Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Заинтересованность и потенциал Германии в рефлексии ядерно-нефтегазовой ситуации Севера Европы
Заинтересованность и потенциал Германии в рефлексии ядерно-нефтегазовой ситуации севера Европы Печать E-mail

Германия осторожна в собственных ядерных планах и она не может не учитывать в своей энергетической политике сильные тенденции


Елена Комлева
Институт философии, Дортмундский университет, Германия

Постановка проблемы

Глубинным мировоззренческим основанием для совместного удержания, насколько это возможно, ядерных и нефтегазовых трендов одновременно в поле зрения социальных наук и социальной рефлексии вне рамок рациональности является следующее обстоятельство. Феномен ядерной энергии (ЯЭ) связан логическими “цепочками” с другими важными социальными явлениями. Например:

ЯЭ - солнце - процессы в гео- и биосферах - жизнь на Земле;

ЯЭ - солнце и звезды - стратегические энергетические задачи;

ЯЭ - наука и техника - прогресс и общепланетарный кризис;

ЯЭ - смена энергоносителей - экономические, политические и военные кризисы;

ЯЭ - энергетика - структура и уровень сельского хозяйства и промышленности;

ЯЭ - энергия, экология, социальная сфера, устойчивость - Agenda 21;

ЯЭ - ядерные сообщества (NEA, FNCA) - международные экономические союзы;

ЯЭ - ядерная дискриминация - социально-экономическое неравенство;

ЯЭ - Иран - право нации на владение ЯЭ;

ЯЭ - Северная Корея - стратегическое жизнеобеспечение как эквивалент ЯЭ;

ЯЭ - изменение климата - энергетическая философия и политика;

ЯЭ - ядерная деятельность - нефть и газ - экономические и политические приоритеты.


Вместе с тем, данная статья, преимущественно, прагматически ориентирована. Германия и Север Европы. Энергетическая безопасность. Энергетические интересы. Нарастающий, сравнительно недавний потенциал углеводородов и более длительные ядерные явления. Новизна и особенности такого симбиоза в территориальном, политическом, экономическом и экологическом контекстах. Многовекторная кооперация. Соосмысление феноменов. Вот ее доминирующие концепты.


интересы Германии на Севере Европы сосредоточены вокруг двух проблем: газ Штокмановского месторождения и долговременного  хранилища ядерных материалов


Комплексные, в сфере энергетики, интересы Германии на Севере Европы (прежде всего, - на европейском Севере России) сосредоточены, в основном, вокруг двух проблем: газ Штокмановского месторождения и долговременного, на века, хранилища ядерных материалов. Они определяют и соответствующие ракурсы интеллектуально-прагматической деятельности.

Углеводороды и ядерная сфера в рамках интегральной оценки

Германия (как, например, и Франция) получает значительную долю природного газа для своих потребностей от Норвегии и России. Эти энергетические связи имеют перспективу. Предполагается, что заполярный газ в Германию будет поступать по трубопроводам Газпрома “Баренцево море – Выборг” и “Северо–Европейский”.

Импортеры энергии в Европейском Союзе все настойчивей, по крайней мере – на общем официальном уровне, поднимают вопросы единой энергетической политики. В ноябре 2006 г. сбои в электроснабжении ряда регионов Европы показали, как хрупка энергетическая цивилизация. Ранее такие серьезные инциденты были и в других частях света. Нефть и газ как основные энергоносители не вечны не только из-за ограниченности их запасов. В не таком уж далеком будущем возможны и серьезные изменения структуры источников энергии, а также основ энергетических технологий. Можно только догадываться о тех геополитических подвижках, которые будут сопровождать изменения в сфере энергетики.

Ныне, на долгие годы, с трудом формируются новые основополагающие принципы и документы относительно взаимоотношений Европейского Союза и России. В том числе – и в сфере энергетики. Нежелание России ратифицировать Энергетическую хартию объясняется не только российскими потерями в этом случае в нефтегазовом секторе, но и слабым представительством страны на европейском рынке ядерного топлива. Об этом напомнил и президент В. Путин (Мюнхен, февраль 2007 г.). Россия предполагает далее рассматривать все эти вопросы в комплексе. Норвегия, например, также не приняла Энергетическую хартию ЕС.

В мире очевидны признаки ренессанса гражданской ядерной энергетики. Хотя Германия весьма осторожна в собственных ядерных планах, она не может, по меньшей мере, не учитывать в своей энергетической политике иные и сильные тенденции.

Германия - основной потребитель и будущий, возможно, распределитель в Европе российского газа, в том числе – баренцевоморского шельфа, соучредитель российско-германской рабочей группы по коммерческому использованию Севморпути с перспективой трансформации этой группы в финансово-промышленную корпорацию. Германия (В. Путин, Дрезден, октябрь 2006 г.) будет получать в течение 50-70 лет дополнительные (по сравнению с прежними договоренностями) объемы газа Штокмана. Она работает над вариантом единого энергетического пространства с Россией или Францией. В январе 2007 г. В. Путин и А. Меркель договорились о создании в Германии крупного хранилища газа. Что актуально в связи с возможными процессами усиления по факту тенденций закрытия германских АЭС и угольных шахт, “энергетического национализма” в ЕС (несмотря на официально декларируемую в общих документах Союза стратегию к объединению энергетической политики).


Нужны ли Газпрому и Германии в такой ситуации дополнительные сложности и финансовые траты из-за опасных ядерных соседей


Нужны ли Газпрому и Германии в такой ситуации дополнительные сложности и финансовые траты из-за опасных ядерных соседей в тесноте промышленной и милитаризованной “коммуналки” Кольского полуострова, не предназначенных для непосредственного и ежедневного обеспечения потребностей газопровода? И каковы должны быть социально-политические условия в регионе, чтобы такие сложности не возникали? И что понимать под регионом, по территории которого пройдет трубопровод?

Спокойная, благоустроенная Финляндия давно мечтает, чтобы норвежский и российский газ в Германию поступал через ее территорию. Заодно Газпром сразу получит доступ к западному рынку и стабильно высоким ценам на продаваемый газ. Финляндии и Швеции газ также нужен. Как и новые рабочие места на северных территориях. Производство знаменитой финской бумаги здесь, например, сталкивается с все большими экономическими трудностями из-за проблем с исходным сырьем - древесиной.

Кстати, транспортировать баренцевоморский газ в Грайфсвальд через Швецию либо Ботнический залив еще и ближе, нежели через Выборг. Возможно, и безопасней. Учитывая сложную военную историю дна Балтики. А также намерение “Транснефти” увеличить вдвое поставки нефти по БТС, в обход Белоруссии, вблизи Северо-Европейского газопровода. Экономических и политических претензий со стороны Финляндии и Швеции к России, обусловленных еще условиями нерыночной советской экономики, в увязке с условиями нынешнего рынка углеводородов не будет. По крайней мере, их вряд ли будет больше, чем есть и будет со стороны стран Балтии, Польши, Белоруссии и Украины, потенциал которых по части деления с Россией общего советского наследства и требования от России разных компенсаций далеко не исчерпан. С другой стороны, Мурманская область и Карелия вдоль Октябрьской железной дороги, рядом с которой по основной версии пройдет газопровод от Штокмана, энергетически не обездолены. Декларируемая газификация территории здесь, видимо, не столь целесообразна.

Учтены ли Газпромом в связи с разработкой Штокмана дополняющие дело, отчасти - осложняющие, ядерные факторы? В том числе из-за наличия ядерного оружия и радиоактивных отходов в регионе, транспортировки отработавшего ядерного топлива Северного флота и Кольской АЭС по Октябрьской железной дороге? Или эти факторы оставлены “про запас”, в роли “крючка”, на который можно “поймать” обоснование необходимости очередного пересмотра ранее выполненных, даже официальных, экологических и экономических оценок, как в случае проекта “Сахалин-2”? Тем более, вводимая "Объединенная конвенция о безопасности обращения с отработавшим топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами" предусматривает рассмотрение и корректировку во времени всех факторов, определяющих безопасность ядерных объектов. Новый для России документ, призывающий ужесточить действующие требования безопасности и заново оценить экологические последствия функционирующих ядерных объектов.


Новый для России документ, призывающий ужесточить действующие требования безопасности функционирующих ядерных объектов


Газпром не скрывает своих намерений стать крупнейшей в мире энергетической и транснациональной корпорацией, своеобразным МегаГазпромом, осваивает новые и возвращает утерянные (например, в проектах “Сахалин-1,2”) позиции. Причем, корпорацией многопрофильной и не замыкающейся только на газ и только на производственную инфраструктуру в России. В сфере интересов Газпрома сейчас также энергетические предприятия за рубежом (даже в Латинской Америке), нефть, генерирование электроэнергии, в том числе на АЭС, и ее транспортировка. Корпорация создала венчурный фонд инновационных технологий. Она предполагает инвестировать в различные, прежде всего научно-исследовательские, проекты Германии несколько миллиардов долларов. Спонсирует футбольные клубы “Шальке-04” и “Зенит”.

Многие аналитики предсказывают, что В. Путин после президентской миссии свяжет свою судьбу с российско-европейскими газовыми проектами. Аналогично поступку его немецкого коллеги Г. Шрёдера. И с Германией. В послании-2007 президента РФ Федеральному Собранию на фоне больших задач перед энергетикой, в частности – ядерной, по обеспечению внутренних потребностей России Газпром ни разу не упомянут. Это позволяет укрепиться во мнении, что корпорации уготована внешнеэкономическая и внешнеполитическая функция.

Может быть, энергетическая диверсификация Газпрома когда-либо станет более активной применительно к ядерной сфере? На Кольском полуострове, в переходных условиях от России к зарубежью, опять же в кооперации с норвежцами, финнами и шведами? Шведы и финны – мировые лидеры в сфере АЭС и обращения с ядерными материалами. А в части контроля за правильным ведением “ядерного хозяйства” нет более активной страны на Севере, чем Норвегия.

Не так фантастичен давно желанный, повторяю, для северных соседей газопровод от Штокмана к Балтике через территорию Финляндии или Швеции? Еще Б. Ельцин во время своего первого визита в Швецию предлагал это. На международном экономическом форуме “Россия - Финляндия” в Петрозаводске (октябрь 2006 г.) его участники сетовали в очередной раз по поводу слабо развиваемой транспортной инфраструктуры между Россией и соседями. А главным интересом делегации Центральной торгово-промышленной палаты Финляндии во время визита в Мурманск (март 2007 г.) были углеводороды шельфа и успехи российско-норвежско-шведского сотрудничества.

Вряд ли разведчикам, поставщикам и потребителям углеводородов, другим участникам торговой, промышленной, горной, морской и сельскохозяйственной деятельности в регионе нужны неконтролируемые ими и не приносящие им пользы гражданские и военные ядерные сложности. Тем более, что в последнее время нас настойчиво просвещают в том, как критичны цены на нефть и газ к ситуации вокруг ядерной программы Ирана и Северной Кореи, терроризма, вечных (с библейских времен) арабо-израильских “трудностей” и другим подобным.

Аналогичные ситуации совсем не исключены применительно к северу Европы. На акватории и побережье Кольского залива, в разных населенных пунктах полуострова не случайно регулярно проводят весьма затратные и крупномасштабные антитеррористические учения. В унисон с победными реляциями федеральных силовых структур о новых и новых предотвращенных крупных терактах в стране. Или с периодическим повышением уровня террористической опасности. Вплоть до опасности на территории всей страны (январь 2007 г.). В апреле 2006 г. в Мурманской области ФСБ задержан заместитель главы администрации ЗАТО Заозерный, где размещены база АПЛ и крупное временное хранилище радиоактивных отходов, по обвинению в подготовке террористического акта на нефтетерминале в Кольском заливе.

Существует мнение, что этот чиновник выполнял заказ одной из конкурирующих на энергетическом рынке региона бизнес-структур. Комментируя этот факт в телепрограмме "Момент истины" в мае того же года, заместитель губернатора выразился в том смысле, что "нынче можно все ожидать". А если ждать придется долго - соответственно времени жизни (сотни и тысячи лет) радиоактивных веществ ядерных хранилищ?

Сентябрьские 2006 г. события в Кондопоге, эхом откликнувшиеся по России, свидетельствуют – и у спокойных российских “финских парней” может созреть беспокойство. В это же время СМИ Мурмана транслировали комментарии губернатора Ю. Евдокимова относительно прошедших в Архангельске (под руководством главы ФСБ) и Мурманске заседаний антитеррористических комиссий, на которых было рекомендовано повысить бдительность применительно к предприятиям региона из-за сложной обстановки в стране. Особенно – применительно к предприятиям, использующим ядерные технологии и материалы.

В апреле 2007 г. в Мурманской области прошли учения “Антитеррор-2007”. Сценарий первого дня – ликвидация последствий подрыва боевыми пловцами танкера “Белокаменка” по заданию неких транснациональных корпораций или государств, стремящихся изменить схему транспортировки заполярных углеводородов. Чем обусловлена именно такая озвученная мотивация гипотетической террористической акции? Случайной глупостью или отзвуками серьезных, подспудных и реальных тенденций? На другой день в ЗАТО Заозерный спецслужбы “отбивали” одну из АПЛ, “захваченную” уже стандартно – исламскими террористами.

Немецкие специалисты, помня, например, о потенциально опасных ядерных соседях нефтегазового комплекса, пытаются в начале пути по обеспечению потребности Европы в северном углеводородном сырье предусмотреть долгосрочность и комплексность угроз. Дополнительно контекст радиологического оружия и радиационных аварий зафиксирован уже в названии российско-германского соглашения 2003 г. "весом" в 300 млн евро (деньги Германии) "Об оказании содействия в ликвидации сокращаемого Российской Федерацией ядерного оружия путем утилизации АПЛ, выведенных из состава ВМФ России, в рамках договоренностей о глобальном партнерстве против распространения оружия и материалов массового уничтожения" (курсив мой - Е.К.: впервые вижу в прагматических документах экологической направленности четко сформулированное понятие о новом средстве массового убийства). В марте 2007 г. представители правительства Германии инспектировали в Мурманске выполнение соглашения и обнародовали решение по финансированию аналогичных работ в последующие четыре года.

Недавно нашумевший пример “эффективного” локального применения радиологического оружия: почти три недели медики Великобритании не могли установить причину (полоний-210) тяжелой болезни А. Литвиненко, к которому было приковано внимание большей части Европы; а после его смерти в Лондоне, Гамбурге и некоторых других городах обнаружено много мест связанного с этими событиями радиоактивного загрязнения. Начинают говорить даже о радиологическом нападении на Великобританию. Но вспоминают при этом и о самых первых версиях, к счастью – не реализованных, такого нападения. Когда гитлеровская Германия готовила запуски ракет ФАУ-2 с радиоактивной начинкой через Ла-Манш и более совершенных – в сторону США. А Япония – доставку “грязных бомб” на территорию США с помощью самолетов, базировавшихся на подводных лодках. Как видим, в части радиологического оружия “на выдумки хитра” не только голь и с давних пор. Каковы могут быть нынешние подобные “выдумки”? Страшно думать.

Дело А. Литвиненко приняло, по меньшей мере, общеевропейский масштаб. К расследованию подключились Интерпол и МАГАТЭ. Дополнительно к феномену Чернобыля и известным ранее фактам контрабанды ядерных материалов, появились новые основания убедиться, что границы не всегда являются барьером против радиоактивности. И что интерес определенной части людей к злонамеренным трансграничным перемещениям радиоактивности усилился. Газ и нефть – хорошие носители примесей. А несанкционированные врезки в магистральные трубопроводы на территории России и постсоветских стран ныне – распространенное занятие.

Германия не может не учитывать и глобальную динамику в политике в связи с энергетическими проблемами. На Западе появились опасения, что возможный энергетический монополизм России совсем не похож на энергетическую безопасность для потребителей энергии. Вице-президент и министр обороны США в мае-июне 2006 г., экономический комитет НАТО (ноябрь 2006 г.), канцлер Германии как представитель ЕС (январь 2007 г.) поднимали вопрос даже о нефтегазовом шантаже России. В рамках саммита “Россия НАТО” (Осло, апрель 2007 г.) К. Райс в контексте Штокмана вновь подчеркнула целесообразность либерализации доступа западных компаний к российским энергетическим ресурсам. Дискуссии о будущей роли НАТО, приуроченные к знаковому саммиту этой организации в Риге (ноябрь 2006 г.), в России и за рубежом, в том числе с участием председателя комиссии сената США по международным делам, породили опасные концепты. В. Путин в послании Федеральному Собранию (апрель 2007 г.) инициировал резкие шаги России относительно снятия с себя ограничений по обычным вооружениям в Европе.

Энергетика приравнена к оружию. Обосновывается необходимость давления на российские корпорации, препятствующие иностранным инвесторам. Мотивацию информационного бума на Западе по делу А. Литвиненко связывают с осложнениями в газовых и энергетических в целом делах с Россией. Предложен энергетический оборонный союз как реализация одной из задач НАТО. А. Меркель настойчиво развивала тему гражданских функций НАТО и необходимости более тесного партнерства этой организации и России в рамках проблемы энергетической безопасности (Мюнхен, февраль 2007 г.). Предполагают допустимость военных ответов на энергетические угрозы. Начинают говорить о второй “холодной войне”. Подводя итоги 2006 г., министр иностранных дел России отметил ухудшение взаимоотношений страны и Запада.

На конференции по безопасности в Мюнхене в 2007 г. подобные оценки ситуации доминировали. Причем в последнее время российская сторона в контексте безопасности все чаще прибегает к концепту “асимметричный ответ”. Так было и в Мюнхене. Когда В. Путин говорил о балансе сил в ядерном соперничестве с США и НАТО. О балансе не при адекватном наращивании аналогичных западным систем вооружений, а на основе тех самых “асимметричных действий”. Которые должны быть адекватны возможностям России и дешевле. Каков может быть диапазон асимметрии? Не затронет ли асимметрия энергетику? Европа в годы “первого ядерного века” всегда была ключевым звеном в стратегиях тогдашней асимметрии.

Выступление В. Путина в Мюнхене, которое многие считают знаковым и мотивирующим необходимость пересмотра Западом и Востоком своей политики, дает толчок новому направлению рефлексии феномена ядерного военно-политического сдерживания. В современных условиях отхода от принципа незыблемости суверенитета стран, от доминирования решений ООН при силовых вмешательствах во внутренние дела стран и в международные конфликты, в условиях нарастания напряженности в мире из-за недостатка ресурсов (прежде всего – энергетических) и углубляющейся дифференциации стран и народов по степени обеспеченности материальными благами. Президент РФ ввел в оборот фундаментальные категории. Такие как справедливое мироустройство “для всех, а не для избранных” и “морально-нравственная база современной цивилизации”. В контексте критики модели однополярного ядерного мира, он призвал стремиться к максимально выгодным для большинства действиям на основе сдерживания и переговоров и выразил мнение, что сейчас морально-нравственная база цивилизации исчезла. Другими словами, можно понимать, что реальная ядерная угроза ответных и неприемлемых для потенциального агрессора действий побуждала его к самосовершенствованию не только в материальном измерении. А скорей всего, - все стороны противостояния.

Стало для многих очевидным, что в XXI веке опасности на Земле не исчезли и не стали менее опасными. Наоборот, тревоги нарастают. Модель “однополярного мира” в практической плоскости не решила ни одной из доставшихся ей проблем и породила новые, международная ситуация обострилась, США увлекаются военными путями разрешения противоречий в обход позиции ООН (В. Путин, Мюнхен, 2007 г.). И все больше в регионах – энергетических донорах. Но если “единственный” центр силы по факту не обеспечил устойчивость мировой системы, то есть основания усомниться в реалистичности и эффективности однополярной модели. Есть основания также опасаться вызревания многополярного мира без правил – многополярного хаоса. Такие основания наиболее проявляются в Евразии.

Интенсивно сигнализирует о сгущении политических “силовых линий” в Центральной Европе польский “индикатор”. Похоже, что международная энергетическая тема 2006 г. завершилась новым “польским вопросом”. Возникают, и по этой причине, дополнительно к Мюнхену, тревожные ассоциации. Как известно из истории, польские вопросы часто сопровождали геополитические катаклизмы. В 2006 г. Польша инициировала идею “энергетического НАТО”, блокировала мандат ЕС на разработку нового соглашения о взаимоотношениях с Россией.

Одной из причин послужило конкретное проявление “энергетического национализма” – затронувшее интересы Польши решение Германии получать газ по Балтике. Одновременно мир узнал о не очень согласованном даже с ЕС польском варианте ПРО США, последовавшем за этим заявлении начальника Генштаба РФ о возможности выхода страны из системы ограничений по ракетам средней дальности. В прошлом веке такие ракеты очень беспокоили Европу, асимметрично тогдашним действиям США. О названном в честь Польши радиоактивном изотопе как другом эффективном средстве решения специфических и деликатных проблем. Но известно также, что альфа-излучатели, к коим принадлежит и полоний-210, составляют сердцевину нейтронных источников радиации с увеличенной поражающей способностью и “запалов” для инициирования цепной реакции распада. Германия и Россия находятся вновь перед необходимостью решать “польский вопрос” в новом историческом контексте?

Имеющая собственную ядерную программу и взращенная на нефтегазовые деньги Аль-Каида в 2007 г. объявила новую цель. Теперь это разрушение в разных странах инфраструктуры снабжения углеводородами США и их союзников. В апреле того же года новую стратегию пытались опробовать посредством террористических актов в Алжире и Саудовской Аравии.

Ядерная энергия в Баренцевом регионе может негативно либо положительно влиять на добычу и транспортировку газа. Но и наличие газа будет влиять на ядерную ситуацию. Все или почти все зависит от людей. От их ментальности и целей. Еще более усилится геополитическое значение региона. И доходы от газового бизнеса позволят больше средств, например, вкладывать в решение давних проблем радиационной безопасности. Как это делает ныне нефтегазовая Норвегия, помогая ядерно-нефтегазовой России. А отрицательные результаты при поиске энергоресурсов, например при тестировании бурением так называемых ловушек углеводородов, как это случилось и может повториться на полуостровах Средний и Рыбачий, могут быть полезны совершенно в ином ракурсе. В частности, наоборот, как благоприятные при оценке этой территории на предмет возможного подземного размещения ядерных материалов.

К слову, ядерно-нефтегазовый симбиоз Севера Европы – не единичное явление. Хотя другие могут быть порождены иными обстоятельствами. Идея параллельной интенсификации развития Газпрома и гражданской ядерной энергетики России еще раз озвучена в апреле 2007 г. на конференции “ТЭК России в XXI веке”. Формальным поводом для войны в Ираке были ядерные технологии, фактическим – нефть. По похожему сценарию развивались военные приготовления для нападения на Иран. И не из-за угрозы ли удара США по Ирану Россия была вынуждена затягивать сроки поставки ядерного топлива в Бушер и присоединиться впоследствии к означающей санкции против Ирана резолюции Совета Безопасности ООН?


зачем Иран в конце января 2007 г., при обсуждении ядерных взаимоотношений с Россией, предложил ей создать некое совместное подобие “газового ОПЕК”


Кроме того, еще предстоит разобраться, зачем Иран в конце января 2007 г., при обсуждении ядерных взаимоотношений с Россией, предложил ей создать некое совместное подобие “газового ОПЕК”? На пресс-конференции с российскими и иностранными журналистами 1.02.07 и во время визита на “энергонасыщенный” Ближний Восток после “холодного” февральского Мюнхена В. Путин назвал идею этого предложения интересной, которую необходимо обдумать. Уже в марте-апреле 2007 г. идею обдумывали на форумах газодобывающих стран. А США, выступая против этой идеи, пытались склонить Россию к неучастию в таком союзе посредством угрозы прекращения поддержки российских инициатив в части международных ядерных центров. Тем самым, связав процессы в двух сферах. И предстоит отследить, насколько реализуется ядерно-нефтегазовое сотрудничество России и Индии, России и Саудовской Аравии? О возможности сотрудничества мы узнали в ходе февральских же визитов В. Путина. А в апреле 2007 г. Саудовская Аравия и ряд других мусульманских стран Ближнего Востока еще раз обозначили намерения развивать мирные ядерные программы.

Да, в мире появились тенденции озабоченности по поводу безопасности, надежности в долговременном партнерстве и прозрачности технологий и бизнеса применительно к российским энергетическим объектам. Определенные силы подталкивают ЕС и НАТО к “охране” энергетической инфраструктуры на территории России и вмешательству в ее деятельность. Может быть, стоит обдумать совместно гипотезу функционирования международного ядерного хранилища на территории России, у границ Норвегии и Финляндии? Или гипотезу хранилища на специально “обобществленной” территории, составленной из небольших, чисто символических вкладов соседних стран? Равно как и существования российского или совместной собственности газопровода от Штокмана на территории Норвегии, Финляндии и/или Швеции? По аналогии с российско-болгарско-греческим нефтепроводом “Бургас – Александруполис” (доли сторон во владении, соответственно, 51, 24,5 и 24,5 %). Дабы ядерные и газовые объекты не мешали друг другу. А у Европы и России были бы альтернативы, к которым они стремятся. И доказать в дискуссиях преимущества или недостатки этих вариантов в контексте возникших опасений.

Если преимущества будут неоспоримы, то, как минимум, для очень важного региона – Севера Европы – энергетическая безопасность получит автоматически еще и предпосылки реализации. Заметим, что в одном направлении с этими гипотезами “работают” озвученная Польшей еще на рубеже веков идея газопровода из Скандинавии через Балтику и желание Норвегии (2007 г.) объединить значительные сопряженные части норвежской провинции Финнмарк и Печенгского района в международную Поморскую свободную экономическую зону с особыми визовыми, таможенными и другими условиями. А также – инициированные Финляндией Программа ЕС “Северное измерение” и Проект развития логистики “Баренцев транспортный коридор”. Одна из тем экономического форума-2007 в Санкт-Петербурге – региональное интеграционное объединение стран.

Кроме того, в апреле 2007 г. министр иностранных дел Финляндии сообщил, что Финляндия и Швеция примут участие в формировании сил быстрого реагирования НАТО. Хорошее будет подспорье в деле охраны газовой инфраструктуры к собственным “войскам” Газпрома, о создании которых было задумано в то же время.

Примечательно, что План действий ЕС по “Северному измерению”, принятый в 2000 г., отдавая приоритеты энергетике, экологии и ядерной безопасности, среди более чем десяти основных направлений не упоминает ранее важные для развития экономики Северо-Запада России и Печенги отрасли – горную и металлургическую. А в 2007 г. появились разговоры о возможном усилении государственного контроля над предприятиями “Норильского никеля”.

Хранение ядерных материалов как объект политической рефлексии

Задачей создания интеллектуальных предпосылок для такой системы использования ядерных материалов на Севере Европы, которая бы, по меньшей мере, не мешала поставкам углеводородов, интересы Германии, видимо, не ограничены. Судьба ядерных материалов в долгосрочной перспективе сама по себе является важной для Германии.


Судьба ядерных материалов в долгосрочной перспективе сама по себе является важной для Германии


События имеют тенденцию к тому, что в России будет создано несколько крупных международных ядерных хранилищ длительного или “вечного” назначения. Одно из них – обязательно на Северо-Западе страны, где ядерные гражданские и военные успехи, неудачи и традиции широко представлены. Причем надежность и безопасность изоляции ядерных материалов от общества и биосферы будут, скорей всего, приоритетами проблемы нераспространения в ее новом прочтении, так как именно в хранилищах сосредоточено сырье для классического и радиологического вариантов ядерного оружия. Противодействие военной и террористической реализации которых сейчас актуально как никогда.

Подчеркнем, что научно-политические ядерные дискуссии последнего времени сконцентрированы, в основном, вокруг ситуации с Договором о нераспространении ядерного оружия. Многие считают, что решение проблемы нераспространения оказалось в тупике, что Договор не выполняет своих функций. Он не помешал Индии, Пакистану, Израилю, ЮАР (которая затем сама по доброй воле отказалась от ядерного оружия), Северной Корее стать обладателями такого оружия.

Особенно важен и критичен случай с КНДР. Эта страна входила в Договор, пользовалась через МАГАТЭ его благами в части получения мирных ядерных технологий и знаний, подготовки специалистов. Затем, в соответствии с возможностями, предусмотренными Договором, она вышла из него. А через короткое время создала свое оружие. Таким образом, показан всем жаждущим ядерного оружия путь, как вполне законно, в существующем правовом поле, стать ядерной страной в полном смысле. Тем более, что по технологиям сороковых годов прошлого века ныне государствам, особенно высокоразвитым и богатым, классическое ядерное оружие не представляет труда воспроизвести. И достаточно быстро. Речь идет о первых годах или даже нескольких месяцах. Еще проще сделать “грязную бомбу” – радиологическое оружие. И уже ряд стран заявили о желании повторить пример КНДР. В том числе, по части вымогательства гарантий для себя в сфере поставки извне бесплатных углеводородов для полного удовлетворения собственных потребностей.

Подтверждается справедливость ранее высказанных К. Аннаном и М. Эль-Барадеи тезисов о небывало высокой ныне опасности применения ядерного оружия. Нарастание ядерных угроз отметил в своем ежегодном послании Папа Бенедикт XVI (январь 2007 г.). В конце 2006 г. – начале 2007 г., удивительно созвучно и как превентивное предупреждение или формирование общественного сознания, в контексте регионального сдерживания в условиях усиления напряженности на Ближнем Востоке, из разных источников прозвучала информация-напоминание о ядерном оружии Израиля. Которое ранее было вне рамок официоза и публичных общественных обсуждений в этой стране и не только в ней. В частности, - из уст министра обороны США, премьер-министра Израиля, лидера оппозиции и партииldquo;запалов “Ликуд”, участников ряда передач Тель-Авивской редакции телевизионного канала RTVi. The Sunday Times сообщила о якобы ведущейся Израилем подготовке ядерных ударов по Ирану. По данным опроса RTVi, около 70% телезрителей канала не сомневаются в грядущих ядерных “разборках” между Израилем и Ираном. Россия и Лига арабских стран сделали попытку увязать прекращение ядерных программ Израиля и Ирана с идеей безъядерного Ближнего и Среднего Востока.


Нарастание ядерных угроз отметил в своем ежегодном послании Папа Бенедикт XVI (январь 2007 г.)


Поэтому мировому сообществу требуется предпринять фундаментальные и решительные меры. Не только создавать научно-технические предпосылки для четкого разделения мирных и военных ядерных технологий, что затруднительно или даже невозможно сейчас. То есть, - создавать новые направления гражданской ядерной энергетики, которые по своим физическим основам не приводили бы к появлению оружейных плутония или урана, например, или радиоактивных отходов. Не только совершенствовать структуру и механизм действия Договора, вводить жесткие санкции за использование полученных по Договору знаний и технологий после выхода из него. Но нужно также кардинально изменить задачи такого переговорного процесса и нового Договора. Вплоть до реанимации задачи всеобщего ядерного разоружения (история знает примеры попыток внесения таких инициатив в пятидесятые годы прошлого века), что принципиально сделало бы нераспространение близким к абсолютному.

Нужны принципиально новые социальные знания и аргументы. Поиск их труден. Особенно, - в части призыва к ядерному разоружению стран, уже обладающих таким оружием. Но альтернатива этому – скорое резкое увеличение числа стран – участников “ядерного клуба”, появление соразмерных по силе отдельным странам негосударственных ядерных террористических образований, потеря должного и всеобъемлющего контроля над ситуацией и, как минимум, локальное военное или террористическое применение ядерного классического или радиологического оружия. США, например, на борьбу с терроризмом после 2001 г. затратили уже более 500 миллиардов долларов. Возможно, не было случайностью и является символичным, что в 2007 г. новым Генеральным секретарем ООН стал представитель региона и нации, наиболее втянутых сейчас в ядерные дискуссии.

Да, в конце XX века доминировали принципы исключительно национальной ответственности за долговременную изоляцию произведенных в той или иной стране ядерных материалов и радиоактивных отходов. Как показано на отдельных примерах этой статьи, ситуация сейчас меняется даже практически. Тем более, уместны теоретические проработки вариантов новых подходов, дабы расширить поле альтернатив при принятии решений.

В этом смысле глубокую аналогию дает история, время атомной монополии США (1945 – 1949 годы). Многочисленные исследования американских архивов (например, А. Wenger, В. Печатнов) свидетельствуют о серьёзной разработке элитой страны даже в то время атомной эйфории параллельно двух основных, прямо противоположных версий: абсолютного атомного доминирования и передачи СССР атомных гражданских и военных технологий. В жизни, на первом этапе возобладала первая. Но научно-политическое значение второй версии от этого вряд ли уменьшилось. Она и сейчас зондирует будущее, так как глобальное ядерное противостояние уже “экспериментально” проверено и не повторится.

Вторая версия, при условии эффективного международного контроля, предполагала некий прообраз совместного “атомного хозяйства” в сфере оружия даже с соперником, “регулируемого распространения”. Это позволило бы резко повысить уровень доверия и сотрудничества между странами, избежать изнурительной и опасной гонки вооружений. Такой нестандартный для сильных в военном отношении стран подход был обусловлен проницательным предвидением некоторых американских политиков и ученых того ныне очевидного обстоятельства, что монополию на нестандартное по своим геополитическим возможностям оружие сохранить нереально. А ориентация исключительно на силовые методы разрешения противоречий в силу наличия действенных асимметричных ответов даже в условиях временной монополии на атомное оружие чрезвычайно опасна, прежде всего, для самих США. В дальнейшем эта версия находила интеллектуальную поддержку и в Европе. Она в целом либо ее отдельные ключевые моменты являют собой пример для нынешних теоретико-альтернативных поисков применительно к ядерным проблемам.

Ситуация вокруг “вечного” подземного хранилища на Северо-Западе России развивается поразительно. Еще недавно речь шла лишь о 70 миллионах долларов российских инвестиций и для нужд только Мурманской и Архангельской областей. Ныне американские компании готовы выгодно, на коммерческой основе, вложить в объект для хранения отходов лишь низкой и средней активности, но уже разных стран и уже 10 миллиардов. Не исключено, что статус хранилища возрастет с расширением принимаемых объемов и категорий (вплоть до высокоактивных и отработавшего топлива) отходов. Стоимость его, соответственно, может приблизиться к затратам на создание знаменитого американского аналога - Yucca Mountain (60 миллиардов долларов).

Такие тенденции еще более усилятся в связи и после предстоящей приватизации части ядерной отрасли России. Глава Росатома С. Кириенко в ответ на просьбу В. Путина заранее продумать вопросы утилизации ядерных объектов в планах развития Севера России озвучил тезис о частно-государственном партнерстве в этом направлении (Госсовет и Морская Коллегия, Мурманск, 2 мая 2007 г.). Согласно которому, все накопившиеся заботы за прошедшие до сего дня годы и будущие заботы от военных – дело государства. А будущие гражданские отходы – бизнеса.

Создание в России на западные инвестиции таких "гигантов" обсуждалось в Москве на конференции "Обращение с облученным ядерным топливом 2002: новые инициативы России". Генеральный директор М. Эль-Барадеи, в Москве, после встреч в МИД РФ и накануне присуждения ему Нобелевской премии мира - премии в общественной сфере, сообщил о совместных усилиях МАГАТЭ и России по составлению кадастра мирового отработавшего топлива и о желании России стать его депозитарием (российский телеканал РБК от 6.10.05).

В переговорах с В. Путиным в Санкт-Петербурге накануне саммита “восьмерки” Дж. Буш на неформальной встрече предложил России подумать над тем, чтобы принимать из третьих стран отработавшее ядерное топливо США на долговременное хранение. Перед визитом Дж. Буша официальные лица США активно “вбрасывали” в СМИ информацию даже о подготовке к подписанию соответствующих документов. Предложение прозвучало на фоне еще раз подтвержденной обоюдной стратегической приверженности государств неуклонному обеспечению глобальной ядерной безопасности в мире. В том числе, в контексте не только потенциальной опасности, исходящей от ядерной сферы в силу ее специфики. Но и в условиях широкого спектра угроз этой сфере со стороны экстремистских слоев общества, а также усилий по нейтрализации таких угроз.

В итоговом документе о результатах визита возможность хранения в России радиоактивных отходов других стран напрямую не отражена. Но отмечен общий прогресс планов российско-американского ядерного сотрудничества на коммерческой основе, причем США, похоже, отказались от их блокирования из-за участия России в строительстве АЭС в Бушере. В. Путин, на совместной с Дж. Бушем пресс-конференции, говорил уже не только о центрах по обогащению урана, но и о многосторонних центрах предоставления услуг по всему ядерному топливному циклу. Россия поддержала инициативу США "Глобальное партнерство в ядерной энергетике". По мнению В. Путина, предложение по ядерным центрам и эта инициатива прекрасно дополняют друг друга. Дж. Буш согласился с этим. Таким образом, первоначально формально независимые и конкурирующие планы сближены. “Восьмерка” решила совместно с МАГАТЭ обсудить инициативы президентов России и США. В сентябре 2006 г. темы саммита продолжили развивать в контексте необходимой законодательной базы руководители парламентов стран “восьмерки”.

Сегодня – предложения России о международной системе ядерных центров. И озвученная В. Путиным в послании-2007 Федеральному Собранию идея создать специальную корпорацию, в том числе - для внешнего ядерного рынка. Несколько лет назад – подготовка правовой базы по импорту ядерных материалов и политическая готовность создавать в стране крупные международные хранилища отработавшего ядерного топлива. Коррелирующие с аналогичными зарубежными шагами: концепцией Ассоциации регионального и международного подземного хранения (the Association for Regional and International Underground Storage) и инициативы ЕС ESDRED (Engineering Studies and Demonstration of Repository Designs). Германия активно участвует в развитии указанных зарубежных инициатив.

Готовность создавать хранилища поддержана председателем комитета по экологии Государственной Думы России В. Грачевым (Bellona, сентябрь 2005 г.). Им конкретизирована идея по месту – Север России. Все более и отчетливей звучат в мире мысли о совместном, разными странами, хранении ядерных материалов, а внутри страны - предложения о выходе России на международный рынок ядерных услуг по всему их циклу.

Почему, при относительном обилии в последние годы у России собственных денег, из-за рубежа по-прежнему массированно и без долгих уговоров финансируются российские ядерно-экологические проекты и конкретные объекты? В ядерные объекты Кольского полуострова, без сиюминутной коммерческой выгоды, вкладывают немалые деньги ЕС, Норвегия, Германия, Великобритания, Швеция, Франция, США и другие страны. Осталось Японии присоединиться. Тем более, что она, в сравнении с другими перечисленными субъектами, уже допущена на территории России к участию в реализации начальных стадий ядерного топливного цикла – геологоразведочных, горных и обогатительных работ по урану.

Не звенья ли это одной цепи? Ведь нынешняя международная практика ядерных гражданских проектов предусматривает уже при их аргументации на самом начальном этапе иметь четкие представления по всем стадиям во времени. Особенно о заключительном периоде "жизни" топлива и отходов. Это аксиома, вне действия которой ни один гражданский ядерный проект не будет осознанно воспринят обществом.


нынешняя международная практика ядерных гражданских проектов предусматривает иметь четкие представления по всем стадиям во времени 


Известно, что исследования по выбору площадки для подземного ядерного хранилища на Кольском полуострове ведутся уже более 20 лет. Инициаторы - Минатом, Европейский Союз, Кольский научный центр РАН, немецкая фирма DBE и шведская – SKB, ВНИИАЭС. Декларированная в начале пути цель – для нужд Северо-Запада России и улучшения, тем самым, радиационно-экологической обстановки в Баренцрегионе. Следует, однако, помнить инициативу-2006 В. Путина о многосторонних центрах предоставления услуг на российской территории по всему ядерному топливному циклу и отмеченные тенденции. И тезис его выступления на конференции по безопасности в Мюнхене (февраль 2007 г.) о том, что должны быть созданы стимулы для новых стран, желающих овладеть ядерной энергией в мирных целях, побуждающие их отказаться от создания собственной топливной инфраструктуры.

Предварительные естественнонаучные, технические и гуманитарные исследования в контексте симбиоза проблемы хранения ядерных материалов и комплексного потенциала Севера Европы приводят, например, к гипотезе о проекте SAMPO: Scandinavian (Slavic) Atomic Mission - the Proliferation’s Oikumene. К гипотезе создания международного подземного ядерного хранилища “в ближней зоне” Норвегии, Финляндии и Швеции, на территории Печенгского района Мурманской области России, вблизи Трифонов Печенгского монастыря и храма святых Бориса и Глеба, в вотчине местной Хозяйки Медной горы, в зоне угасающего хозяйственно-административного влияния Кольской горно-металлургической компании (“Норильского никеля”) и Кольской сверхглубокой скважины, вне существующей и планируемой нефтегазовой инфраструктуры региона, в начале пути “из варяг в поморы”. По геолого-геохимическим и производственно-экономическим (в районе горных и/или ядерных предприятий) факторам этот вариант сродни другим предлагаемым в России площадкам подземного хранения ядерных материалов (ПО Маяк и Приаргунский ГОК). То есть, основные естественнонаучные достижения международных проектов-аналогов применимы и при обосновании хранилища SAMPO.

Название Scandinavian (Slavic) Atomic Mission - the Proliferation’s Oikumene задает проблеме новое качественное измерение. Речь в этом случае мотивируется не только научно-техническим объектом по изоляции от биосферы отработавшего топлива АЭС, АПЛ и других реакторов, радиоактивных отходов - военных и гражданских, возможно, и других ядерных материалов. Возникает вектор философско-политического обобщения. Через противоположный термин Proliferation и образ территориальной локализации Oikumene обозначен ключевой термин ядерной современности Nonproliferation. Возникает потребность и возможность еще не раз комплексно обдумать понятие Nonproliferation в контексте широкого спектра ядерных опасностей (классическое ядерное оружие и радиологическое – “грязная бомба”) и широкой номенклатуры ядерных и радиоактивных исходных материалов – сырья для такого оружия военного или террористического назначения. Обдумать отдельные составляющие процесса нераспространения и обозначить последовательность приоритетов.

При такой направленности мыслей на передний план выходит принцип концентрирования основы всех опасностей распространения - ядерных и радиоактивных материалов любого происхождения (при принципиальной невозможности ныне четкого разделения военных и гражданских ядерных технологий) – в пределах надежной, контролируемой и охраняемой международными усилиями “резервации”. Принцип “зарегулированного распространения” опасных материалов от различных мест их возникновения на “вечный или долговременный покой”. Много ядерных хранилищ и “хранилищ” – это распространение. Если их в мире “на пальцах одной руки сосчитать” и они сообща контролируются разными этническими и идеологическими “ветвями” человечества – это ближе к нераспространению.

Рефлексия значительных ядерных концепций и проектов не мыслится без участия научно-экспертных структур ООН. Лидером и координатором такой деятельности может быть Университет объединенных наций (The United Nations University), прежде всего, его ведущее подразделение - Институт продвинутых исследований (IAS). UNU имеет филиал в Германии. Партнером UNU-IAS вне системы ООН могут быть организации со сходной идеологией, методологией и организацией исследований.

Концепция SAMPO, приобретает философско-политическое звучание и, тем самым, - определенную законченность и связь с глобальным и жизненно важным социально-ядерным явлением. Эта концепция требует широкой социальной рефлексии различных граней ядерного человечества и, одновременно, предоставляет конкретную площадку для многомерных дискуссий. На максимальном удалении, территориально и ментально, от наиболее тревожной ныне идеологии радикального исламизма. Это возможный вклад устойчивых в социальном и природном смыслах Скандинавии и Северо-Запада России в будущее “разогретой” климатическими, энерго-технологическими и демографическими изменениями Европы, прежде всего - Южной и Центральной, постепенно превращающейся в Еврабию. С собственными “арабами”, но практически без собственных углеводородов. Как находящийся в постоянном напряжении Израиль.

Хранение ядерных материалов как объект духовно - гуманитарной рефлексии

Концепция SAMPO несет также позитивный потенциал религиозно-мифологических и духовно-гуманитарных ассоциаций. Этот потенциал всегда сопряжен с некоей тайной, загадкой, думая над которой человечество умнеет.

По полярным территориям Швеции, Финляндии, Норвегии и западной России рассеян маленький и изначально единый, без государственных границ, народ - саамы (лопари). Этому народу обязан своим названием минерал лопарит - наилучший на Кольском полуострове концентратор редких земель, титана, ниобия, тантала и тория. Это базовые элементы настоящей и будущей энергетики по схеме деления ядер. Наилучший в регионе природный поглотитель нейтронов и изолятор ядерного топлива – минерал эвдиалит (местное название “лопарская кровь”). В ареале древней культуры саамов-лопарей, уже как бы приобщенных к ядерным избранным, и будет, возможно, создано крупное международное ядерное хранилище "Печенга". Их традиционное знание, отношение к жизни, народные принципы "глубинной экологии", щадящие взаимоотношения с природой неплохо было бы при этом позаимствовать.

Древний эпос соседей саамов, карело-финская "Калевала", с его стремлением разобраться "откуда что пошло?", издавна чтит солнце и нечто чудодейственное, жизнеутверждающее, дающее пищу и энергию - Сампо. Сампо, которое было задумано, выковано и укоренено в горе "страны мрака" - Лапландии (Похъёле - Петсамо - Печенге?!). Сампо, которое "мелет меру", поместили "в утес из меди, что за девятью замками". Которое создавалось при мобилизации всех земных и небесных (в языческом понимании) сил. Через потенциально опасные, хотя и внешне привлекательные "инженерные ошибки" "вековечного кователя" Ильмаринена, выковавшего прежде само небо "раньше всякого начала". Сампо, которое так и не было сущностно осмыслено людьми полностью, хотя и превращено ими в символ благополучия. Ведь по мысли создателей "Калевалы", не известно и не важно конкретное его исполнение. Главное - оно красиво ("крышка пёстрая прекрасна"), полезно и энергично. А "известно", что питали его земля, море и медный утес. И концовка у мифа о Сампо поучительная: "не тяните одеяло на себя" - разобьёте благополучие вдребезги.


Образ Хозяйки Медной горы хорошо сопрягается с гипотетическим подземным хранилищем ядерных материалов в “медно-никелевых горах” Печенги 


Образ Хозяйки Медной горы через плодотворные ассоциации с ядерным Уралом, в том числе с Челябинском, а также с ядерным и медно-никелевым Красноярским краем, где есть ядерные хранилища, хорошо сопрягается с гипотетическим подземным хранилищем ядерных материалов в “медно-никелевых горах” Печенги. Да и не чужая Хозяйка финнам, карелам и саамам. Они из уральской семьи народов произошли. Хозяйка по мифологической основе может сравниваться с Oread (ореада – горная волшебница, нимфа гор, аналог Хозяйки), Odin (верховное божество и мудрец скандинавских мифов сродни древнегерманскому Wotan). В “судьбе” Хозяйки есть и петербургские мотивы. В императорском дворце Петербурга Танюшка из “Малахитовой шкатулки” превратилась во “вторую Хозяйку”. Может быть, ныне в губернаторе Петербурга мы наблюдаем новое воплощение Хозяйки? В том числе и для того, чтобы ядерные отходы города и окрестностей надежным способом изолировать в печенгском “утесе”, в оставшихся после добычи меди и никеля “залах”.

У Хозяйки Медной горы своя "ниша" в духовном мире людей. Но этот образ мотивирует и параллели при возможном осмыслении феномена ядерной энергии с позиций религии. При таком подходе, возможно, удастся прикоснуться к высочайшему духовному потенциалу фундаментальных символов христианства. Например, камня и ключа - св. апостол Петр, а также пещеры, в которой по Г.К. Честертону "мир был вывернут наизнанку" и "внизу было небо", когда в ней, не только на земле, но и под землей, родился Иисус. В Печенгском районе есть Спасительная гора, название которой связано с событиями жизни св. Трифона Печенгского. Кстати, св. апостол Петр изначально был рыбаком. По настоянию Иисуса он пытался ходить по воде как по суше. С другой стороны, Петр - камень преткновения для сил зла. Не может бывший рыбак, вобравший с христианством силу земной тверди, не заботиться о безопасности Мурмана, Скандинавии и всего мира. Не будет пренебрегать он защитой камнем от радиации.

С пещерой связаны такие символы как Рождество, Мать, Ребенок, Воскресение, путеводная звезда и единение разноплеменных волхвов, а также история первых христианских общин, понимание того, "что у святыни есть дом, а божеству ведомы границы пространства и времени" (Г.К. Честертон). Иоанн Богослов получил Откровение, изнемогая в рудниках острова Патмос. Саров православный, ставший впоследствии ядерным, тоже начинался с пещеры и камня. Камни мемориального комплекса есть мера числа жертв в Хиросиме. Хозяйка Медной горы "заземлена", укоренена не только местом своего "существования", но и, как христианство и феномен ядерной энергии, тесным вплетением в судьбы людей.

Аббревиатура SAMPO может быть, с учетом этих аналогий, идентифицирована как Storage of Atomic Murman - the Pechenga Oread или Storage of Atomic Materials - the Pechenga Obedientiary (хранилище атомных материалов "Печенгский монах").

В. Путин, завершая  пресс-конференцию с российскими и иностранными журналистами 1.02.07 г. ядерной тематикой ,  на примере двуединого значения Сарова подчеркнул важность именно совокупности религиозно–ядерных устремлений в деле укрепления позиций страны.

"Печенгская пустынь" может стать аналогом религиозно-ядерных Сарова и Сергиева Посада. Но уже с самого начала на новых, определяемых сегодняшним общественным мировоззрением, основаниях, в том числе на новых принципах международного сотрудничества. На основаниях, выработанных в результате осмысления с позиций религиозной и светской философии, с учетом религиозной и светской истории, духовного и гуманитарного опыта. Для укрепления и развития церковно-государственных ядерных традиций. Замкнется естественный ход "бытия" ядерных материалов в поле зрения Церкви: от их “рождения” до “кончины”.

Даже названия этих мест по первым своим буквам группируются в определенной последовательности (на схеме: слева – исключительно религиозный контекст, справа – с дополнением футурологических мотивов относительно перспектив ядерно-религиозно-мистического Санкт-Петербурга):
Саров                             Саров           Печенга
|                                        |               |
Сергиев Посад                    Сергиев Посад
              |                              \              |
              Печенга                     Санкт-Петербург
                 /                                       \
               Припять                               Печенга

Повторяющееся, таинственное объединение в триады родственных явлений, прочно укорененное в различных светских и религиозных субкультурах, налицо и здесь.

Ядерно-религиозный центр "Печенга" впитает в себя как глубинные национальные черты, так и международные оттенки глобализации. Укоренит их на "макушке" Европы, на стыке четырех стран – России, Норвегии, Финляндии и Швеции. И, может быть, хотя бы небесно-церковное окормление, духовно-нравственные традиции и "всевидящее око" избавят строительство и эксплуатацию здешнего ядерного объекта от невзгод и людских злоупотреблений. Надежда на защиту от невзгод - это не беспочвенные мечты на пустом месте. На Северо-Западе России уже три крупных международных проекта по долговременной изоляции ядерных материалов (“Новая Земля”, “Лепсе” и “Сайда Губа”) без небесно-церковного покровительства лихорадит, несмотря на серьезные зарубежные финансовые траты. В скором времени, к тому же, проекты “Лепсе” и “Сайда Губа” объединятся. Среди священников Мурманско-Мончегорской епархии есть бывшие военные. Они и с точки зрения мирских забот имеют шансы понять ситуацию.

Пятьсот лет назад уроженец новгородской земли св. Трифон Печенгский начал приобщать Кольский край к “Всея Руси”, а коренное население - к вере и культуре. Ныне с его именем, с его покровительством на последующие века может быть связано новое служение этой российской окраины отчизне и человечеству.

Из глубины веков язычество и православие, культурные традиции разных народов, а также современные потребности и тенденции “указывают” нам место хранения энергии, заключенной в рукотворных ядерных материалах. Как и у Ильмаринена - плода "переплавки" последствий предыдущих "военно-промышленных опытов". Причем территории Баренц-региона относятся сейчас к достаточно цивилизованным по сравнению, например, с северо-восточными регионами России. Здесь значима и современная компонента безопасной жизнедеятельности.


При обсуждении ядерных вопросов Печенга может обеспечить  плодотворную преемственность с мощным пластом культурных межэтнических традиций


При обсуждении ядерных вопросов Печенга может обеспечить  плодотворную преемственность с мощным пластом культурных межэтнических традиций. Есть ли еще в России административный район, тем более - периферийный, который имеет свою, подготовленную по первоисточникам трех стран, краеведческую энциклопедию? Духовно-гуманитарная рефлексия в связи с монастырской, имеющей международные корни и ядерных соседей, гипотетически международно-ядерной Печенгой могла бы в ином измерении быть важным дополнением к естественнонаучным и техническим исследованиям. Вот почему интересен этот вариант. Вот в чем его методологическая сила. При стандартном рассмотрении разрабатывают геологические, горные, экономические, физико-технические и прочие модели проблем. Печенга - последовательное и максимально удачное отражение мысли, что должна быть и духовно-гуманитарная. Это практическая реализация философской концепции на примере из жизни. Сочетание международных ядерных забот и различных культур могло бы способствовать качественному принятию и лучшей реализации решений.

Следует отметить, что такая духовно-гуманитарная модель отвечала бы современным усилиям Русской Православной Церкви по сохранению в условиях неизбежной глобализации культурных и религиозных ценностей в качестве важнейших ориентиров человеческой деятельности. Тем более, деятельности с долговременными и серьёзными последствиями.

К таким усилиям, например, относится следующее. Всемирный Русский Народный Собор (ВРНС), активную роль в работе которого играет Церковь, имеющий консультационный статус при ООН. Принятая юбилейным X Собором Декларация о правах и достоинстве человека, вызывающая сравнение с соответствующей Всеобщей декларацией ООН. Объединение в рамках этого Собора, соответственно идеям социальной концепции Русской Православной Церкви, двух важных тем - Земли (ресурсы и экология) и духовного состояния человека. Призыв Патриарха Алексия II к созданию “этически ориентированной экономики и системы социальной ответственности” (XI ВРНС по теме “Богатство и бедность России: вызовы нового века” в ее максимально емкой постановке). XI Собор критически отнесся также к Энергетической хартии ЕС и нынешнему содержанию готовящихся документов по взаимоотношениям между ЕС и Россией. Справедливо заключить, что социальная ориентация ВРНС усиливается год от года. Собор становится местом для широкой общественной дискуссии, в том числе – в процессе выработки национальной идеи.

Небывалая в истории встреча по инициативе РПЦ лидеров мировых религий в Москве в преддверии энергетического саммита "восьмерки", на которой принято обращение в русле ценностей современной цивилизации к светским лидерам влиятельнейших государств. Сближение Русской Православной Церкви с Русской Православной Церковью за рубежом и Ватиканом. Неоднократно высказанные митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом сомнения в правильности пренебрежения достижениями религиозной составляющей истории при конструировании основ будущего социума, в частности посредством Европейской конституции. Его обеспокоенность тем, какой цивилизационный код будет заложен в основу неизбежной модернизации России при стремлении к научно-техническому прогрессу, призыв к верности при этом духовно-культурным традициям всех народов России (XI ВРНС).

Всё это - индикаторы активизации РПЦ внутри страны и на мировой арене в разных общественно значимых ракурсах. И отражение того, что у РПЦ, как отмечал митрополит Кирилл в телевизионной передаче “Слово пастыря”, вновь после нескольких столетий ограничения духовного наставничества, возродилась возможность высказывать свое мнение по тем или иным злободневным проблемам общества. Причина происходивших катаклизмов в России, как считает владыка, - во многом в этой бывшей несвободе Церкви. И голос Церкви в настоящее время, усиленный голосами писателей, ученых, лучших представителей искусства и интеллигенции в целом, по мнению митрополита Кирилла, позволит избегать неприятностей в будущем. Думаю, что, вероятно, окормление Церковью ядерной проблематики - один из "полигонов" таких устремлений. Как и сопряжение в последнее время забот Церкви и армии. Ядерная сфера в результате, по крайней мере, не станет асоциальной.

РПЦ, кроме того, имеет инновационные программы и готова участвовать в некоторых видах экономической деятельности.

И еще. На ПО "Маяк", вблизи евроазиатского и приграничного Челябинска, в "одной корзине", по принципам полувековой давности, которые исчезли из жизни общества, размещать один из источников топлива будущего - ядерные материалы - можно. Можно и свозить туда высокоактивные отходы со всей страны, а также отработавшее топливо. А в зеркально противоположной по многим параметрам, более спокойной и безопасной, “асимметричной” ситуации почти западноевропейской площадки "Печенга", с учетом уже выявленных новых геополитических, научно-технических и экологических достоинств и недостатков, а также культурных традиций разных регионов хранить их нельзя?

Печенга поспособствует переходу от остаточной ядерной конфронтации США и России к их более тесному сотрудничеству в этой сфере. В том числе и относительно нераспространения. Перефразируя удачное название одной из статей Е. Мавлиханова в журнале "Интеллектуальная Россия", можно обозначить вектор этих изменений: "От лос-арзамосского прошлого к yucca-печенгско-саровскому будущему".

Упомянутый ранее The United Nations University выполняет совместно с партнерами не только политические, но и исследования в области гуманитарных наук. Кроме того, The Nuclear Energy Agency, например, реализует идеологию вовлечения гуманитариев в осмысление ядерных проблем. Активна на социально-гуманитарном "поле" бельгийская ядерная корпорация SCK-CEN.

Centre for Advanced Study at the Norwegian Academy of Science and Letters (Академии 150 лет) создает за счет грантов компетентные международные, с высокой степенью ротации, группы ученых. Для интенсивной и мобильной разработки широкого спектра тем. Но при неизменном симбиозе трех стратегических основных направлений: гуманизм, социум, естественные науки. В поле притяжения центра находятся исследования по философии, психологии, физике, этике, экологии, биологии, проблемам демогрnbsp;афии и соответствия роста численности населения Земли продовольственному потенциалу, другим отраслям теоретического и практического знания. В частности, не обойдены вниманием проблемы ядерной физики, радиоэкологии и восприятия их обществом.

Нахождение в сфере влияния не только рациональной науки, но и более интуитивных и отстраненных от утилитарных проблем форм человеческого творчества, базирующихся на фундаментальных культурных ценностях, в частности – литературы, обусловило значительную гуманитарную компоненту исследований норвежского центра. Это аналогично давней идее, заложенной в основу Петровской Академии Наук и Искусств. Современным аналогом в какой-то степени может быть, видимо, популярное на Западе и объединяющее современное искусство и современную науку, как представляет его читателям философско-литературный журнал “Логос” (№ 4, 2006 г.), междисциплинарное направление “Science art”, или “Искусство исследования”. Центр Академии выпускает сборник с характерным названием "Synergies: Interdisciplinary Communications". Спонсировал в 2002 г. издание докладов гуманитарной направленности Международного союза радиоэкологов (Task Group “Philosophy, Ethics and Policy”). Один из семинаров центра в 2005 г. был посвящен социально-ядерным проблемам. Участвует в создании сети институтов продвинутых исследований в Европе - NetIAS. Имеет финансовую поддержку государства, частных фондов и крупных промышленных корпораций, в том числе энергетических. Активность Норвегии в осмыслении ядерного мира широко известна.

Для повышения эффективности научно-административной деятельности UNU-IAS ищет сквозные идеи, которые бы "красной нитью" пронизывали большинство программ, консолидируя их. Одно из таких направлений поиска связывают с использованием идей этики. Тем более, что такой сквозной подход применяют в ООН. ЮНЕСКО, например, создавала Division of the Ethics of Science and Technology и Division of Philosophy and Ethics с его The Universal Ethics Project, основы которых закладывал, в том числе, К-О Апель с системой "планетарной макро-этики". Под эгидой ООН разработана Г. Кюнгом “Декларация мирового этоса”, принятая на II Всемирном парламенте религий мира (Чикаго, 1993 г.).

Социально-ядерный потенциал Германии

Германия уже пересматривает свою национальную стратегию изоляции ядерных отходов. Пропагандируется, в основном - с помощью политических аргументов, переход от давно исследованных и большей частью эксплуатируемых хранилищ “Konrad”, ”Morsleben” и ”Gorleben” (два первых – бывшие подземные рудники, а их существование давало право считать страну одним из немногих лидеров в решении проблемы) к новому, единому и, как декларируется, более безопасному хранилищу. Место размещения которого, правда, пока даже теоретически не называется.


Германия уже пересматривает свою национальную стратегию изоляции ядерных отходов


Может быть, одной из планируемых к рассмотрению альтернатив для германских отходов является подземное международное хранилище на Северо-Западе России? Почему бы и не быть такому мысленному эксперименту, такой версии “германского нераспространения” и вклада Германии в осмысление проблемы надежного хранения ядерных материалов, учитывая международные тенденции и конструктивные отношения между Россией и Германией в энергетической сфере? Упоминавшаяся "Объединенная конвенция…” не исключает возможность трансграничных перемещений радиоактивных материалов по согласованию сторон. А советского изготовления реакторы на АЭС б вшей ГДР предопределили “срединный путь” Германии не только в газовой сфере. Они делают её посредником и в ядерных делах между Россией и Западом, дают Германии преимущественное право начать, как минимум, совместно с Россией, США, бывшими социалистическими стр нами Восточной Европы, Украиной, странами Балтии, Белоруссией, Финляндией, Норвегией и Швецией проработку гипотезы SAMPO.

В середине декабря 2006 г. из Германии в Россию были доставлены для утилизации радиоактивные отходы и уран исследовательских реакторов бывшей ГДР. Оплатили расходы (миллионы долларов) США. Не было активных протестов “зеленых”. Начало особых взаимоотношений Германии, России и США в сфере отработавших ядерных материалов и их нераспространения положено. Кроме того, по данным экологов, начиная с 1996 года, компания Urenco Deutschland GmbH отправляет в Россию так называемый отвальный гексафторид урана (урановые хвосты) со своего предприятия в немецком городе Гронау.

От этих фактов, небольших шагов в обсуждаемом направлении ядерной кооперации, гипотеза SAMPO непринципиально отличается. В основном, лишь масштабом действий. Известно, что многие ситуации развиваются по принципам: “Курочка по зернышку клюет”, “Капля за каплей” и “Дорога начинается с первого шага”. Так и схему решения большой проблемы легче понять и принять с помощью набора отдельных, сравнительно небольших примеров. Сейчас на российских площадках, оборудованных, в том числе, и с помощью Германии, утилизируются российские ядерные “изделия”. Но скоро наступит время вывода из эксплуатации восточных АЭС Германии и демонтажа в большом объеме радиоактивных российско-германских материалов. Лавинообразно и синхронно с аналогичной фазой для АЭС советского генезиса в других частях Европы. Кто знает, не станут ли отношения в Германии и Европе к ядерной энергетике более позитивными, если европейцами именно по пути концепции SAMPO будет предусмотрено решать основную и наиболее опасную часть проблемы радиоактивных отходов?

В Германии прочны традиции общественной, научной и государственной оценки последствий применения техники. Германии принадлежит исторический приоритет начала фундаментального осмысления ядерного социума (К. Ясперс). Ныне в Германии научную социально-ядерную деятельность осуществляют, например, das Bundesministerium f?r Umwelt, Naturschutz und Reaktorsicherheit, das B?ro f?r Technikfolgen-Absch?tzung beim Deutschen Bundestag (TAB), оба ядерных центра – Karlsruhe и J?lich, религиозный центр die Forschungsst?tte der Evangelischen Studiengemeinschaft, ряд университетов, в частности, - Гейдельберга и Дортмунда. Научно-политический фонд Ф. Эберта в 2006 г. провел форум “Neue Energien, sichere Versorgung – die Br?cke ins solare Zeitalter”. В контексте долговременных, с философскими оттенками, оценок перспектив цивилизации обсуждалось и значение ядерной энергии.

Германия – страна высоких технологий и развитой энергетики, обладающая значительным потенциалом в сфере безопасной энергетической политики, в том числе – потенциалом осмотрительности и осторожности применительно к ядерной энергетике и радиоактивным отходам. Она может начать создавать интеллектуально-прагматическую “сеть сетей”, сначала на национальном, а затем – и международном уровнях (например, в Северной Европе), для поиска надежных путей решения сложных экономических и политических проблем, обусловленных гражданским и военным применением ядерной, а также других видов энергии. Для того, чтобы ближе подойти к ответу на вопрос о значении ядерной энергии, максимально учитывая все связанные с ней тревожные вызовы и положительные возможности. Чтобы усилить вклад немецкой мысли в дальнейшее развитие чрезвычайно важной общечеловеческой тематики.

Германия может стать лидером более сплоченной и централизованной Европы. Если в ближайшие годы реализуется идея Европейской конституции с её нынешними основными концептами. За что намерена активно бороться А. Меркель. К 2007 г. приурочены следующие события: 55-лет МАГАТЭ, 50 лет с начала объединения Европы, Германия председательствует в ЕС и “восьмерке”, март – саммит ЕС по энергетическим проблемам и Берлинская Декларация, 10 лет идее Баренцрегиона и Программы ЕС “Северное измерение”, Международный Полярный год.

Удобный момент для генерирования хотя бы зачатков новых инициатив. Тем более, что обострившиеся взаимоотношения ЕС и России накануне саммита в Хельсинки (ноябрь 2006 г.) в некоторой степени скорректировали баланс обсуждавшихся на нем вопросов общеевропейского уровня и “Северного измерения” в пользу региональных. В рамках саммита, на встрече “ЕС – Россия – Исландия - Норвегия”, дан старт обновленной версии этой программы. НАТО в 2007 г. поддержало новое “Северное измерение”, в том числе на специальном мероприятии, аналогичном встрече, организованной ЕС. Видимо, такое распределение приоритетов в обсуждении насущных проблем и даже возможное доминирование отношений России с Европой по схеме двусторонних контактов с отдельными странами или контактов с отдельными группами стран, по крайней мере, сохранится какое-то время.

Заключение

На Севере Европы обозначилась новая энергетическая ситуация, когда совместно развиваются ядерная и нефтегазовая сферы. Они “стартовали” в разное время, имеют свои индивидуальные особенности. Но взаимное их влияние друг на друга и влияние, возможно – резонансное, на обстановку в регионе и мире вряд ли можно оспорить.

В современных условиях опасно оставлять проблемы энергетической безопасности без научно-политической и духовно-гуманитарной рефлексии. Но особенно это недопустимо в период осложнения отношений между Западом и Россией.

Такая рефлексия может обеспечить основу для неординарных решений. Например, через синхронное развитие гипотезы SAMPO, Программы ЕС “Северное измерение”, Проекта ЕС “Баренцев транспортный коридор”, идей региональных интеграций стран и Поморской свободной экономической зоны. С учетом углеводородной составляющей, гипотеза SAMPO приобретает новое важное измерение: Scandinavian (Slavic) Arctic Mission - the Pipelines Oikumene. И уместен также новый обобщенный брэнд SAMPO&SAMPO: Scandinavian (Slavic) Arctic Mission – the Power Obedience. А ядерно-нефтегазовый симбиоз интегральной концепции SAMPO можно отразить своеобразной “диаграммой состояний”:
                                                                       / Arctic \                             / Pipelines \
                               SAMPO&SAMPO: Scandinavian (Slavic)           Mission - the               Oikumene.
                                                                       \Atomic/                             \Proliferation’s/

Германия имеет мотивацию комплексно осмыслить ядерно-нефтегазовую ситуацию Севера Европы и шансы эффективно внести весомый и позитивный вклад в этот процесс и его практические результаты.
~ ~ ~
Благодарю за поддержку исследований Research Council of Norway, Canon Foundation in Europe, Deutscher Akademischer Austauschdienst, Friedrich-Ebert-Stiftung и профессоров Brigitte Falkenburg и Thomas Meyer.

Журнал "СЕВЕР промышленный" № 5 2007 г.

Еще статьи на тему "Ядерных":

Аспекты хранения и захоронения ядерных материалов

МАГАТЭ: пожар произошел на складе отработавших ядерных отходов на АЭС "Фукусима"

Россия запускает четыре ядерных объекта, которые выдержат "цунами и падение четырехтонного самолета"

КНДР сооружает пусковые шахты для третьих по счету ядерных испытаний


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.158.217.43

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD