Наши партнеры

АНО ДПО «Полярный институт повышения квалификации»

 

Главная Его трудное счастье - 3
Его трудное счастье - 3 Печать E-mail

Стоит ли говорить, что во многих вопросах, касающихся организации промысловой работы в Карельском флоте, несгибаемая воля, его организаторский талант, способность предвидеть развитие событий на рыбном промысле сыграли важную роль в осуществлении всевозможных планов.

Трудовые будни начальника Мурманской оперативной группы Беломорской базы гослова рыбы Александра Степановича Носницина были так насыщены и содержательны, что для него время летело стремительно быстро. Его богатая событиями биография была соткана из боевых эпизодов Великой Отечественной войны и трудовых свершений в послевоенные годы.

Следует заметить, что на протяжении всего жизненного пути патриот Родины Александр Степанович Носницин стремился принять на свои плечи самую тяжелую ношу, при любых возникших обстоятельствах не боялся взять на себя ответственность.

Судовой механик высокой квалификации, образцовый руководитель промыслового флота - все это сливалось в один образ преданного рыбацкому делу человека. Высокая требовательность у него сочеталась с доброжелательностью и внимательным отношением к людям.

Начальник флота всегда принимал участие в судьбах рыбаков, особенное пристрастие испытывал к трудоустройству демобилизованных воинов Северного флота, где прошла его боевая юность.

За эти качества и душевную доброту, идущую от всего сердца, заслужил ветеран войны Носницин от пахарей моря всеобщее уважение. А как он сам с морем породнился?

Александр Степанович родился в селе Нижнее Рибалово Архангельской области.

Юность помора Носницина, как и его сверстников, была опалена войной.

Из учебного отряда Александр Носницин попал в жестокий ураган войны. Он начал службу военного моряка в экипаже торпедного катера № 230 мотористом, а позже был механиком третьего дивизиона бригады торпедных катеров Северного флота, которая вела активные боевые действия.

Угодил в самое пекло войны. Боевые походы следовали один за другим. Катерники полюбили новичка за решительный и твердый характер. К тому же он отличался добросовестностью и исполнительностью по службе.

...Затяжной северный ветер дышал ледяной стужей. Над морем Баренца зависла туманная мгла. В Варангер-фьорде торпедный катер под командованием офицера Косовина, оснащенный локатором, в непроглядной темноте сумел прорваться в норвежский порт Варде и двумя торпедами поразить фашистский корабль. Моторист Носницин всех перипетий боя, конечно, не видел. Он нес бессменную вахту у пышущих жаром двигателей, в дымном чаду от сгоравшего соляра и машинного масла. За этот бой Александр Носницин был награжден медалью Нахимова.

В составе экипажа торпедного катера Носницин участвовал в высадке и после выполнения боевого задания (снятие наших разведчиков в тылу врага, поиск и спасение сбитых над морем наших летчиков) сопровождал наши и союзников транспорта, перевозящие в Мурманск оружие для фронта. Позже, уже будучи начальником флота, Александр Степанович любил на рыболовном траулере прикоснуться к двигателю, почувствовать его биение, вдохнуть ни с чем несравнимый специфический запах машинного отделения.

После увольнения в запас Александр Носницин, не мешкая, поступил в Беломорскую базу государственного лова рыбы. Это было на заре создания Карельского океанического флота лова рыбы. Затем упорно поднимался по служебному трапу.

На промысловом судне работал старшим механиком. Директорствовал на плавмастерской «Фреза», которая в то время представляла из себя суденышко с весьма скромными судоремонтными возможностями и ютилась под скалой, у ветхого причала. А нынче о том мало кто и помнит, ибо в связи с интенсивным ростом Карельского океанического флота резко возрастали и потребности в судоремонте.

На двух крупных судоремонтных плавмастерских долгие годы трудился коллектив, состоящий из 300 первоклассных специалистов-судоремонтников.

Наметанным хозяйским глазом Александр Степанович определил место стоянки будущих плавмастерских для базирования океанического промыслового флота. Я опускаю все перипетии его «хождения по мукам». Главное, что место для причальных линий было добыто, походы по инстанциям завершились большим успехом. На левом берегу Кольского залива, в районе Трех Ручьев, «карелам» выделили место, которое они незамедлительно стали обживать. В короткий срок установили две причальные линии, построили склады и боксы для промыслового снабжения. Обновили участок дороги от автомагистрали до места стоянки карельских промысловых судов.

Надо заметить, что многие тогда сомневались в осуществлении задуманного, потому что не было среди рыбаков людей с приобретенными специальностями строителей.

Но Носницин из числа резерва плавсостава сумел создать бригады строителей. Александр Степанович повел дело так, что строительство стало называться «Носницинским БАМом». Как руководитель, Александр Степанович исповедовал требовательность без окрика, поучения без назойливости.

Достижения коллектива были завоеваны долголетним трудом рыбаков, судоремонтников и работниками береговых подразделений.

Наибольшее внимание уделялось ремонту промысловых судов. К судоремонтным работам привлекались лучшие специалисты плавмастерской, болеющие душой за дело.

Руководство флотом, а прежде всего его начальник и возглавляющий ведущий отдел службы эксплуатации Любовский, избрали правильный путь размещения промыслового флота.

Суда трудились в районах, где складывалась благоприятная промысловая обстановка. Так что безрыбье в море не мучило карельских рыбаков. Заранее определялся запасной промысловый район со стабильными уловами, куда оперативно и переводился флот. Предложения Александра Степановича, как правило, отличались оригинальностью мышления, иногда вызывали и споры, но он с завидной последовательностью умел доказать свою правоту и довести дело до конца. Благодаря Носницину и его заместителю Любовскому карельские экипажи первыми среди рыбаков Северного бассейна организовали и освоили в условиях открытого океана кошельковый промысел, что позволило резко увеличить вылов рыбы.

С годами Карельский промысловый флот пополнился судами с повышенной автономностью плавания, что позволило резко увеличить вылов рыбы. И все же оперативной группе базы гослова «тесновато» стало в Баренцевом море. Александр Степанович со своим штабом настояли на посылке группы траулеров-кошельковистов к западным африканским берегам. После успешной работы группы судов подобные промысловые рейсы в дальнейшем стали обычным делом. Со временем, к сожалению, об этом забыли. А тогда это называли трудовым подвигом. Недаром капитан дальнего плавания Ю. А. Осташков был удостоен звания Героя Труда.

Руководство флотом и лично сам Александр Степанович особо ценили в рыбацких командирах экономическое мышление, творческий, новаторский подход к промысловой работе.

Александр Степанович продемонстрировал свои незаурядные способности рационализатора. Только один факт. Траулер «Дуббе», где я был старшим помощником капитана, готовился к очередному рейсу в отдаленный район Мирового океана. Полностью укомплектован экипаж, получено судовое снабжение, но своевременный выход судна в рейс задерживался из-за не прошедшей испытания стрелы, на которой был укреплен силовой блок.

Прибывший на борт начальник флота Носницин после тщательного осмотра стрелы предложил свое инженерное решение. Стрела была изготовлена по его чертежу, успешно выдержала испытания как на берегу, так и в условиях промысла, на протяжении ряда рейсов не подводила промысловиков. Эпизод? Да. Но как в нем раскрылись его способности.

При близком знакомстве с трудовой деятельностью Александра Степановича я удивлялся его неиссякаемой энергии. После обязательного утреннего графика-совещания, на котором руководители служб, судоремонтники, снабженцы докладывали о ходе ремонта и подготовке промысловых судов к очередному рейсу, Носницин непременно посещал лично сам склады, проверял в цехах плавмастерской ход судоремонтных работ и обязательно заглядывал на ошвартованные у причальных линий плавмастерских промысловые суда.

Александр Степанович старался всегда добиваться такого положения, при котором каждый рыбацкий командир и специалист управления сумели бы полностью раскрыть свои способности, умело осмыслить имеющийся опыт и обеспечить условия для выполнения успешной работы в море.

Заботясь о флоте, Александр Степанович постоянно думал и о тылах его - береговой базе. На протяжении многих лет главные склады рыбацкого снабжения были расположены в Коле - в 15 километрах от места базирования флота. Многие тогда сомневались: по плечу ли будет рыбакам возвести склады непосредственно у плавмастерской, где стоят суда? Хотя, конечно, не все становятся моряками со школьной парты. И под непосредственным руководством Александра Степановича дорога была построена. Пройдет время, и экономисты подсчитают прямую выгоду от этого. Как и во всяком коллективе, случалось, что весь день был втугую забит заботами и хлопотами, ведь в большом хозяйстве кипели производственные страсти.

Руководители флота старались не поддаваться эмоциям, для них было главным определять стратегию и тактику развития флота. Не забывали они и о том, что у каждого капитана - свои проблемы. И надо было обладать железной выдержкой, понимать сложившуюся промысловую обстановку, чтобы привести центробежные силы к «единому знаменателю». Все вопросы тогда решались быстро и по-деловому.

В общении с рядовыми моряками как Носницин, так и его заместитель Любовский были просты, спокойны, позволяли шутку и тем снимали у людей напряжение. Они умело сплотили вокруг себя единомышленников. Становым хребтом флота можно было считать правильную расстановку кадров. К числу ведущих специалистов того времени следует отнести главного инженера Анатолия Гавриловича Грунина и начальника ведущего отдела службы эксплуатации Марка Исааковича Любовского. На первом месте у них были вопросы воспитания у рыбаков чувства долга, товарищеской взаимовыручки.

За стабильные и выше, чем на других флотах, заработки, за возможность получить квартиру и ряд других существенных преимуществ рыбаки Заполярья считали за честь работать у «карелов», как в наше время такой же чести был удостоен Марк Исаакович Любовский. Рыбаки всегда знали, что они - настоящие хозяева.

В свое время по инициативе Носницина и Любовского в Мурманске вместо настоящей хижины, где ютился отдел кадров, был построен добротный дом.

В канун своего семидесятилетия Александр Степанович приехал из Петрозаводска навестить своих старых друзей. Постоял у своего портрета работы местного художника Владимира Михайловича Бирюкова и сказал: «Я всегда старался работать за двоих. Чувствую себя в неоплатном долгу перед друзьями военной поры, которые остались навсегда в морской пучине Баренцева моря».

Незадолго до своей кончины Александр Степанович Носницин, заслуженный рыбак Карелии, трижды орденоносец, беседовал с представителем редакции Петрозаводской газеты «Северный курьер». Дотошному корреспонденту, пожелавшему узнать его мнение в связи с развалом Карельского рыбопромыслового флота, так называемыми «преобразованиями», ветеран войны и труда, бывший руководитель флота сказал буквально следующее:

- Не могу порадовать. Рыбная отрасль разваливается, многое уже разрушено. В 70 и 80-е годы мы получали до двадцати судов в год, флот обновлялся. Многие из тех судов я уже не могу увидеть, и не потому, что вышел их век. Сначала суда сдавали в аренду, а потом за долги расплачивались. Собранное по крохам имущество рыбаков растаскивается. Суда, даже из тех, что поновее, по три года стоят в ремонте. На запчасти и материалы денег неоткуда взять. По четыре-пять месяцев задерживается зарплата, и даже в отпуск рыбаки выходят без положенной суммы. Зато директора и менеджеры живут припеваючи. Одной трехкомнатной квартиры уже мало, так им покупают вторую.

Обосновываются в одном городе, в другом. Эти люди уже сели на высокие доходы, скупили массу акций. А рабочие под угрозой сокращения все терпят. Надо менять экономическую политику в стране, иначе мы, потребители, и в дальнейшем не увидим рыбу на своем столе.

Экипажи судов работают по контрактам с чужестранными фирмами, там и оставляют свои уловы. Продают их по дешевке за валюту. А в Россию везти рыбу - невыгодно. Таможенные пошлины, плюс местные налоги, поборы за услуги в родном порту - вот и получается, что треска в Петрозаводске стала стоить весьма дорого...

Поморский характер и совесть рыбака не позволяли Носницину молчать.

- Свой народ надо кормить, рыбу надо отправлять на внутренний рынок, - подвел черту Александр Степанович под ту недолгую беседу с представителем прессы.

К вышесказанному можно добавить, что когда пишутся эти строки, Карелрыбфлот как таковой больше не существует, а все промысловые суда «уплыли» в сомнительные фирмочки. Несколько тысяч рыбаков по воле «прихватизаторов» превратились в безработных, изгоев, а их семьи обречены на жалкое прозябание. Кто же за все это должен ответить?

Он выбрал море Владимир Бабуро


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.160.245.121

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD