Наши партнеры

АНО ДПО «Полярный институт повышения квалификации»

 

Главная Его трудное счастье – 6
Его трудное счастье – 6 Печать E-mail

По своей натуре будучи реалистом, Марк Исаакович понимал, что если появились противоречия между людьми, то необходимо проявлять терпимость, понимание и уважение к людям, чтобы сойтись с ними в главном - успешно претворять в жизнь общее дело.

Много разных словесных баталий пришлось выдержать Марку Исааковичу в бытность его деятельности на посту председателя совета трудового коллектива Мурманской оперативной группы Беломорской базы гослова рыбы со строителями многоквартирного дома для карельских рыбаков непосредственно в Мурманске, где постоянно базировался промысловый флот.

Председатель СТК Любовский основательно вник в вопросы строительства дома. В его активной позиции чувствовалось поистине выстраданное отношение к одной из самых жгучих тогда рыбацким проблем - окончанию строительства дома для рыбаков. На днях со мной беседовал известный карельский капитан, заслуженный работник рыбной промышленности РСФСР Евгений Семенович Мокрецов, заявивший буквально следующее: «Только благодаря активной позиции Марка Исааковича я получил тогда квартиру, ибо в списках претендентов были даже те, которые уже получили от нашей базы гослова благоустроенные квартиры и уже правдами и неправдами домогались, в буквальном смысле этого слова, вырвать для себя еще одно жилье, конечно, при этом позабыв о человеческой совести и чести».

С полным на то основанием можно говорить об интенсивном решении жилищной проблемы для рыбаков. Едва успели заселить в мае 1991 года полученные в Мурманске 20 квартир, а уже через полгода в Коле состоялось заселение 80-квартирного дома.

Следует отметить, что строительство жилья шло все эти годы, но возводили дома на рыбацкие деньги в Петрозаводске, а в позднее время - в Беломорске. Ради справедливости следует заметить, что от случая к случаю выделяли квартиры и в Мурманске, но не более двух-трех в год. Для необходимых, все возрастающих рыбацких нужд было приобретено два автобуса, один из которых доставлял судоремонтников и рыбаков к месту стоянки судов. В то время оперативная группа располагала современным, и, пожалуй, лучшим в Мурманске зубоврачебным кабинетом. Главным инициатором его создания была заведующая стоматологическим отделением медсанчасти «Севрыба» Галина Валентиновна Игнатьева, которая зарекомендовала себя не только как опытный врач, но и талантливый организатор.

Возвращаясь к самому животрепещущему вопросу - обеспечению рыбаков квартирами, нельзя утверждать, что в дома, построенные в Петрозаводске, не всегда вселялись рыбаки. Зачастую получалось, что владелец новой благоустроенной квартиры оказывался на расстоянии одной тысячи километров от Мурманского рыбного порта, где в большинстве своем ремонтировались карельские промысловые суда, а полученная квартира в Петрозаводске вместо радости оборачивалась большими неудобствами, порой даже крупными неприятностями для рыбаков.

В период междурейсового ремонта судна в Мурманске рыбак, получивший квартиру в столице Карелии, всяческими правдами и неправдами стремился попасть к семье, в Петрозаводск. И даже капитан или старший механик, роль которых особенно велика в период ремонта судна, нередко совершали прогулы.

Ну, а если хозяин не мог попасть к семье, то на его долю непременно выпадала участь бездомного...

К одной из основных задач рыбацкого коллектива Марк Исаакович отнес вопрос сохранения промыслового флота. По его мнению, на должном уровне должна быть организация своевременного и качественного ремонта промысловых судов, для чего надо было срочно обновить станочный парк на плавмастерской «Фреза».

Содержательным и аргументированным было тогда выступление на общефлотской конференции Д. А. Потрбича, экономиста коммерческого отдела. Из него делегатам стало известно, что директор базы Б. Г. Житний подписал договор о строительстве гидролизного комплекса, на возведение которого потребуется минимум 4 млн инвалюты, а ведь он не был правомочен этого делать без согласия СТК.

Если в начальный период было уже затрачено 7 млн инвалютных рублей, то вскоре затраты значительно возросли. А если добавить сюда на корм для форели, то получается, что весь промысловый флот будет трудиться на эту поистине золотую рыбку, купить которую будет не по карману даже рыбаку, не говоря уже о жителях Карелии.

Экономист плавмастерской «Фреза» В. Н. Маликова с болью в сердце говорила о равнодушии беломорчан, которые не пожелали приехать на конференцию.

Прежде чем продолжить дальнейшее повествование, хочу из многообразия проблем, которые стояли перед делегатами конференции выделить две главные. Во-первых, предстояло обсудить работу совета трудового коллектива за отчетный период и избрать новый состав, во-вторых, создать новую, вместо оперативной группы, Карельскую рыболовную компанию, ибо рыбопромысловый флот, базирующийся в Мурманске, десятилетиями находится в подвешенном состоянии, т. е. рыбаки зарабатывают деньги, а дирекция Беломорской базы гослова рыбы беззастенчиво тратит их, иногда даже на весьма сомнительное предпринимательство.

Выступающие делегаты: капитан А. С. Мерзенюк, начальник опергруппы В. М. Кравченко и в своем заключительном слове председатель СТК М. И. Любовский утверждали одно и то же: необходимо от Беломорской базы гослова рыбы отделиться, так как может весь флот со временем погибнуть, ибо заработанные деньги идут на весьма сомнительные операции, что со временем с промысловым флотом и произошло.

Готовность Любовского при необходимости взвалить на свои плечи всю полноту ответственности всегда давала благие результаты. На мой взгляд, многие принятые им решения на посту директора созданной им рыбопромысловой фирмы очень ярко характеризовали глубину оперативного мышления этого талантливого руководителя.

Живя надеждой на дальнейшее процветание флота, Марк Исаакович с головой ушел в разработку новых планов совершенствования созидательной работы управленческого аппарата, которые предусматривали дальнейшее увеличение промыслового флота.

Управленческий почерк Любовского проявился тогда в полной мере. Он по-прежнему всячески поощрял любую разумную инициативу.
2 мая 1999 года Марк Исаакович встретил свой семидесятилетний юбилей в расцвете творческих сил. Накануне указом Президента России он был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Что же касается его физического состояния на этот период времени, то его очень верно определила несколькими словами участковый врач-терапевт Ирина Вильямовна Крыжановская: «Любовский никогда не обращался ко мне за помощью, следовательно, я считала раньше и продолжаю считать в настоящее время, что мой пациент Любовский пребывает в настоящее время в полном здравии».

Мне же показалось на чествовании юбиляра, что он был чуть озабочен, ведь и было от чего - впереди перед ним стояли новые трудовые задачи, связанные с совершенствованием фирмы.

Марк Исаакович счастливо сочетает свой природный ум, удивительное трудолюбие, большие организаторские способности, дар руководителя и мужество моряка. Он неизменно опирается на коллектив управления фирмой, ибо как бы ни был хорошо разработан план ведения промысла, судьбу его в конечном итоге решают рыбаки.

Во время своего очередного отдыха в средней полосе я навестил бывшего заместителя начальника механико-судовой службы нашего флота, ветерана войны и труда Пармена Ивановича Попова, который после выхода на заслуженный отдых оказался оторванным навсегда от моря, от своей привычной работы, от дружного коллектива судовых механиков.

Тогда, при личном общении, в фокусе нашего разговора оказалась тема уничтожения Карельского океанического флота. В своей повседневной жизни двигался он не спеша, говорил негромко, старался держаться незаметно. На флоте он слыл в общении покладистым, отличался своим добродушием, заметной выдержкой, но при вести о гибели промыслового флота пришел в неописуемую ярость. Надо было видеть ветерана в тот миг! Человека, видевшего войну со всеми ее ужасами. Это и бомбардировки слабо вооруженного судна, на котором довелось ему тогда трудиться: доставлять на передовые позиции защитников Заполярья боеприпасы, вывозить в тыл раненых. Во время подобных рейсов, как правило, приходилось из пулемета отбиваться от фашистских воздушных стервятников. Это была война.

После ее окончания наступило время возрождения всего разрушенного. Именно для бывших участников Отечественной войны пришло время созидательной работы по выходу карельских рыбаков на просторы морей и океанов.

В последнюю нашу встречу Пармен Иванович рассказал мне, что в период работы на столь ответственном посту заместителя начальника ведущего отдела в его подчинении было 678 механиков. И вдруг, словно по мановению какого-то злого рока, подавляющее большинство из них оказались выброшенными за борт жизни, обречены пребывать в жалкой роли изгоев-безработных.

В период работы Пармену Ивановичу удивительно везло на людей интересных, колоритных, влюбленных в свою профессию механика. Многих из них он находил сам, начиная присматриваться к вчерашним выпускникам мореходных училищ, стараясь угадать в них будущих старших механиков промысловых судов.

Так было и с Анатолием Тимофеевичем Мельником, выпускником Мурманского мореходного училища, начинающим свою работу в коллективе судовых механиков в должности моториста.

Можно было думать, что Пармену Ивановичу, по ему одному известным приметам, посчастливилось угадать многих будущих руководителей машинных команд.

Но во время нашей встречи бывший ответственный руководитель отдела признался, что увидев в работе, в период междурейсового ремонта, молодого специалиста, он угадал в нем незаурядную личность и в дальнейшем старался не терять его из виду. Так было, например, с инженером-механиком Андреем Акимовичем Ткачуком, который благодаря своему упорству, завидной работоспособности и желанию в совершенстве постичь все тонкости эксплуатационника судовых механизмов, плюс ко всему - таланту, быстро вырос до главного инженера флота.

Большую часть своего рабочего времени Пармен Иванович старался находиться непосредственно среди судовых механиков и судоремонтников, занимающихся в порту, во время междурейсовой стоянки промысловых судов, ремонтом главного двигателя и вспомогательных механизмов. Его хорошо знали все судовые механики, охотно обращались к нему за советом.

Заместитель начальника механико-судовой службы Попов с удивительной точностью определял физическое и моральное состояние механиков, обращающихся к нему с просьбой о представлении им очередного отпуска.

При общении с подчиненными Пармен Иванович оставался верным своему принципу: относиться одинаково, с уважением и с необходимой требовательностью, ко всем, начиная от рядового моториста и заканчивая заместителем начальника отдела.

Что ж, это было вполне в его духе и характере!

Не мог обойти Пармен Иванович своим вниманием и другого механика, со временем выросшего во флагманского специалиста, который своей профессиональной подготовкой и высокой требовательностью к судовым механикам вполне устраивал продолжительное время флагмана Любовского. Речь идет о старшем механике Борисе Григорьевиче Уханове. Через некоторое время мы увидели его на посту старшего механика ПСТ (посольно-свежьевого траулера), поскольку дела у прежнего стармеха шли далеко не лучшим образом. В самые сжатые сроки Борису Григорьевичу удалось полностью освоить со своим коллективом судовую технику нового промыслового судна. Прямо надо сказать, что судовым механикам ПСТ посчастливилось в том смысле, что они трудились под руководством такого опытного специалиста, каким к тому времени зарекомендовал себя Борис Григорьевич. Уханов сыграл решающую роль в судьбе многих судовых специалистов судомеханической службы.

* * *

К Марку Исааковичу пришел звездный час тогда, когда учредители предложили ему создать и возглавить в должности директора новую рыбопромысловую фирму.

А необходимых для руководителя опыта и знаний у ветерана хватало с избытком. Об этом убедительно свидетельствуют многочисленные примеры из его повседневной трудовой деятельности.

Безусловно, в его биографии наступила пора осуществления и претворения в жизнь многих его задумок и планов.

В то время независимо от охвативших Марка Исааковича забот, помимо многих вопросов организационного характера, приходилось ежедневно заниматься подбором людей для работы как непосредственно на промысловых судах, так и в аппарате самой фирмы.

Сравнительно недавно я оказался свидетелем разговора директора Любовского с недавно работающим в фирме капитаном промыслового судна. Этому разговору предшествовало посещение Марком Исааковичем судна, которым всего лишь один рейс командовал этот капитан.

После основательного знакомства с истинным положением дел на судне директору стало ясно, что теперь уже бывший капитан за сравнительно короткий срок убил у людей интерес к рыбацким дерзаниям, к появившимся на промысловом флоте новшествам.

В общем, на судне установилась тишь да гладь, да божья благодать. Проявление же в рыбацких делах инициативы со стороны бывалых рыбаков стало на судне считаться чуть ли не пороком. Поэтому неудивительно, что в экипаже прижились пошловатые афоризмы, например: «Зачем нам думать, на то есть на берегу начальство, оно ежедневно газеты читает». Инертность капитана в какой-то степени передалась и некоторым членам экипажа, а главное - сказалась на итогах промысловой работы.

Появление самого директора на борту судна и слух о его постоянной неугомонности и одержимости в.достижении задуманного вызвал у капитана страх за свое капитанское будущее...

Тогда, Марк Исаакович, выслушав своеобразную исповедь молодого капитана, произнес буквально следующее:

- Спасибо за умение излагать свои афоризмы в столь краткой форме. Я понимаю, что все мы в свое время вышли из учебных заведений, начиненными не только знаниями по специальности, но и благими намерениями, непременно веря, что все у нас в жизни получится. К сожалению, судя по итогам вашего последнего рейса, эта вера вас покинула. Можно сказать, что вы, не приобретя необходимых капитану практических навыков, очертя голову, бросились вперед, забывая о приобретении необходимого опыта промысловой работы и стараниях как можно быстрее докопаться до сути рыбацкого дела.

Судя по посетившей Марка Исааковича улыбке, визитер ему понравился своим высказыванием, что он не может работать вполсилы и думать лишь частью своей головы.

Говорил тогда руководитель фирмы спокойно, не повышая голоса. Лишь иногда давал советы капитану-неудачнику, как бы он поступил в том, или ином случае, оказавшись в тенетах суеты рыбацкой...

Поняв всю важность решения вопроса о замене капитана, директор не стал скрывать своего озабоченного тона и даже не стал отговаривать капитана от желания подать заявление об увольнении.

Попасть в фирму, где директором был Марк Исаакович Любовский, капитана заставила взбалмошная жена, в которую моряк был уже более десяти лет влюблен до беспамятства. Именно из-за боязни, что она может его разлюбить, он после окончания высшей мореходки всяческими правдами и неправдами задержался на берегу на продолжительное время, работая в опостылевшем ему конструкторском бюро.

Но по прошествии нескольких лет он поспешно уволился с работы и ушел трудиться судоводителем на промысловые суда.

За сравнительно быстрое время вчерашний конструктор стал капитаном промыслового судна. Но жену по-прежнему не устраивали его заработки, она, что называется, спала и видела, чтобы ее супруг сменил свое малооплачиваемое место работы на престижную рыбопромысловую фирму.

Придя однажды из школы, где она работала заведующей учебной частью, и не успев еще полностью снять верхнюю одежду, она поспешила обрадовать супруга:

- Папуля, ты будешь капитанить в фирме самого Любовского!

Ошеломленный такой информацией капитан с удивлением посмотрел на жену:

- Скажи, пожалуйста, какая оперативность! - улыбнулся глава семейства и, напустив на себя суровый вид, с сожалением произнес:

- Поступить на работу в должности капитана в столь престижную фирму с твоей помощью может мне и удастся, а для того, чтобы надолго задержаться, придется мне основательно вкалывать. Так что, моя любимая женуля, не будем делить шкуру не убитого медведя.

А жена продолжала без умолку рассказывать о своих ближайших планах:

- После первого же твоего капитанского рейса мы непременно заменим нашего добитого «Жигуленка» на престижную «Волгу», ибо такой марки машина есть у самого директора.

Жена продолжила разговор. Осанка и жесты у нее были по-прежнему величественны. Тогда же, в отличие от своего постоянного ворчания, ее голос был воркующий. Ведь ко всем своим многочисленным достоинствам она относила главное - свое умение придерживаться в семейной обстановке элементарных принципов педагогики...

- Надо радоваться, ведь не каждый капитан может похвастаться, что ему предстоит трудиться в таком замечательном коллективе.

По внешнему виду нельзя было сказать, что капитан похож на именинника. Он произнес со вздохом:

- Особенно ликовать нечего. Не забывай, что директор Любовский к капитанам предъявляет повышенные требования, а мое здоровье уже не то, чтобы сутками простаивать на ходовом мостике. Порой мне кажется, что мне уже не под силу быть капитаном промыслового судна.

Такое признание для его жены было полной неожиданностью. Раньше ведь он никогда не говорил о своей неуверенности в своих физических возможностях работать в море в капитанской должности. Больше того, муж любил подтрунивать над судоводителями, кто быстро рос по службе, и за глаза называл их выскочками и другими бранными словами, а иных даже карьеристами.

Одним словом, муж никогда не скрывал к ним своего негативного отношения.

И тогда почудилось жене, что ее супруг, закаленный, испытанный продолжительным временем работы в море в капитанской должности, просто устал. Ведь что ни говори, работа капитана промыслового судна адская, ответственность огромная: не только за безопасность доверенных ему людей, но и за итоги промысловой работы, где главной итоговой оценкой рейса была во все времена добыча рыбы. И тогда жена поддалась искушению высказать свои опасения:

- Я знаю, что у тебя вулканическая энергия, не сомневаюсь и в твоем рыбацком мастерстве, горжусь твоим умом, выносливостью и другими положительными качествами, лишь опасаюсь всегда за особенности твоего характера. В кругу семьи ты прекрасный муж и заботливый отец, а ведь после каждого вашего рейса находились обиженные лично тобой люди, которые жаловались начальству на твой несносный характер.

Добрее тебе надо быть к морякам и отзывчивее.

На что муж безапелляционно заявил:

- Доброта для рыбацкого командира, тем более в условиях работы в море, вообще недопустима, в моем понятии это не что иное, как порок. Лично я не представляю на капитанском мостике человека нерешительного, мямлю, тем более в экстремальных условиях, на которые так щедра рыбацкая работа. Руководить экипажем судна должны люди, обладающие высоким профессионализмом и сильной волей.

...Находясь в кабинете директора, вызванный для объяснения капитан надеялся, что Марк Исаакович будет его уговаривать остаться и дальше работать в фирме, возможно, даже предложит более заманчивый вариант дальнейшей работы, вплоть до отправки на приобретенный у иностранцев новый промысловый траулер. Ведь должен же директор, в конце концов, хотя бы выразить свое сожаление, например: «Такой перспективный судоводитель, имеющий высшее специальное образование, должен не только закрепиться в фирме, но непременно расти по службе».

За годы работы на руководящих должностях Марк Исаакович окончательно пришел к выводу, что самый вредный для фирмы человек - это безответственный человек. В практической работе он забывает обо всем, даже о своих прямых служебных обязанностях. К примеру, такой человек может дать клятвенное обещание и холодно, нисколько не задумываясь о негативных последствиях, нарушить его, ибо считает себя выше и умнее своего окружения.

Жизнь показала, что легче бороться с любителями спиртного и даже с нарушителями трудовой дисциплины, чем с безответственными людьми.

Ведь недаром Марк Исаакович при каждом удобном случае любил напоминать своим подчиненным простую истину: «Не давши слово - крепись, а давши - держись», то есть в полной мере отвечай за данное слово, вне зависимости от того, кому это обещание было дано.

Известен случай, когда ответственный работник фирмы напомнил однажды директору о незначительном упущении со стороны самого директора. Марк Исаакович не обиделся на это замечание. Он лишь сказал:

- Делай и впредь замечания и даже критикуй, но не за спиной, а если решил за спиной, то уж будь добр не двоедушничай, а в глаза и за глаза говори одно и то же! Ибо еще Пушкин говорил: «Чины не дают честности плуту, ни дарования задорному мараке». Подводя итоги сказанному, можно заключить, что, к сожалению, возникают иногда такие обстоятельства, при которых смелое суждение сделать трудно. И все-таки, если вы настоящий человек, то всегда и останетесь таковым...

К концу общения директор убедился, что его решение расстаться с человеком, который больше печется о своих личных делах, чем об интересах коллектива, остается единственно правильным.

К сожалению, теперь уже бывшего капитана не прельщало заниматься на промысле рыбалкой столько времени, сколько требует сложившаяся обстановка.

На первых порах создания фирмы Марк Исаакович взял сразу курс на укомплектование экипажей рыбаками, уже проверенными временем и морем. Его единственная тогда помощница, вчерашний инженер управления Карелрыбфлота Людмила Ивановна Пронина, потеряла счет времени, улаживая всевозможные вопросы, которые каждый день, как из рога изобилия, сыпались на директорский стол.

Как показало время, взятый ими курс оказался правильным, ибо почти все было тогда предусмотрено и учтено: в считанные дни был укомплектован, снабжен всем необходимым для ведения рыбного промысла и, раньше намеченного срока, отправлен в рейс траулер.

Но не все многочисленные вопросы организационного характера решались в одночасье. Много хлопот и затрат времени доставила регистрация самой фирмы.

Короче говоря, перед ними стояли довольно сложные задачи.

Любопытно заметить, что некоторые опытные капитаны и другие специалисты рыбной промышленности вроде бы на первых порах заинтересовались делами создаваемой фирмы, но сами не спешили брать расчет со старого места работы. К примеру, тот же самый двужильный Владимир Васильевич Плюснин на первых порах создания нового коллектива занял выжидательную позицию и стал трудиться лишь спустя несколько месяцев после создания фирмы.

Что же касается некоторых опытных специалистов, то у многих проявлялась многолетняя привязанность к Карельскому рыбопромысловому флоту, но будучи людьми здравомыслящими и обладающими способностью объективно судить о сложившейся обстановке, они быстро приняли правильное решение и стали трудиться с полной отдачей сил в фирме. Это были инженеры-механики Николай Геннадьевич Немчинов и Эдуард Иванович Тишков.

Пройдет немного времени, и неуклонный рост фирмы доставит много хлопот руководителям ряда промысловых флотов, ибо отныне они не могли уже соперничать с быстрорастущей и, даже можно сказать, процветающей рыбопромысловой фирмой, где каждый работающий имел возможность иметь не только хороший заработок, но и его своевременно получать, а это, в наше время, пожалуй, самое важное.

Со временем во многих приходящих в упадок рыбацких коллективах начался отток кадров. Некоторые директора рыбопромысловых флотов продолжали тешить себя надеждами, что их положение непременно должно улучшиться. Но напрасно эти руководители занимались самоуспокоением.

Рыночные отношения показали, что в наше время могут выжить только коллективы рыбной отрасли, во главе которых стоят талантливые руководители.

Неимоверно тяжелым бременем для рыбаков явилась продажа квот, что заметно ухудшило и без того тяжелое положение как рыбацких фирм, так и других объединений.

Заметим попутно, что в первый период, период так называемых «новых отношений», среди рыбаков нашлось немало поклонников этого нововведения на промысловых судах, но буквально прошло не столь уж продолжительное время, как заметно изменилось отношение многих рыбаков, начиная с рядовых.

Сделав рейс-другой на промысловом судне у частника, рыбак все больше убеждался, что хозяин в первую очередь печется о прибылях для своего кармана, а не о работающих моряках. Правда, не все предприниматели рыбной отрасли занимали такую нечестную по отношению к рыбакам позицию, но в большинстве своем уже по итогам первых рейсов можно было заключить, какое ничтожно малое место отводилось принятому на работу моряку.

Нужно признать, что время для создания работоспособной фирмы было весьма сложное.

Марк Исаакович и Людмила Ивановна постарались своевременно узаконить права и обязанности создаваемой фирмы. С будущими работниками они были до предела откровенны, что способствовало созданию коллектива единомышленников.

И вскоре на промысел рыбы от причала рыбного порта стали уходить траулеры, укомплектованные экипажами, и полностью обеспеченные всеми видами судового и промыслового снабжения.

Для создания фирмы было отпущено не столь уж много времени, так что все рыбаки, не говоря уже об управленцах, старались сделать все для того, чтобы траулеры уходили в рейс своевременно, успешно работали, результативно и без всяких, как больших, так и малых, упущений.

Теперь, когда я пишу эти строки, с момента зарождения фирмы прошло вполне достаточное время для систематизации мыслей и впечатлений, чтобы не спеша, обстоятельно поведать о том времени. И все относящиеся к фирме проблемы и стоящие перед коллективом задачи остались далеко позади, оставив после себя чувство большой усталости.

Конечно, за этот столь продолжительный срок совместной работы все основательно сблизились, стали чувствовать себя удивительно уверенно, без всякой опаски полагаясь на своих соплавателей в море и сослуживцев на берегу.

Короче говоря, не только родился, но и утвердился коллектив единомышленников.

Он выбрал море Владимир Бабуро


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.162.250.227

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD