Аренда офисов в Мурманске

 

Главная Его трудное счастье - 15
Его трудное счастье - 15 Печать E-mail

...Однажды на промысле в Норвежском море внезапно начался шторм, хотя до этого ничего не предвещало плохой погоды.
Вахтенный штурман вызвал капитана на мостик. Когда тот взбежал по трапу в рулевую рубку, то через открытое окно на палубу отчетливо услышал, как надорванным голосом кричал на матросов старший мастер лова.

Капитан понял, что мастер лова порет какую-то отсебятину, хотя в душе считал, что в его выкриках присутствовал здравый смысл.

Марк Исаакович взял в руки микрофон и спокойным голосом произнес следующие слова: «Парни, погода явно скурвилась, так что в нашем распоряжении осталось мало времени, за работу!» Что означали эти слова капитана ,стало вскоре ясно всем. В результате авральной работы сети были подняты на промысловую палубу и закреплены по-штормовому, выловленную рыбу успели до надвигающегося шторма обработать, а закупоренные бочки с уловом опустить в трюм.

Траулер был своевременно подготовлен к встрече шторма, для чего были надежно задраены трюма и закреплены на промысловой палубе сети.

Вдоль бортов натянули леерное ограждение, а самое главное - палубу вовремя покинули матросы, вскоре ими была забита сушилка.

Теперь капитан был спокоен. Он знал, что не пройдет и получаса, как, переодевшись в сухое, матросы разойдутся по кубрикам, и тогда можно будет относительно спокойно штормоваться в ожидании улучшения погоды.

Во время затяжного шторма моряки в салоне до одурения играли в карты и домино. Пару дней из-за сильной качки повар кормил экипаж всухомятку, при этом непременно выдавал каждому бутерброды с толстыми кусками сала.

Через пару суток шторм прекратился и мы снова продолжили промысловую работу.

...Пожалуй, я не буду, далек от истины утверждая, что капитан Любовский всегда уделял должное внимание своим подчиненным, которые, находясь в очередной отлучке, в силу всяческих, порой даже объективных причин, не могли своевременно прибыть к отходу судна в свой очередной рейс. Иногда месяцами они вынуждены были прозябать на берегу в ожидании возвращения с промысла своего судна.

Марк Исаакович старался не допускать, чтобы его подчиненный, годами работающий в его экипаже, оказывался каким-то перекатиполем, а еще хуже - попадал на траулер под командование капитана-неудачника, из рейса в рейс не справляющегося с планом вылова рыбы.

Всяческими доступными ему методами он старался добиваться такого положения, когда любой рыбак из его экипажа, независимо от занимаемой должности, был бы закреплен за его судном.

Наверное, в конце концов, капитану Любовскому удалось бы свою идею претворить в жизнь, но вскоре он был назначен руководителем флотилии.

Нельзя сказать, что с его уходом сразу же померкла трудовая слава экипажа «Ивана Спиридонова». Его преемник на посту капитана Алексей Иванович Самусев умело поддерживал традиции прославленного экипажа, всячески старался быть в числе передовиков. Но Алексей Иванович вскоре перешел на работу в «Севхолодфлот», и на судне стали часто, как перчатки, меняться капитаны.

Остается только сожалеть, что со временем были утрачены завоеванные трудовые успехи экипажа, а ветераны судна разбрелись кто куда.

Да и почетные грамоты в количестве двадцати восьми, в том числе и Почетная грамота Президиума Верховного Совета Карелии были утрачены.

Марк Исаакович не раз пытался представить себя в роли неработающего пенсионера, но это ему плохо удавалось.

Он думал, что свою оставшуюся жизнь проведет на даче под Москвой. И ему на первых порах казалось, что это вполне приемлемое решение своей дальнейшей судьбы.

Он вспомнил, что некоторые неработающие пенсионеры продолжали жить как-то механически, известные ему ветераны, кроме разрешения личных проблем и вопросов своего быта, ничем не занимались.

Когда при встрече кто-либо из бывших рыбаков заводил разговор о море и рыбном промысле, то в большинстве случаев собеседники обрывали его и в свою очередь предлагали перевести разговор на далекую от моря тему.

Марк Исаакович принадлежит к тем людям, которые уже на первый взгляд очень заметны. У него в молодые годы и внешность была примечательная: плотный, чуть выше среднего роста, с буйными темными волосами, да и голосом его не обошла природа: густой, сочный баритон.

Так что даже незнакомец с первых же минут общения может безошибочно определить, что этому человеку многое дано, а еще больше с него спрашивается, ибо к этому обязывает его высокое звание - капитан дальнего плавания.

На любом корабле, начиная с гвардейского эсминца и заканчивая работягой-траулером, всему голова - капитан. А с командира рыболовного траулера спрос особый. Он обязан не только обеспечить безопасность работы экипажа во время рейса на промысле, но в совершенстве знать особенности рыбного промысла, а это дело сложное, ибо по книжкам не изучишь особенность миграции рыбных стай, поиск их скопления.

Все это, вместе взятое, нельзя усвоить по учебникам, ибо таких не существует, и вместительный багаж специальных знаний не выдается вместе с дипломом.

Столь необходимые знания приобретаются в результате упорного труда и промысловых рейсов, а больше всего надо любить море и беспокойную профессию рыбака.

О том, что капитан Любовский - умелый и талантливый промысловик, стало известно карельским рыбакам еще в пятьдесят пятом году, с первого же его рейса в Северную Атлантику.

Капитана Любовского, как и других рыбацких командиров, не трусливых от природы людей, уже в мальчишеском возрасте познавших в полной мере трудности военной поры и не раз смотревших в лицо смертельной опасности, с особенной силой тянуло к людям мужественным и удачливым в жизни.

Лично о нем можно сказать, что вершин рыбацкого мастерства и в конечном итоге президентского кресла рыбацкого объединения Марк Исаакович добился сам, целиком и полностью отдавая себя достижению этих целей.

Об этом убедительней всего говорят результаты работы экипажей промысловых судов, которыми ему довелось в должности капитана командовать на протяжении ряда лет.

Как правило, экипажи этих траулеров становились инициаторами соревнования, первооткрывателями промысловых районов и авторами рекордов вылова рыбы. При этом они добивались большой экономии государственных средств.

За счет чего команды этих прославленных траулеров добивались таких поразительных успехов?

Обстоятельств, обеспечивающих успех экипажу, было много, остановимся на самом главном. Во время дрифтерного промысла экипаж передового судна флота «Иван Спиридонов», как правило, ставил удлиненные сетные «порядки» (набор промысловых сетей, приготовленных для единовременной выметки их в море). Кроме того, несмотря на частые штормы, благодаря высокому профессионализму капитана Любовского и судовых штурманов Александра Константиновича Евсюкова, Валерия Николаевича Чекалина, Алексея Ивановича Самусева, экипаж никогда не терял своих сетей.

Большое внимание на судне уделялось борьбе не только за выполнение плана вылова рыбы, но и за снижение себестоимости.

Постоянно уделял внимание этому важному делу старший мастер по добыче рыбы Яков Васильевич Устинов, потомственный рыбак из села Шуерецкое. Чтобы избежать износа сетей от гниения, рыбаки обращали особое внимание на своевременный их ремонт. Мастер по обработке рыбы Николай Максимович Куралесин в совершенстве знал свою работу, умело учил матросов правильной обработке сельди.

Бывали случаи, когда выпадали обильные уловы сельди, даже до двадцати тонн и более. Тогда на обработку рыбы выходили все свободные от вахты рыбаки. Сети выбирались из воды не спеша, с учетом хода уборки рыбы, не допуская завалов ее на палубе.

Рыбаки под руководством Марка Исааковича первыми на Карельском промысловом флоте перешагнули десятитысячный рубеж своего годового вылова атлантической сельди, а в последующие годы установили своеобразный рекорд Северного бассейна - выловили тринадцать тысяч центнеров атлантической сельди.

Эти успехи стали возможны благодаря четкой и слаженной работе экипажа, отличному содержанию судна: главного двигателя и вспомогательных механизмов, а также промыслового оборудования, поисковой аппаратуры и умелому ведению промысла.

Вспомогательные механизмы ремонтировались силами команды в море. В этом большая заслуга старшего механика Михаила Ефимовича Ширипина, умелого руководителя машинной команды, опытного механика, прекрасно знающего свое дело. Благодаря их заботам траулер в течение семи лет никогда не терял драгоценное промысловое время по вине судовых механиков из-за вынужденных простоев для ремонта, а также из-за несвоевременного оформления судовых документов.

Для того, чтобы экипаж трудился в море четко и слаженно, на судне постоянно шла большая работа по обучению кадров, в результате чего судовой коллектив старался трудиться даже в сложных метеорологических условиях без аварийных происшествий.

Этот судовой коллектив не только умело ловил рыбу, но и своевременно ее обрабатывал, в результате в каждом промысловом рейсе перевыполнял задание по сортности сдаваемой рыбной продукции.

Это достигалось систематической учебой матросов на рабочих местах, которую всегда вел сам мастер по обработке рыбы Куралесин. Он постоянно следил за тем, чтобы тара была всегда доброкачественной, чтобы сельдь в бочки укладывалась не кое-как, а небольшими партиями и с необходимой пересыпкой солью.

Помимо четкой и слаженной работы всего судового коллектива, успеху способствовала умелая организация поиска косяков сельди лично капитаном Любовским. Опираясь на свой богатый опыт промысловика, он умело использовал имеющиеся на судне поисковые приборы, следил за поведением сельди и ее перемещением. При этом он непременно учитывал результаты работы не только своего экипажа, а всегда стремился иметь информацию о результатах всего отряда и экипажей других флотилий, а также данные промысловой разведки: место выметки порядка сетей, величину улова.

В этом отношении с передового капитана М. И. Любовского брали пример другие капитаны промысловых судов.

Большие трудовые достижения передового экипажа были не случайны, они обеспечивались из года в год образцовой работой судового коллектива.

Капитан Любовский хорошо был известен в те годы как воспитатель командных кадров. Список его учеников весьма внушителен. Но они не слепо копировали своего бывшего наставника, а творчески подходили к организации промысловой работы, каждый из них старался искать и ловить «свою» рыбу.

Марк Исаакович неустанно боролся за повышение судоводительской культуры у штурманского состава. На каждый район готовился промысловый планшет, куда капитан регулярно заносил итоги работы судов, занятых дрифтерным промыслом, с обязательным указанием времени и места высоких уловов. Таким образом ,возникало представление о направлении движения косяков сельди.

Марк Исаакович считал, что ему крупно повезло - удавалось создавать экипажи из настоящих мужиков. Каждый из них в море старался заниматься только одним делом - рыбалкой. Лично он не припомнит случая, чтобы рыба оставалось необработанной на палубе, независимо от состояния погоды и степени усталости экипажа.

И зимой в северных широтах, и в летний зной у африканских берегов капитан Любовский ощущал чувство общности со всеми, с кем ему приходилось работать, а также чувство некоторой вины за все, что тогда не получилось из задуманного, и чувство радости за все, что удавалось осуществить.

К сожалению, бывали в прошлом и неприятные моменты, когда береговое начальство в угоду сиюминутной выгоде оказывалось глухим по отношению к рыбакам.

Однажды, незадолго до Нового года, от руководства с берега поступила радиограмма, в которой оно слезно просило задержаться еще на месяц на промысле и сделать все возможное для выполнения принятых коллективом флота повышенных обязательств.

Капитан посоветовался с рыбаками, и экипаж не только остался на промысле, но и выловил недостающие тонны рыбы.

Но по возвращении в порт, он прямо в лицо сказал руководителю, отправившему слезную радиограмму, что раньше он его уважал как человека, а теперь - не уважает.

Этот руководитель всей дальнейшей работой доказал свою опытность и умелое руководство, но он долго не мог забыть о допущенной ошибке - злосчастной радиограмме. Но, как говорится, из песни слов не выкинешь...

Береговое начальство высоко ценило капитана Любовского за рыбацкий талант, но некоторые из них недолюбливали его за строптивость, за его прямолинейность, нежелание примеряться к характеру вышестоящего начальника.

Узнавая о новых рекордах по вылову рыбы или о других трудовых успехах, хорошо знающие его рыбаки всегда говорили: «Любовский есть Любовский», тем самым оказывая ему восхищение и достойное его уважение.

Как бы в подкрепление сказанного всплывают в памяти случаи, когда трудовыми успехами нашего экипажа восхищались не только рыбаки Заполярья, а и черноморцы, зарекомендовавшие себя опытными рыбаками и обладающие искрометным юмором.

...В памятном африканском рейсе в свободное от работы время мы любили слушать промысловые советы черноморцев, которые мастерски проводил их руководитель, любивший в свои выступления вставлять остроумнейшие замечания.

- К сожалению, сегодня, как и вчера, вся наша Одесская флотилия поймала рыбы чуть больше, чем Сонька с Привоза. Так она ведь со своей кодлой рыбачит на утлом челне, а мы работаем на всепогодных траулерах, оснащенных современным промысловым вооружением. Если у кого-либо из вас будут возражения по части каких-либо преимуществ, например, у карелов, то я их не приму, ибо суда у них однотипные с нашими. А ведь сегодня ночью Марк Любовский умудрился снова залохматить более двухсот тонн сардины, а наши горе-рыбачки опять пролетели мимо рыбы, «как фанера над Парижем!» - безапелляционно заявил их начальник экспедиции...

Правда, во Франции я бывал, а вот по парижским улицам, к большому сожалению, не довелось прошвырнуться, так что я не могу даже представить, как это умудряется летать над Эйфелевой башней фанера?!

Лично я хорошо помню, когда капитан Любовский со своим экипажем сумел продолжительное время избежать даже заминки в промысловой работе, тем самым лишний раз доказать, что главным в рыбацком деле было и оставалось надолго, если не навсегда, творческое отношение к промыслу рыбы, даже в условиях открытого океана.

Не раз нашего капитана выручала так называемая профессиональная выдержка. Даже когда руководитель промысла настойчиво рекомендовал сменить район поиска рыбы, Марк Исаакович не поддавался соблазну. Он брал за основу свои расчеты, непременно прибегнув при этом и к своим записям, относящимся к предыдущим рейсам, где конкретно было указано место и время удачных заметов невода. Именно в то время неустойчивая промысловая обстановка доводила некоторых рыбацких командиров до отчаяния. Они часто пренебрегали рекомендациями и даже распоряжениями руководства вести поиск рыбы в определенных квадратах, а старались запеленговать траулер Любовского и удерживаться от него в непосредственной близости.

В подтверждение можно привести множество примеров, которые убедительно говорят о бескорыстной помощи талантливого промысловика к менее удачливым рыбакам.

Весь экипаж тогда был весьма чувствителен к результатам работы на промысле, ибо почти всегда он оставался среди соревнующихся правофланговым. Моряки ревновали, когда кто-либо из карельских рыбаков хотя бы на некоторое время вырывался вперед.

В то же время рыбаки справедливо рассуждали, что только личное мастерство каждого из экипажа, глубокие знания своей специальности, помноженные на безупречный труд, ведут в конечном итоге к первенству в промысловом деле.

Нашему капитану почти всегда удавалось добиться такого положения в экипаже, чтобы каждый рыбак чувствовал себя не просто исполнителем чужой воли, а человеком сознательным и творчески думающим, подлинным единомышленником всего судового коллектива.

За свою работу все члены экипажа получали согласно занимаемой не судне должности. Именно квалификация служила критерием окончательной оценки их вклада в итоговую работу экипажа.

И было ясно, каждому рыбаку трудиться было выгодней так, чтобы как можно больше выловить и сдать на плавбазу рыбы, желательно, больше первым сортом. А как же иначе? Материальная заинтересованность, подобно лакмусовой бумаге, проявляла в рыбаках все хорошее, что в них было.

Самосознание рыбаков передового экипажа за время рейса, как правило, претерпевало серьезные изменения.

Заметное повышение заработка рыбаков улучшало их активность в повседневной работе, независимо от занимаемой должности.

«Наш второй дом» - говорили рыбаки о своем экипаже, имея в виду приобретенный опыт настоящей жизненной школы, а не только профессиональные навыки.

Создание в каждом экипаже, которыми довелось руководить Марку Исааковичу, атмосферы флотского сотрудничества, постоянная забота с его стороны о приумножении материальных благ во многом способствовали многолетней успешной работе не только его экипажа, но и других рыбацких коллективов, зачастую берущих в основу своей работы опыт лидера соревнования.

Экипажи траулеров, которые довелось в разное время возглавлять Марку Исааковичу, никогда не лихорадило на промысле. В этих коллективах была дисциплина труда и полностью отсутствовала необходимость держать ее на окриках командного состава.

Самым, пожалуй, поразительным свойством являлось завидное умение нашего капитана организовывать весь процесс промысловой работы.

Владимир Григорьевич Копаничук, один из многочисленных учеников знаменитого промысловика, как-то сказал:

- Уверен, что никто из рыбаков, работая с капитаном Любовским, не искал свое рыбацкое счастье на другом промысловом судне, ибо, помимо больших заработков, на этом траулере был организован труд таким образом, что он не вызывал у моряков отрицательных эмоций.

С таким определением нельзя не согласиться, ведь именно чувство личной значимости способствовало созданию в экипаже такой обстановки, при которой никто из рыбаков не станет противиться дисциплине, если осознано ее назначение и важность.

Поэтому дисциплина не раздражала, а, наоборот, служила побудительным мотивом для активной промысловой работы.

Марк Исаакович в общении с подчиненными всегда был прост и искренен, но все прекрасно знали, что от капитанского внимательного взгляда не ускользнуло ни плохое, ни хорошее.

Мне лично всегда импонировала его способность запоминать имена, ведь человека оскорбляет, когда ему дают понять, что не помнят его имени. Словно этим подчеркивают, что он в коллективе не имеет никакого веса. Непосредственный руководитель должен считать своей обязанностью, помнить имена подчиненных. Мы ведь не забываем имен наших близких. Кроме того, мы не забываем не только имена, но и другие необходимые данные о тех, кого считаем нужными людьми.

...Как в бытность работы Марка Исааковича в море, так и значительно позднее, когда он начал создавать фирму, именно принципиальность в отношении к труду других, а также к самому себе, определила отношение людей к Любовскому. Никогда ни у кого не было сомнений, что Марк Исаакович - человек дела.

В его понятии, грош цена тому руководителю, которому мало дела до чести руководимого им коллектива, а следовательно, и до своей чести. Руководство - это его образ жизни, когда все внимание сосредоточено не на самом себе, а на делах доверенного коллектива.

«Иногда путают нормальное честолюбие, которое присуще только человеку чести, с тщеславием», - говорит на этот счет Любовский.

Капитан Владимир Григорьевич Копаничук как бы предостерегая себя и других начальников, заметил: «Руководителю любого ранга необходимо всегда быть предельно осторожным с теми подчиненными, как и вообще с людьми, которые проявляют знаки подхалимства и лести. Ведь недаром говорится: «Не бойся врага, атакующего тебя, а бойся человека, льстящего тебе». - И тут же добавил: - Между прочим, льстить - это значит говорить человеку в точности то, что он сам думает о себе».

...Марку Исааковичу довелось много раз бывать на Канарских островах. На протяжении полугода, возглавляя ремонтно-подменный экипаж, занимался ремонтом рыболовных траулеров, когда их основные команды вылетали на Родину, на междурейсовый отдых. В открытой части Атлантического океана, на перекрестке судоходных дорог Африки и Европы с Новым Светом раскинулись густонаселенные острова, которые образовали Канарский архипелаг. Здесь круглый год зеленеют экзотические растения. Даже в самый прохладный месяц - декабрь среднемесячная температура на островах архипелага плюс 14-16 градусов, а в июле не превышает 30. Благодатный климат, экзотика издавна привлекают туристов.

Но вот уже много лет в силу своего географического расположения порты Лас-Пальмас и Санта-Крус стали мировым рыбацким перекрестком. Здесь промысловики всегда могут пополнить запасы воды, топлива, а при необходимости - произвести ремонт судовых механизмов и докование судов.

Далекое прошлое островов тесно связано с именами знаменитых мореплавателей. В 1492 году, прежде чем совершить переход через Атлантический океан, привел сюда свои каравеллы Христофор Колумб.

Спустя почти три столетия, перед дальнейшими своими пиратскими набегами, к острову Тенерифе причалил Джеймс Кук. Океанские волны островов долгие годы служили пристанищем для пиратских бригов.

Из карельских рыбаков первым на Канары попал экипаж траулера «Севск», который тогда возглавлял капитан М. И. Любовский.

...Траулер следует дальше на юг вдоль африканского берега. Попасть сюда заполярным рыбакам из заснеженного Мурманска казалось тогда каким-то чудом. Так что мальчишеская мечта осуществилась как у самого капитана, так и у его гвардейского экипажа.

Взору моряков открылась тогда захватывающая картина. Позолоченные солнцем дюны уходили к горизонту и незаметно сливались с океаном, который настойчиво гнал свои с синеватым отливом волны на широкую полосу песчаного берега. Потеряв свою силу, волны, поворошив на своем пути гальку, обломки кораллов, проворно откатывались обратно в океан.

Он выбрал море Владимир Бабуро


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.145.123.86

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD