Главная За Родину сражались в Заполярье
За Родину сражались в Заполярье Печать E-mail

На моей малой родине - деревне Курья Сокольского района Вологодской области из двух десятков домов на каждом втором можно увидеть потускневшие от времени красные звездочки. Это - знак того, что здесь живет фронтовик. Сейчас, правда, можно лишь говорить, что жил фронтовик, ибо последний постоянный житель деревни - тетя Тоня умерла в 2009 году. Последнего ветерана войны схоронили здесь лет за шесть до нее.

Это был ее отец - Павел Александрович Сизов, бывший колхозный бригадир, активный участник обороны Заполярья.

Был он большой любитель выпить, а как пропустит стаканчик самогона, обязательно начнет рассказывать о войне, о своих земляках, погибших на разных полях сражений за нашу большую Родину. От него мне и довелось узнать судьбы отцов моих сверстников, не вернувшихся с поля боя.

- Сам-то я воевал в Заполярье, - поведал мне в один из таких дней дядя Паша. - Сперва - под Кандалакшей. Там, неподалеку от села Алакуртти, есть Лысая гора. Так вот там мы и встретили немцев. Драка была серьезная, но мы устояли.

Нас, деревенских, привыкших к топору, определили в саперы. Строили переправы, землянки и блиндажи для наших бойцов, помогали разведчикам проходить через минные поля и немецкие заграждения... Вместе со мной воевали Кубарев Алексей из деревни Кощеево, Кокарев Павел из Яковкова, Василий Тихонов с Петряева, Александр Шириков из села Семакино. Нам повезло: живыми вернулись с фронта.

А сколько моих фронтовых друзей навсегда остались в сопках Кольского полуострова - не сосчитать.

Никогда не забуду, как летом сорок четвертого, перед началом нашего наступления, ходили мы в разведку. Нашу саперную часть тогда придали Дикой дивизии. Так почему-то среди солдат называли части, переброшенные в северную Карелию из-под Мурманска. Наша, саперов, задача - сделать проход в немецких заграждениях и поддержать, в случае надобности, разведчиков этой дивизии, направлявшихся за очередным языком в тыл противника.

Летом на севере Карелии светло почти как днем. Пройти незаметно линию обороны разведчикам не удалось. Немцы встретили их огнем из пулеметов и отжали от места, где мы сделали им проход в заграждениях. Еще немного, и всю группу фашисты перебьют. И тут какая-то сила заставила меня проползти вперед, к заграждениям. Я вырвал один из кольев, на которых крепилась "колючка", поднял его вместе с проволокой и заорал что есть силы разведчикам: бегите сюда! Так и стоял, пока немецкая пуля не свалила. Но разведчики успели пробраться к своим. И меня, раненого, потерявшего сознание, не забыли прихватить. Потом, уже в госпитале, узнал, что в том бою, прикрывая разведчиков, погибли трое моих товарищей-саперов: сибиряк Ковтунов, уралец Мартынов и украинец Саша Батуев. Как вечная память о них - вот этот орден Славы, которым меня наградили за выручку разведчиков.

И Павел Александрович, достав из шкафа коробку с наградами, показал мне свои ордена и медали.

- А о вашем Мурманске мне много рассказывал сержант из Дикой дивизии, с которым мы вместе лежали в госпитале. Не помню точно фамилию - то ли Анохин, то ли Амахин. До войны он работал в мурманском порту. Ты бы, Василий, попробовал разыскать его. Интересно, как жизнь у него сложилась... Я то, как видишь, как был колхозник, так им и остался...

Просьбу фронтовика мне удалось выполнить, но уже после его смерти. Оказывается, моего земляка фронтовая судьба свела с ныне известным многим мурманчанам человеком - Аркадием Александровичем Амахиным, председателем Совета ветеранов Полярной дивизии.

Той самой, что остановила немецкое наступление на Мурманск в сентябре сорок первого. Была она сформирована из бойцов народного ополчения, в том числе и из бывших заключенных, которые воевали отважно, но отнюдь не по писаным правилам, за что и дали немцы ей прозвище Дикой дивизии.

54 года Аркадий Александрович проработал на Мурманской судоверфи. Там же трудился почти 48 лет и его брат Николай Александрович, в годы войны ремонтировавший боевые корабли Северного флота. Оба достойно продолжили дело отца Александра Евдокимовича, работавшего на судоверфи плотником еще в 1930 году. А всего, как выяснилось, кроме них на этом предприятии работали в разные годы более двух десятков других Амахиных и их близких родственников. Общий трудовой стаж этой рабочей династии мурманских судоремонтников превышает двести лет, а с учетом работы родственников Амахиных на других предприятиях бывшего главка "Севрыба" эта цифра достигла уже пятисот лет.

Журналистский поиск принес мне и другую интересную информацию, связанную с моим вологодским земляком и защитником Заполярья Павлом Александровичем Сизовым. В семидесятые годы в Мурманске на 35-м судоремонтном заводе работал его сын Николай, а в последние годы здесь трудился и внук фронтовика Александр Сизов. Сын защитника Заполярья Алексея Кубарева, - Леонид более тридцати лет жил на Кольской земле. Был строителем, работал плавильщиком на комбинате "Североникель", активно сотрудничал с областной газетой "Полярная правда" в качестве рабкора и несколько лет был даже собственным корреспондентом "Комсомольца Заполярья" в городе Мончегорске. Любовь к нашему краю им передали отцы и деды-фронтовики.

50 лет на службе Заполярью


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

44.220.44.148

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2024 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .