Главная У последней черты
У последней черты Печать E-mail

на собрании акционеров завода было предложено занять кресло генерального директора В.П.Буртовому


Говоря о делах и заботах моряков АО «Мурманрыбпром», мы уже рассказывали о капитане В.П.Буртовом, который взял у флота в аренду казалось бы совершенно «невыгодные» крупнотоннажные траулеры. И у него они заработали великолепно, выпуская в том числе и высококачественный фарш для АО «Протеин» - бывшего белкового завода рыбокомбината. «Протеин» был учредителем рыболовецкой фирмы «Прометей», которой руководил Буртовой, а «Прометей», в свою очередь, - акционером «Протеина». И если у рыбаков все задумки более-менее осуществлялись, то вот у рыбообработчиков дела шли все хуже и хуже. Наконец, на собрании акционеров завода было предложено занять кресло генерального директора В.П.Буртовому. И тот пошел на столь рискованный шаг.

Какое же «наследство» приобрел промысловый капитан? Долг по зарплате «Протеина» перевалил за 141 миллион рублей, в бюджет - 26 миллионов, в пенсионный фонд - 90. Задолжал коллектив и поставщикам. Всего - свыше 866 миллионов рублей. Простаивало прекрасное оборудование, а работницы буквально теряли сознание от голода - не на что было купить даже хлеба. Первое, что сделал новый директор, - по бартеру в обход инструкций приобрел картошку и сливочное масло и выдал этими продуктам часть зарплаты коллективу. Заработал пустовавший колбасный цех, набирали обороты участки по выпуску майонеза «Север», крабовых палочек, соленой и слабосоленой рыбы...*

Наверное, далеко не все удалось сделать Буртовому для стабильной работы завода. Или изменились не зависящие ни от желания отдельного человека, ни от мнения коллектива обстоятельства, но через некоторое время руководил АО «Протеин» уже другой человек - Александр Нечаев. И с 1995 года средства массовой информации стали наперебой рекламировать продукцию завода: бульонные кубики, любовь к которым рождалась «с первой ложки»; майонез «Север», который качественнее и вкуснее бельгийских и норвежских майонезов; ну а крабовые палочки знали по всей России. Не было конкурентов у «Протеина» и в выпуске пресервов в миниатюрных баночках. Что же, создал кто-то тепличные условия для завода?

- Нет, - отвечает на вопрос корреспондента «Рыбного Мурмана» А.Нечаев. - Выживаем, и не более того. Нет оборотных средств, мы обескровлены налогами, тарифами. Деньги уходят моментально: утром продали продукцию - к вечеру купили сырье и тару, чтобы работать завтра. Жизнь «с колес»! Постоянное тревожное ощущение нестабильности, непрочности.*

Нестабильность, непрочность... И это говорит руководитель завода белковых концентратов, самого современного на конец 1980-х годов и советской власти предприятия, где накрывали столы с имитированной черной икрой и «рыбной» твердокопченой колбасой для самых высокопоставленных гостей города и области. А как, интересно, обстояли дела на самом старом производстве бывшего рыбокомбината - втором холодильном заводе, а ныне АО «Айсберг»?

- В принципе, за два года после проведения акционирования ничего не изменилось, - рассказывает генеральный директор П.П.Петров. - Мы и раньше были вспомогательным производством, и нынче наша роль осталась прежней, работаем в основном как холодильники для коптильного, консервного заводов и остальных предприятий. Самостоятельными у нас были по сути только четыре цеха: пельменный, филейный, сосисочный и по вялению рыбы. Так как мойвы нет, цех вялки остановлен полностью. Из-за того, что флоты перестали вырабатывать фарш, пельменное производство тоже остановлено. Эта же участь постигла и филейный цех. Свежей рыбы флоты нам не поставляют вообще. Осталось только производство соленой рыбы и пресервов. Из шестисот работников осталось на заводе двести. Да и из них более ста человек находятся в отпусках без содержания. Понемногу избавляемся от ставшего ненужным оборудования. Рыбаки сейчас креветку если и ловят, то сдают за кордон, и нам пришлось замечательную импортную линию по ее обработке продать.

Положение критическое. Но мы в него, образно говоря, въехали, как, видимо, и многие другие, за счет взаимных неплатежей. Нам не платят «Колор Фиш» - бывший коптильный завод, «Северная Пальмира» - бывший консервный, «Севрыбсбыт». В общей сложности нам должны около миллиарда рублей, и в то же время мы тоже задолжали миллиард с лишним. Ситуация дурацкая. Вроде не совсем плохо живем - и все же на грани банкротства, а может быть, уже за гранью. Кстати, мы банкротства не боимся, если можно так выразиться, морально готовы к нему. Ну пустят нас с молотка, сменят руководство, придет новый дядя с большими деньгами и все выправит. Но почему бы нам сегодня денег не дать? Сейчас у нас есть предложение совета директоров по организации дочерней фирмы. Суть его в том, что отсекаем все нерентабельные цеха, оставляем только те подразделения, которые работоспособны и дают хотя бы минимальную прибыль...*

...А на отсеченные, подготовленные к агонии цеха вешаем все долги и соцкультбыт, - не довел до логического конца свою мысль генеральный директор. И будет работать только какой-нибудь «Айсберг плюс», а его с каждым днем дряхлеющий и погрязший в долгах прародитель потихонечку сам умрет естественной смертью. Схема не новая и распространенная в деловых кругах. А что еще прикажете делать? Наивно ждать какого-то «дядю с большими деньгами». Не придет, пока не будет четко видеть перспективу для модернизации производства.

Так оно и случилось. В конце апреля 1995 года отцы-командиры бывшего холодильного завода № 2 созвали внеочередное собрание акционеров, чтобы полюбовно решить вопрос о ликвидации предприятия. Результаты финансово-хозяйственной деятельности, как и следовало ожидать, оказались плачевными. Гендиректор Петров доложил, что за минувший год «Айсбергом» выпущено всего 148 тонн рыбной продукции, сплошные убытки. За недоимки в бюджет арестован счет в банке, кредиторская задолженность около пяти миллиардов рублей. Завод практически остановлен. И в качество спасительной меры предлагалось продать часть основных фондов - один из холодильников, административно-бытовой корпус, столовую, турбазу. За это рьяно ратовали и П.Петров, и М.Зуб - директор ИЧП «Игриха». Это индивидуальное частное предприятие арендовало у завода пресервный цех и холодильную камеру.

- Исподволь удачливый бизнесмен господин Зуб скупил почти 45 процентов акций «Айсберга», вошел в совет директоров и стал в нем ведущей фигурой, - пишет корреспондент «Рыбного Мурмана» Леонид Павлов. - Более того, теперь он возглавляет дочернее предприятие «Осанна», которое предполагается создать на базе завода... Но акционеры не разделили розовый оптимизм начальственных лиц, не поверили, что «Айсберг» можно возродить в новом качестве. У них хватило здравого смысла задробить идею. Ликвидация как таковая не состоялась.

- Странные времена пошли, - рассуждает журналист. - Пользуясь экономическим хаосом, всяк норовит в свое владение поиметь кусок государственной собственности. Вот и АО «Бриз» (коптильный завод № 3) приказал долго жить (акции перекуплены фирмой «Инсайд»). На последнем издыхании и другие подразделения бывшего рыбокомбината. Теперь и «Айсберг» приплыл в тупик. Норвежские инвесторы, проявлявшие желание реанимировать своими капиталами производство, пошли на попятную. АО «Севрыба», которое обещало взять под крыло завод, пока не имеет для этого достаточно средств. Смогут ли акционеры выправить положение? Затеянные на заводе коммерческие игры уверенности в завтрашнем дне им не сулят.*

Должен сказать, что автор этой книги в данном случае не разделяет выводов Леонида Павлова - опытного журналиста советской школы, пришедшего в «Рыбный Мурман» в начале 1995 года. У нас еще будет время и возможность познакомиться со всеми сотрудниками еженедельника - различными по характерам и темпераменту людьми, с различными политическими и жизненными принципами. Может, от этого только выигрывает издание? Не будем сейчас вдаваться в столь сложную науку, как журналистика. Не время. Вернемся к делам и заботам рыбообработчиков. Так или иначе, но руководители «Айсберга» добились своего, а Михаил Зуб возглавил новое-старое производство. Этому человеку предстоит в дальнейшем сыграть немаловажную роль в деле возрождения хоть на минимальном уровне былой обрабатывающей базы рыбного Мурмана. Деятельный и конфликтный, М.И.Зуб успеет по нескольку раз поссориться и помириться со многими руководителями Северного бассейна, и не мытьем так катаньем доказать свою правоту.

• Руководство в стиле «ретро», «РМ» от 17 июня 1994 года.

• Очень вкусно, спору нет! «РМ» от 30 мая 1996 года.

• «Айсберг» тает на глазах, «РМ» от 30 сентября 1994 года.

• У последней черты, «РМ» от 28 апреля 1995 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.161.31.247

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2019 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru .