Аренда офисов в Мурманске

 

Главная На разных меридианах - 6
На разных меридианах - 6 Печать E-mail

... Да, Людмиле Ивановне, конечно, встречались люди, неплохо знающие свою работу, но в то же время они относились к исполнению своего служебного долга сугубо формально, не более того.

Она же старалась мысленно собрать все накопившую информацию воедино, чтобы своевременно сделать выводы, учесть все. Иногда с большим трудом переносила информацию от только что вернувшегося с моря рыбака, от которого так и веяло какой-то неправдой, а сказанные им невпопад слова расходились с действительным положением судовых дел.

Особенно ей запомнилась своеобразная исповедь одного моряка. У посетителя было крупное лицо, с грубыми, резкими чертами. Голос у него был властный, слова он выговаривал отрывисто, словно был чем-то недоволен.

Людмила Ивановна с полминуты смотрела на моряка и продолжала хранить молчание, тем самым давая возможность рыбацкому специалисту высказаться до конца. Ей, многоопытному руководителю, было ясно, что моряк до предела устал и ему необходимо дать основательно отдохнуть, тем самым сберечь для фирмы этого работоспособного специалиста.

Ее тогда успокоило то, что мастер лова не требовал для себя ничего. Он просил ее принять все необходимые меры, чтобы в дальнейшем на судно старались присылать опытных матросов, чтобы не терять зря промысловое время на обучение рыбацкому делу людей совершенно неопытных, а иногда даже случайно оказавшихся на борту промыслового судна.

Хотя мастер лова относился к ним с большим сочувствием, но, к сожалению, не так уж редко попадались самые настоящие искатели приключений с непременным желанием хорошо заработать, не пролив при этом и капли пота...

Чтобы от подобной информации у нее не запутались окончательно мысли, Людмила Ивановна решила посоветоваться с работающими в управлении бывшими капитанами. Постаралась собрать и другую полезную информацию, чтобы правильно определиться на будущее при формировании экипажей промысловых судов.

Следующим к ней на прием попал бойкий боцман, который начал с того, что именно он обучит всех судовых матросов правильно сращивать швартовные концы, вязать необходимые для работы узлы, чинить сетное полотно. А на судне по-прежнему забывают в очередных приказах отмечать его примерную работу, ведь, помимо денежного вознаграждения, моряку надо периодически делать своеобразную моральную подпитку, о чем не забывали в так называемые застойные времена.

В свою очередь он считает, что это дело поправимое и очень доволен, что ему уделила внимание сама заместитель директора фирмы.

- А благодарить меня денежным вознаграждением не надо, своими заработками вполне доволен, но вот лишний раз сказать рыбаку спасибо не помешает. Что же касается моей постоянной помощи малоопытным матросам, то это я считаю своим первейшим долгом. А кто не может помочь овладеть матросской специальностью молодому рыбаку, тот не заслуживает своего, пожалуй, самого почетного звания -ветеран флота. Каждый из начинающих трудиться на промысловых палубах, получив на первых порах минимальные, но столь необходимые знания, до остального сам дойдет, если не будет лениться, - усмехнулся в заключение боцман.

Людмила Ивановна старалась привыкнуть к мысли, что рыбакам, надолго покидающим свои семьи, приходится вести круглосуточный промысел рыбы, стоически переносить все, что так или иначе связано с работой в море. Они напрочь лишены многих преимуществ берегового жителя, но раньше намеченного срока им не придется ступить ногами на родную землю. Работникам управления надо относиться к рыбакам с особым вниманием, не жалеть своего времени для общения с ними.

Прежде чем посетитель покинул ее кабинет, Людмила Ивановна задала ему всего лишь один вопрос:

- Не сожалеете, что подались в рыбаки?

На что боцман, без всякой рисовки ответил, что не только он, а весь экипаж напрягает в море иногда последние силы, чтобы ловить рыбу, пока она ловится. По своему многолетнему опыту он знает, что в море при такой напряженной работе надо хорошо питаться, о чем неустанно заботятся все, кому это положено по основной работе. Так что положением дел на судне вполне доволен и считает, что в своем выборе трудиться на промысле не ошибся. А что касается своих заработанных в будущем денег, то есть на что их тратить, ибо у него забот полон рот.

В свою очередь заместитель директора осталась довольна состоявшимся разговором с судовым боцманом.

Судя по его внешнему виду, боцман, из-за своей постоянной судовой озабоченности, выглядел старше своих лет.

Она поняла, куда гнет боцман, и решила до конца выяснить его личные планы.

- Выходит, что вы уже подсчитали, на что придется тратить получку за свой будущий рейс! - с добродушным смешком заключила она.

- Не подсчитал, а прикинул, сколько придется затратить на предстоящий семейный отдых, к тому же планирую приобрести новую престижную машину, - ответил боцман, слегка задетый несколько иронической улыбкой.

- Не рано ли вы принялись подсчитывать еще не заработанные деньги? А вообще-то вам верю, потому что вы относитесь к людям непьющим и неврущим, хотя и рыбак.

Свои рыбацкие университеты боцман проходил в далеком прошлом, что называется, на моих глазах в одном из рейсов.

...Находясь на штурманской вахте, я обратил внимание на новичка, который умело, поставил наполненную рыбой бочку «на попа» и стал быстро перекатывать ее к положенному месту, вплотную к фальшборту.

Новый матрос оказался на редкость сообразительным парнем, он быстро понял, что чем скорее он одолеет рыбацкие науки, одним словом, все, что положено знать матросу, тем быстрее впишется в рыбацкий коллектив. С помощью боцмана он и внешне быстро приобрел вид заправского рыбака, и только едва заметный пушок над верхней губой предательски выдавал его юный возраст.

В свободное от работы время судовой боцман сочувственно выслушивал Мишкины исповеди. Тот с детства мечтал стать моряком, а научившись читать, старался при каждой возможности штудировать книги о море.

Но из-за отсутствия необходимого опыта произошел с ним настоящий довольно нелицеприятный казус.

Боцман поручил ему тщательно проверить задрайки на всех судовых водонепроницаемых дверях. И надо же было такому случиться, что новичок халатно отнесся к порученной боцманом работе. Одним словом, во время штормовой погоды оказалась залита водой боцманская кладовая, где хранился судовой запас одежды.

Обнаружив эту беду, боцман вслух обругал себя, что доверил столь важное дело малоопытному человеку и принялся остервенело выбрасывать из своей кладовой мокрую робу для просушки.

Утром, делая очередной обход по судну, он заметил, что дверь его кладовой была не плотно прижата задрайками, и через образовавшиеся щели вода проникла в кладовую и основательно замочила боцманское имущество.

Кроме самого себя, ругать было некого. Хотя за годы работы на промысловых судах в этой хлопотливой должности боцман всегда старался быть пунктуальным и внимательным.

И тогда он вспомнил, что поздно вечером к нему обратился новичок с просьбой заменить пришедшие в негодность портянки. Боцман, после полусуточной работы на обработке улова, только что поужинал и, вернувшись к себе в каюту, решил уделить пару часов чтению полученных с берега писем. В это время к нему зашел матрос, бывший тракторист с Рязанщины.

Как бы там ни было, бывший тракторист не сожалел, что оказался в составе экипажа траулера. На первых порах было тяжело, но со временем втянулся и теперь в работе даже не отставал от бывалых рыбаков.

Вот этот примерный матрос основательно и подвел хозяина палубы. Получив от боцманской кладовой ключи, открыл кладовую и, выбрав себе пару новых портянок, впопыхах не до конца задраил дверь.

Вскоре погода испортилась, и частично заходящие на палубу волны основательно намочили хранящуюся там одежду и белье.
От боцманской ругани у матроса защемило сердце: не оттого, что тот разразился в его адрес площадной бранью, а оттого, что сам он не оправдал оказанное ему доверие.

Он начал бояться, что капитан еще до конца рейса может списать его с судна.

Все-таки он не мог до конца избавиться от чувства своей вины, поэтому, не считаясь с личным временем, помогал боцману сушить промокшую робу и белье; сходил и смазал задрайки, несколько раз проверил их в работе и надолго запомнил, что на судне нет малозначительной работы.

Боцман оказался на редкость рассудительным человеком. Он понял, что это всего лишь упущение из-за малой опытности матроса, и постарался сделать из него настоящего хозяина палубы, что в дальнейшем и произошло.

Прежде всего, он начал строго следить, как молодой моряк выполняет все его поручения. Отныне за малоопытным моряком был постоянный боцманский контроль.

И вот произошел на промысле случай, когда матрос первым бросился на помощь своему наставнику.

Казалось, ничего не предвещало шторма, но он все же начался, крепчая с удивительной быстротой.

Стоило лишь боцману и рыбмастеру выйти на палубу и, прячась за носовой кап, осмотреться, как они убедились, что принайтованные (закрепленные) к фальшборту бочки с солью могут стать легкой добычей очередной волны.

- Будь до предела внимателен! - почти закричал в ухо боцман рыбмастеру, лицо которого было без кровинки, белое как бумага.

- По-моему, ветер еще больше осатанел!

Он силился еще что-то сказать, но новый порыв ветра унес его слова в морскую даль.

Рыбмастер знал, что ему, несмотря ни на что, надо успеть еще надежнее закрепить бочки, ибо лишившись соли им придется прекратить промысел и следовать за ней к плавбазе.

Прихватив с собой капроновый конец, рыбмастер смело направился к борту, а боцман поспешил к брашпилю. И в этот же миг гребень волны, стремительно перемахнув через борт, смыл за борт, казалось бы, накрепко привязанные бочки, а рыбмастера отбросил к надстройке. Боцман же на этот раз продемонстрировал свою природную смекалку -спрятался за брашпиль, через который волна лихо перемахнула и пошла хулиганить на палубе.

Люди были спасены, смертельная опасность на этот раз лишь напомнила, что к морю надо всегда относиться с опаской.

С облегчением вздохнула на мостике вахтенная служба, когда из-за брашпиля вылез не пострадавший боцман и живой рыбмастер.

Капитан тогда лишний раз убедился, что младшие командиры вели себя , как и подобает опытным морякам.

Вскоре осатаневший ветер поубавил свою прыть, и на судне начали готовиться к продолжению рыбного промысла.

...Глядя на поднявшегося в ходовую рубку из машинного отделения старшего механика, где он безвылазно находился более полусуток, капитан с удивлением подумал о том, откуда же берутся силы у этого старого помора, который по своему возрасту годился в отцы многим морякам.

Капитан вовсе не собирался упрекать стармеха за столь продолжительный ремонт вспомогательного двигателя, ибо знал, что механики и на этот сделали все возможное, чтобы в судовых условиях отремонтировать двигатель, не сорвали при этом промысловую работу, тем самым выручили экипаж.

Убедившись, что навигационная обстановка позволяет ему оставить на некоторое время ходовой мостик, передав управление судном вахтенному штурману, капитан пригласил в свою каюту «деда». Из своего шкафчика он достал бутылку коньяка и налил стармеху полстакана, ибо считал, что механики не просто отремонтировали своими силами двигатель, а дали возможность доработать экипажу до конца рейса.

После выпитого коньяка состояние запредельной физической усталости у старшего механика сменилось на заметную душевную приподнятость и новый прилив сил.

Вначале стармех хотел попросить еще один глоток коньяка, но быстро передумал, ибо ему было хорошо известно, что капитан периодически угощает не только командный состав, но и рядовых рыбаков.

Капитан Любовский пребывал в той поре, когда на него заглядывались женщины: широкоплечий, выше среднего роста, с приятным, всегда приветливым лицом. Никогда, даже в сверхсложных обстоятельствах на промысле, не терявший оптимизма, да и другим не дающий унывать.

Карельский промысловый флот за долгие годы примерной работы капитана Любовского успел убедиться, что он не просто удачливый рыбак, а человек большой воли и на редкость талантливый, ибо все рыбацкие трудности им сравнительно легко преодолевались. За каждым трудовым достижением руководимого им экипажа стояли его личное мужество и завидная работоспособность.

Руководство, награждая передового капитана Любовского орденом Ленина, забыло о старшем механике.

Вместе с благодарностью за высокую награду Марк Исаакович высказал свое явное неудовольствие и довел все это до сведения руководителей Карелии. И тогда, чтобы как то загладить допущенный промах, руководство поспешно наградило старшего механика Михаила Ефимовича Ширипина Почетной грамотой Республики.

Однажды общая знакомая в доверительной беседе поведала мне о том, как менялась Слава Ивановна Любовская в период нахождения мужа в море, заметно тускнела ее красота. Но стоило лишь ему появиться после рейса, как с поразительной быстротой она снова расцветала и опять превращалась в очень красивую молодую женщину.

Слава Ивановна хорошо знала привязанности своего мужа к морю и считала, что лишить его работы в море было бы большим для него несчастьем, а малые и даже значительные неприятности, периодически возникающие, она стоически переносила сама. Мало кто знал о том, что после каждого ухода мужа в свой очередной рейс у нее снова начинало щемить сердце.

В свою очередь, Марк Исаакович старался не показывать своего душевного состояния. Уходил весь в предрейсовые дела.

Он, как и большинство рыбаков того времени, не считал нужным ставить на первый план свои личные проблемы.

В этот период времени я замечал много раз, что у нашего капитана было в глазах что-то такое, что заставляло каждого из его подчиненных оперативно выполнять любое его распоряжение, связанное с рыбным промыслом.

Он выбрал море Владимир Бабуро


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.198.133.40

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD