента, пригодился и нам. На ходу принимались решения, уточнялись варианты, одновременно реконструировались цехи, определялись линии конвейера, коллективно складывался облик нашего первенца. Невиданно быстро наш проект получил права гражданства. По крайней мере, председатель «Госгражданстроя» Геннадий Нилович Фомин помог узаконить эту идею. Представьте себе, что куда-нибудь в Заполярье доставили наши готовые блоки пятнадцатиметровых комнат, лестниц, санузлов и в минус пятьдесят строили двухэтажный 24-квартирный дом не год, как водится, а монтировали - складывали из блоков, словно из спичечных коробков, всего пятнадцать дней! Смонтировали (дом еще на заводе был начинен удобствами - газовая плита, водопровод, батареи центрального отопления, санузел; на полу линолеум, обои, рамы с тройным остеклением), теперь только подключай к магистральным сетям: к воде, канализации, электричеству...

Это не сказка. Это уже сегодня реальность. В прошлом году мы сделали порядка шестидесяти тысяч квадратных метров таких домов, к концу пятилетки доведем до двухсот тысяч... Смущает, что деревянное? В городе Тюмени есть «деревяшки», которые по сто - сто пятьдесят лет стоят. А иные дома из железобетона - и пяти лет не прошло - на ладан дышат!

Еще одно преимущество деревянных объемов, или, как мы их называем, модулей. Они позволяют архитектору, конструктору маневрировать. Их можно двигать вправо-влево, меняя рисунок строения. Мы заботимся о том, чтобы наш дом имел лицо. И тут в дело идут накладные детали в русском стиле, краски разных цветов.

Не сказать, чтобы эта наша продукция шла туго. Спрос большой. И он еще увеличится, когда нитка железной дороги придет в Новый Уренгой - уже в начале этого года. И все-таки мы не жалеем ни сил, ни средств на пропаганду своего детища. Недавно на экспериментальной площадке Винзилинского комбината поставили целый дом. И квартиры в нем отделали по-разному: одну - пластиком, другую - деревом, третью - обоями. Приходите, приезжайте - охотно поделимся опытом. Модули - это не только быстрое, но и качественное решение жилищной проблемы в условиях интенсивного освоения.

Сошлюсь тут на опыт нашего главка. Для очередников Винзилинского комбината мы решили построить целый поселок из деревянных объемных блоков. И знаете, противников такого жилья среди строителей не оказалось. Они сами его производят и видят все преимущества и достоинства... Ну, а мечта - создать на базе объемных вариантов набор детских учреждений для комплексной застройки, набор магазинов, столовых, комбинатов бытового обслуживания. Без всего этого нет поселка...

Так же, впрочем, как и города.

Я знаю, что заботит сегодня Варшавского, о чем он постоянно толкует на совещаниях. Ввод жилья, в Сургуте серьезно опережает строительство соцкультбыта.

И это оборачивается сложными социальными проблемами. При острой нехватке кадров немало женщин, отличных специалистов, сидят в уютных сургутских квартирах с детьми на руках. Хронически не хватает яслей, детских садов. Магазин пришлось делать из панелей, предназначенных для строительства жилья. Нет индустриальной базы, а ведь соцкультбыт строится на отдельных специализированных предприятиях.

Такое намечено построить на 160 тысяч квадратных метров сборного железобетона, и руководство главка то и дело теребит проектировщиков. В Уренгое, этой газовой столице Тюменской области, не должна повториться сургутская ситуация. Город - это все сразу: и жилье, и детские сады, и школы, и магазины.

Журнал Юность № 3 март 1982 г.

История Российского Севера


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.81.96.11

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

.
Designed by Helion LTD