Главная «Осень патриарха» (В.В.Кусков)
«Осень патриарха» (В.В.Кусков) Печать E-mail

В середине лета 1999 года мурманчане отметили 65-летие рыбного порта. Было много речей и здравниц в адрес юбиляра.

- Порт является неотъемлемой частью рыбной отрасли - базовой для экономики области. И сегодня мы очень рассчитываем на то, что вы поддержите начинания администрации области, цель которых - возродить славу рыбного Мурмана, - под такими словами подписался губернатор Юрий Евдокимов.

- Мурманский рыбный порт выдержит, выстоит, как было не раз за его славную историю, будет жить и развиваться, - оптимистично заявил председатель облдумы Павел Сажинов.

- Примите огромную благодарность от имени всех мурманчан за ваш мужественный труд, за умение стойко переносить трудности и лишения, сопутствующие экономическим неурядицам. Верю, что благодаря вашим усилиям порт вновь встанет на ноги, заработает на полную мощь, - дипломатично выразился мэр Мурманска Олег Найденов, сделав ударение на слово «вашим».

Принимал поздравления управляющий портом В.В.Кусков, который был моложе своего предприятия почти на полтора десятка лет - в 1997-м Валерию Васильевичу исполнилось 50. Вот что поведал юбиляр нашему корреспонденту:

- Оглядываясь в прошлое, могу уверенно утверждать, что баловнем фортуны я не был. Родился «последышем» в бедной многодетной семье в Тульской области. Отец гнул спину в колхозе. Мать хлопотала по дому. Выручали огород да домашняя живность. Сполна хлебнули лиха в послевоенную голодную пору. Но выстояли. Помню, отец все мечтал дать нам образование, вывести, как он говорил, в люди. Как и другие братья, я, пожалуй, не посрамил честь фамилии.

В детстве до самозабвения любил природу, рыбалку. Закончил школу, признаюсь - учился средне. Махнул во Владивосток к старшему брату.

Поступил в Дальрыбвтуз на факультет промышленного рыболовства. Но по состоянию здоровья море закрыли, пришлось перевестись на факультет водного транспорта, о чем не жалею по сей день. В 1972 году по распределению приехал в Мурманск, стал стивидором второго грузового района. Приняли в ряды КПСС. Скрывать не буду - в правоту идей партии верил искренне. И для должностного роста партбилет в советские времена был необходим. К знаниям прибавился практический опыт. Через четыре года назначили руководить грузовым районом, а еще через шесть лет - всем портом. Пятнадцать лет стою у руля.

- Валерий Васильевич, сейчас принято отзываться о пройденном пути в уничижительном тоне. Производственные победы, награды за труд, знамена...

- Нас всегда заносило из крайности в крайность. Мы постоянно скопом играли в слова, зло и красиво обругивая и восхваляя все - и плохое, и хорошее. Теперь перед всем миром занимаемся самобичеванием, отрицая собственные добрые дела, каких совершено было немало. Нельзя огульно зачеркивать нашу историю, нашу жизнь. Я со щемящим чувством вспоминаю прожитые годы, не отказываюсь от них. И это не возрастная ностальгия, а осознанная память...

- Некогда гремевший на всю страну Мурманский рыбный порт ныне еле сводит концы с концами. В чем причина? Кусков и его управленческая команда не могут приспособиться к рыночной экономике? - несколько бестактно задает очередной вопрос Леонид Павлов.

- Все отрасли России сейчас находятся в глубоком кризисе, в том числе и рыбная, - спокойно отвечает руководитель. - Ума разрушить плановую экономику хватило, а взамен реформаторы ничего не предложили. Раньше порт перерабатывал ежегодно полтора миллиона тонн рыбопродукции, сейчас едва набираем 350 тонн. Всем известно, что флоты предпочитают сдавать рыбу за рубежом. Наш порт стоит.

Сохранен необходимый минимум для обслуживания технологического комплекса. Мы не соглашаемся на поспешную приватизацию, хотя к этому нас подталкивают, грозя объявить предприятие банкротом...

- Вам не приходило в голову бросить все, переменить место работы?

- Предложения были. Манили перейти в министерство, в исполнительные органы власти. Отказался наотрез. Престижная должность меня не прельщала никогда. Порт - моя молодость, зрелость, «осень патриарха»... Орденов не удостоен. Имею медаль «За трудовую доблесть», присвоено звание «Заслуженный работник рыбного хозяйства России».*

Заканчивая материал о юбиляре, наш корреспондент посчитал возможным подверстать к интервью несколько высказываний о Кускове его подчиненных.

Снабженец М.: - Ценю в управляющем принципиальность, порядочность, доброту.

Инженер П.: - Он на своем месте. Нынче быть руководителем - тяжелое бремя. Но Валерий Васильевич делает все возможное и сверх того, чтобы порт не развалился, как рыбокомбинат.

Докер С.: - Работы нет, зарплату задерживают, но я на него зла не держу. В стране везде бардак, что, Кусков виноват? А хозяин он нормальный.*

И еще одна публикация «Рыбного Мурмана», на мой взгляд, довольно точно характеризовала В.В.Кускова и как руководителя большого коллектива, и как человека. Это рассказ работника рыбного порта Павла Соболева, одного из лидеров нового, независимого профсоюза докеров:

- Узнав, что докеры свой профсоюз создают, нас сначала стали собирать побригадно. Поговорили с нами, но безрезультатно - у ребят лица мрачные, ничего слушать никто не хочет. А на следующий день меня вызвали к начальнику порта Валерию Кускову. И, по правде-то сказать, мне та беседа очень понравилась. Он мне про проблемы порта многое рассказал, в общем, делово так поговорили. Я даже подумал, что зря мы все затеяли. А на прощание он мне сказал: «Ты затащил людей в это болото, тебе и вытаскивать. Даю тебе десять дней сроку». И пообещал, что раз в месяц к нам в бригады будут приходить специалисты администрации, рассказывать, чем живет порт - дело в том, что нас сейчас все забросили. Мы не знаем, почему зарплаты нет, почему расценки низкие. Поверил я ему.

Но через несколько дней все вдруг изменилось: на стивидоров давить начали, мол, выходите из этого профсоюза, иначе уволим. А чуть позже Кусков и мне уволиться предложил. По собственному, так сказать, желанию. А когда я отказался, он мне прямо сказал: «Смотри сам. Не тем ты путем пошел, как бы не пожалеть».

И началось. В начале января мне выговор объявили за многочисленные нарушения производственной дисциплины. Нарушения действительно были, как без них, однако позже на суде прокурор заметил, что при нынешнем развале и разрухе требовать от людей соблюдения правил техники безопасности сложно. Вскоре ко мне домой товарищ пришел - он в администрации порта работает - и сообщил, что заготовлен приказ о моем и еще двух бригадиров увольнении с формулировкой «за систематическое нарушение техники безопасности».

Я не волновался, понимал, что увольнять нас собрались совсем за другое, но как людям это объяснить? Они ведь работу из-за меня могли потерять, из-за того, что поперек начальства пошел. Короче, чтобы ребят из-под удара вывести, написал заявление об уходе сам.

Сформулировал его просто: «Прошу меня уволить». И даже в порт не пошел, с сыном в отдел кадров эту бумагу передал.

Очень было тягостно на душе. Чувствовал себя брошенным, никому не нужным... К тому же я знал, что в любой момент могу вернуться.

Стоило только мне подойти к Кускову, упасть на колени, повиниться - все изменится. И тут приходит ко мне наш председатель профкома Ольга Кольцова и говорит: «Паша, ты нас предал. Удрал с поля боя». Так и сказала. А потом добавила: «Но мы своих товарищей не бросаем и решили на профкоме за тебя драться. Подали иск в суд, будем добиваться, чтобы твое увольнение признали незаконным».

У меня будто камень с души спал. Я ведь так думал: если бы я пострадал за свое, сам бы в чем-то виноват был, самому и надо расхлебывать, а тут ведь за общественную работу меня наказали. И вот был суд. Три заседания, три дня. Я за это время Кускова еще больше зауважал. Он, в отличие от всех остальных, ни разу не соврал, признал, что разговаривал со мной. «Да, - говорит, - я Соболеву так и сказал: или прекращай своими профсоюзами заниматься, или увольняйся». Судья его спросила, почему он решил, что я в чем-то виноват. Он точно так же честно ответил, что председатель нашего профкома Людмила Мгеладзе ему доложила: Соболев, мол, профсоюз какой-то мутный создает, который из-за рубежа финансируют...

Мне позиция Кускова понравилась - он хоть и работодатель, но вел себя честно. Это, скорее всего, на решение суда и повлияло: на работе меня восстановили.*

Что ж, похвала противника намного дороже лести друга.

· Причалы судьбы, «РМ» от 26 сентября 1997 года.

· Там же.

· «Мы решили бороться». «РМ» от 12 сентября 1997 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) Том второй 


busy
 

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

3.238.107.166

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2020 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .