Наши партнеры

АНО ДПО «Полярный институт повышения квалификации»

 

Главная Кадры решают всё, часть 4
Кадры решают всё, часть 4 Печать E-mail

Начало читать здесь

Под стать первым лицам флота были и их заместители. Особенно ответственной была работа заместителей, руководивших промыслом.

Значительным уважением на флоте пользовался Жуков Александр Васильевич. В прошлом капитан, руководитель промрайона, он прекрасно ориентировался в работе малотоннажного флота. Затем, с приходом на флот крупных судов вахту принял Наумов Эдуард Константинович. У нас с ним были прекрасные отношения, хотя иногда я и говорил с ним о его горячности, которая мешает работе. Но все его недостатки перекрывались знанием дела. Мне порой казалось, что он знает все горизонты, по которым надо вести тралы, курсы, время тралений и т.д., потому что так основательно он говорил с капитанами и мастерами лова, советовал им тактику промысла. Не испортил картину, а пожалуй много внес нового, тралфлотовского, другой заместитель Леонтий Васильевич Евграфов. Кто в те годы не знал его как капитана знаменитого «Навигатора», добывшего за год больше 100 тысяч цнт. рыбы. Он был направлен к нам как бы и для учебы и для обмена опытом, т.к. уже после недолгой работы в Мурманрыбпроме, был назначен на должность начальника тралового флота. До сих пор, с кем не встретишься, все называют умницей самого молодого заместителя начальника флота Кухтина Александра Ивановича. Он поставил своеобразный рекорд, став в 26 лет капитаном-директором БМРТ «Тридцатилетие Победы». Самым молодым пришел на флот он и заместителем начальника флота.

Запомнился на кадровой работе зам. генерального директора Вишемирский Анатолий Иванович, тоже в прошлом капитан-директор. Он смог создать работоспособный маневренный коллектив в отделе кадров, организовать сложную работу по переезду и перелету моряков за границу. А тогда более 50% всей рыбы добывалось в ЮВТО, АЧА, ЮВА т.е. в тех районах, где экипажи сменялись в инпорту и доставлялись туда самолетами. В помощниках у него в разное время были Котов Юрий Иванович, Задворный Юрий Васильевич. Несмотря на значительную загрузку, Анатолий Иванович любил острое слово, иногда поддевал нерадивых работников.

Как-то сидим на графике, выступает капитан одного из судов, а на лице у него свежие царапины. Все знали, что у него «сложные» отношения с буфетчицей и это было причиной появления царапин. Когда генеральный директор спросил в чем дело, то он ответил, что на шлюпочной палубе поставлены «леса» для ремонта, вот он случайно поскользнулся и оцарапался. Генеральный говорит, разберитесь там, нельзя так загромождать судно. А Анатолий Иванович тихонько, но слышали все, говорит: «Хорошо, завтра спишем эти «леса» с судна», имея в виду буфетчицу.

Кстати так называемый «женский» вопрос действительно имел место на судах.

Обычно в рейс на БМРТ уходило около 90 человек, в том числе до десяти женщин. Понятно, что в длительных рейсах складывались определенные отношения в экипаже, но к чести моряков, я никогда не помню, чтобы мы разбирались со случаями, переходящими в правонарушения. Как говорили моряки, что рейс начинает надоедать, когда самая некрасивая женщина на судне кажется красавицей.

Многие жены моряков даже упрекали своих мужей, что, дескать, Вы там, в рейсе не скучаете. Помню, что на одном из собраний, где были жены моряков, на аналогичные обвинения пришлось ответить:

- Что если Вас, жен и женщин вообще, отправить в многомесячный рейс на судне, где из 90 членов экипажа будет всего 10 мужчин, то Вы не дойдете и до Норд-Капа, придется возвращать судно из-за скандалов.

Женщины немного пошушукались, но потом согласно закивали головами. Конечно, скандалов не удалось избегать совсем, но мы старались переложить их в русло личных взаимоотношений людей. На флоте есть масса примеров, когда капитан судна женился на буфетчице или на враче, семейные пары ходили вместе в море, и никто не мешал этому. Однако были и обычные попытки женщин разбить семью, добиться своего. Иногда парткому приходилось вставать на защиту в таких случаях. Как-то в разговоре со мной один из капитанов сказал, что не знает, что делать. Пристала буфетчица, звонит домой жене, говорит, что мы сожительствовали в рейсе. Жена хочет подать на развод. А ведь у меня ничего с ней не было, просто это месть за требования на судне по работе. Мы договорились, что я приеду к нему вечером. Встретили меня натянуто, жена дуется, а двое мальчишек, примерно 7-8 лет, обрадовались гостю. Я еще подумал, как жалко, если от этих ребятишек уйдет отец. Разговариваю с его женой и привожу пример из своей жизни:

- Знаете, недавно сижу дома, вдруг звонок, моя жена берет трубку и разговаривает с кем-то. Чувствую, что она несколько растеряна и разговор идет с чужим человеком. Жена поблагодарила кого-то и положила трубку.

- Знаешь, с кем я говорила. Звонила женщина и говорит, знаете, где сейчас Ваш муж. Он сидит в компании с женщинами и называет адрес. 
Хорошо, что я был дома, а то мог бы быть такой же скандал как у Вас. Потом я вспомнил, что недавно партком выступил инициатором не направления в рейс одной женщины, которая любила устраивать скандалы в рейсе, заводить людей и, в общем, нагнетала обстановку.

Думаю, что звонок моей жене - это была ее месть за списание с судна. То же самое, говорю, и с Вашим мужем. Разговор пошел легче, жена оттаяла и впоследствии семья жила счастливо. Были и другие случаи.

Приходит ко мне первый помощник и говорит, что разводится с женой. Раньше было положено о таких изменениях в жизни помполитов информировать партком. Я спрашиваю - решение однозначное. Да, говорит, жить вместе больше не можем. Ну что ж, это Ваше дело. Только одна просьба и к тебе и к жене. Никуда не ходить, не писать писем друг на друга и, в общем, не лить «грязь» по случаю развода. Может, вы еще передумаете, а если наговорите друг другу лишнего, то потом трудно будет сойтись. Где-то, через год, этот первый помощник заходит ко мне и говорит: «Спасибо за совет. Мы вновь живем вместе и у нас все нормально».

Самые теплые воспоминания сложились от работы и взаимоотношений с заместителем генерального директора по социальным вопросам Долгих Василием Александровичем. В прошлом капитан-директор БМРТ «Плутоний», награжденный орденом Ленина он был очень авторитетен на флоте. На берегу ему достались самые сложные вопросы - жилье и быт. Эти вопросы затрагивали жизнь почти каждого человека, было достаточно много недовольных длительными сроками ожидания нового жилья. Да и со старым жилым фондом, принадлежащим флоту, на Жилстрое, Больничном городке и Озерках было немало проблем. Помогал ему огромный жизненный опыт, терпеливое отношение к людям, человеческое участие и желание помочь. Его авторитет часто помогал и в работе с личным составом.

Беседую как-то с одним из молодых капитанов, на которого жаловались за злоупотребления спиртным. Заходит в кабинет Долгих В.А, послушал немного и говорит:

«Когда я был капитаном и мне надо было по каким-то причинам накрыть стол в каюте, выпить по рюмке, я просил уборщицу под видом уборки принести закуски и накрыть стол. Никто на судне не знал, что у меня какое-то мероприятие и капитана не видели в нетрезвом виде на судне. Даже если в этом была необходимость отдохнуть, то я выбирал время, когда позволяла судовая жизнь, говорил старпому, чтобы сутки меня не беспокоили и снимал напряжение от тяжелой работы. Хотя я как старый капитан, мог бы и позволить себе расслабиться, но не делал этого, а ты молодой капитан, вместо того, чтобы зарабатывать авторитет, ходишь пьяным по судну». После этого разговора проблем с этим капитаном не было. А имя Долгих В.А. носит современное рыболовное судно, которое я уверен, как и ранее сам Василий Александрович, будет всегда в числе лидеров на промысле.

Все специалисты важны для нормальной работы флота, но его основой были и есть капитаны. Еще когда сам ходил в море, то не до конца понимал, как сложно организовать работу и жизнь рыболовного судна. Вспоминаю на СРТ, однажды даже поспорил с третьим штурманом, что я механик, самостоятельно спущу трал без заверта. Дело в том, что мы постоянно выходили на подвахту, слышали судовые команды, видел, как выбирается и спускается трал. Часто пили чай на мостике и запомнился весь процесс спуска трала. Я говорю третьему штурману, помню, фамилия его была Бельский.

«Я буду давать команды, а ты их дублируй на палубу мастерам лова». И действительно, трал спустили без «заверта», да еще подняли хорошую порцию трески. Или к примеру на судах появились для того времени современные приборы определения места судна - КПИ, индикаторы, которые работали по американским картам. Специально разобрался в работе этого прибора и мог определить место судна. Это конечно мальчишество и тогда казалось, что такое работа штурмана, командуй себе.

Жизнь на БМРТ для любого капитана, а они были еще и директорами, достаточно четко определена судовыми Уставами и распоряжениями. Но жизнь есть жизнь, зачастую ее не распишешь одними инструкциями. БМРТ «Олентуй» командовал Демьяненко Виктор Николаевич.

Кстати у нас на флоте всегда говорили: «Демяненко» с мягким знаком или без мягкого, имея ввиду двух Демьяненко: Виктора Николаевича и Виталия Дмитровича, фамилия которого на украинский манер была без мягкого знака. Он впоследствии стал генеральным директором «Мурманрыбпрома». Виктор Николаевич тогда показал мне свои записи по Лабрадору, где «Олентуй» успешно ловил палтус, и я просто был ошеломлен, каким багажом надо обладать, чтобы ловить палтус в этом районе. Все трассы тралений, задевы, время тралений были занесены в дневник. Поэтому неслучайно, что никто не мог повторить успешного промысла на палтусе, как его ловил Виктор Николаевич.

Помню уже ситуацию с ним, после того как он не ходил в море. Пришел как- то ко мне с обидой. Я работал уже в райкоме партии и говорит: «Василий Федорович, пришел пожаловаться на флотский профсоюз. Пришел в профком за путевкой, а молодой заместитель председателя профкома и говорит мне, что ты полгода назад был задержан милицией, какую тебе путевку, иди отсюда. Я говорит, еще понял бы, если он просто сказал, что путевок нет, а то он меня отчитал, как мальчишку».

БМРТ «Олентуй». Лабрадор

БМРТ «Олентуй». Лабрадор

Пришлось потом встретиться с этим заместителем и напомнить ему, что этот заслуженный капитан ловил рыбу и кормил страну, когда ты еще под стол пешком ходил. Да он не прав, что какое-то время назад, идя домой со свадьбы родственника, он попал на глаза милиции. Но если уж нет путевки, просто откажи ему, не обижая его достоинства. Мне еще тогда говорили, что может и ты тоже не прав, ведь человек нарушил общественный порядок. Однако я исходил из того, что сделал этот специалист для страны. Если не учитывать этого, то тогда можно оправдать все нынешние мгновенные богатства олигархов, забывая о том, что все, что они приобрели, было сделано руками рядовых людей, в том числе и капитанов рыболовного флота.

Однажды ко мне обратилось местное телевидение с просьбой организовать выход в море и сделать хороший фильм о капитане. Я с удовольствием вспомнил о капитане Лишневском Андрее Николаевиче. В то время он командовал новым БМРТ типа «Иван Бочков» под названием «Семен Лапшенков». Кстати эта серия судов носила имена героев Советского Союза, получивших это звание в Заполярье в годы второй мировой войны. Экипаж «Лапшенкова» поддерживал связь с семьей, моряки организовали на судне настоящий музей памяти героя.

Так вот вместе со съемочной группой мы вышли в рейс на мойву в Баренцево море. Пришли в район промысла, поднялся я на мостик, посмотрел на экран локатора и ужаснулся. Около 100 судов высвечивалось на локаторе, причем каждый из них делал свой маневр, или шел с тралом, или «кошельковист» лежал в замете, или моряки ставили трал. Как было не столкнуться, или не потерять орудия лова, в таких условиях это было искусство. Мы сняли все элементы промысловой работы, поговорили с моряками и почувствовали ситуацию, когда как говорится в песне, экипаж одна семья. Интеллигентный, уверенный капитан вел это судно, отлично работал на промысле, обеспечивал моряков загрузкой рыбой в море и хорошей зарплатой на берегу.

Остались в памяти и другие капитаны-рыбаки: Ардеев Клавдий Валерьянович, Герой Социалистического Труда, Барабанов Алексей Павлович, Сомов Владимир Федорович, Почапский Николай Федорович и многие другие. Не каждого удалось отметить по заслугам, успеть сказать доброе слово, наградить. Но это люди с большой буквы и без наград. Хотя, конечно, людей обижало невнимание к их труду. Как-то первый секретарь обкома Владимир Николаевич Птицын вручал правительственные награды. Я получил медаль «За трудовую доблесть» и вместе со мной орден «Знак Почета» получал капитан сейнера Толпыго Михаил Яковлевич. Он выходил в море на маленьком сейнере и почти всегда перевыполнял план.

Однажды спрашиваем его, каким образом он берет в сутки больше остальных почти на одну тонну. А оказывается, что параллельно с тралом, он ставил несколько ярусов вручную, и это давало лишний прилов судну. После вручения ордена он был растроган, сказал, что даже не ожидал, что капитана такого маленького судна заметят. Таким же трудолюбием и результатами отличался другой капитан сейнера Зенин Анатолий Георгиевич. Когда вблизи берегов и даже в Кольском заливе ловили сельдь, то его судно выловило за год более 50000 цнт. рыбы. Трудно даже представить себе такой результат для судна длиной немногим более 30 метров.

Встреча с ветеранами ВОВ на борту БМРТ  «Туман-2»

Встреча с ветеранами ВОВ на борту БМРТ «Туман-2»

Продолжение читать здесь

Управление «Мурмансельдь» - в воспоминаниях ветеранов


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.227.51.103

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD