Наши партнеры

АНО ДПО «Полярный институт повышения квалификации»

 

Главная И это все о нем
И это все о нем Печать E-mail

В августе 1992 года «Рыбный Мурман» публикует обращение коллектива редакции к журналистам области.

- Уважаемые коллеги!

В ночь с 19 на 20 августа сотрудниками милиции без видимых на то оснований был задержан неподалеку от своего дома заместитель редактора «РМ» Сергей Миронов. Как он нам сообщил, несколько человек жестоко избили его в дежурной части Ленинского РОВД милиции, глумливо называя «писакой», сорвали с него очки (Сергей страдает сильной близорукостью) и растоптали. Затем журналиста бросили в камеру, где снова избили и, связав особым изуверским способом, оставили лежать на полу до утра. После такого обращения у Сергея плохо действуют пальцы рук, повреждена нога, не говоря уже о многочисленных ссадинах и ушибах. Мы не допустим, чтобы этот произвол остался безнаказанным. Призываем журналистов области поддержать наше требование о полном расследовании обстоятельств задержания Сергея Миронова и жестокого, унизительного обращения с ним в Ленинском РОВД. Несмотря на сложные экономические условия, которые порой разъединяют нас, в данном случае вопиющего беззакония мы рассчитываем на вашу профессиональную солидарность.*

Что сейчас, с высоты 2005 года, когда пишутся эти строки, сказать о данной публикации в газете? Только то, что сам потерпевший, используя свое служебное положение, оказывает через газету давление на суд. Но ведь, оказывается, и в суд Миронов не подал! Для нас, сегодняшних, живущих в ХХI веке, это дико. Впрочем, суд состоялся, «суд», о котором в следующем номере «Рыбного Мурмана» рассказал сам Сергей:

- В камере меня свалили на пол, скрутили и тонкими капроновыми веревками связали сначала ноги, потом руки и, выгнув в спине дугой, соединили вязку. Так - при малейшем движении боль отдавалась во всем теле. Я кричал всю ночь: «Развяжите, все отнимается - никуда же не сбегу!». Но развязали только под утро. Без сил я провалялся на бетонном полу еще несколько часов. К обеду меня, уставшего, хромого и безучастного вывели, посадили в УАЗик и повезли в суд. В суде меня вызвали последним, позвонить в редакцию не дали. Судья Самойленко только раз взглянула на меня. Что там было говорить: подумаешь, хромает, подумаешь, фингал под глазом, скула разбита и губы в крови. Словом, весь процесс не более двух минут длился. Какой мне, человечишке, адвокат?! Что с того, что имею право? Кому надо откладывать вполне понятное дельце? Раз - как тесто на сковородку - и выпекся очередной псевдоюридический блинчик. «Единственное, что могу сделать, дать вам 50 рублей штрафа, и если в трехдневный срок заплатите, на работу не сообщим», - беспристрастно заявляет мне женщина, так и не удосужившись оторвать глаз от бумажек. Ну, думаю, спасибо, благодетели, ваш милицейско-судебный конвейер, кажется, здорово отлажен...*

«Если в трехдневный срок заплатите, на работу не сообщим...». Не на того напали, ваша честь! Хотя правильнее назвать такого судью не «ваша честь», а «ваша бесчестность», или - «ваша нечесть»! Не только на работу, но и на всю область, страну, на весь мир попытались заявить о случившемся в редакции. Мгновенно рассказ Миронова напечатала норвежская газета «Сёр-Варангер Авис», издающаяся в Киркенесе (у нас были очень тесные связи с этим изданием, так что по просьбе норвежских коллег, еще до выхода в свет статьи Миронова в «Рыбном Мурмане», она появилась на страницах этого издания). А вот от своих собратьев по перу за неделю, прошедшую после обращения редакции к журналистам Мурманской области, мы не получили никакой поддержки, кроме бесстрастной информации в своих изданиях об «имевшем место» случае. И на том спасибо.

Только журналисты из «Комсомольца Заполярья», сами «замордованные» правоохранительными органами, открыто поддержали позицию редакции. А «дело Миронова» вдруг приобрело такое общественное звучание, что даже мы у себя, в «Рыбном Мурмане», опешили - на имя Сергея пришла куча писем, звонили и заходили в редакцию десятки людей, рассказывая о беспределе, творящемся в милиции. Не забывайте, что на дворе был 1992-й год, что люди еще верили в справедливость, сумев всего лишь год назад отстоять своего Президента на баррикадах у московского Белого дома. Верили и надеялись на перемены к лучшему, отряхнувшись ото лжи и демагогии коммунистического режима. Впрочем, обо всем этом лучше меня сказал сам Миронов, закончив свою статью о «беспределе на собственной шкуре» такими словами:

- Я не удивлюсь, если завтра стану жертвой новой провокации, потому как вполне допускаю контрмеры. Но и смолчать, утирая плевки, не могу. Мы и так все эти годы жили безмолвствующими рыбами: разевали рты и пускали пузыри. А нас топтали и топчут. Общество больно - это видно невооруженным глазом. Но ведь общество - это мы с вами, это наша психология и культура, нас воспитывают не чужеземные матери, не французские кормилицы. Много было сказано красивых слов с высоких трибун, много их и сейчас говорится. У меня нет готовых рецептов, я лишь одно знаю: если все останется по-прежнему, нам никогда не жить в правовом государстве.*

О том, что делать с письмами и обращениями в редакцию наших читателей вопроса не было - конечно же, печатать! Мало того, «Рыбный Мурман» не только из номера в номер стал публиковать объемные подборки писем, но и провел минимитинг на проспекте Ленина, объявил совместную с мурманскими журналистами акцию против избиений в милиции. Призывал читателей направлять в редакции письма и жалобы на конкретные случаи грубого обхождения с ними работников милиции.

- Историй, подобных той, что произошла с нашим коллегой Сергеем Мироновым, мы услышали в эти дни немало, - суммирует обращения читателей журналист Татьяна Кожухова. - Их объединяет одно - безнаказанность произвола. Попытки людей добиться справедливости, как правило, ни к чему не приводили. «Я вам верю, - сказал Миронову зам. начальника УВД А.Сарыгин, - но ваши шансы что-либо доказать практически равны нулю». Прошло около двух недель, и компетентное предсказание начало сбываться: первый зам. начальника УВД области Ю.Куликов объявил результат служебного расследования: «Из-за противоречивости милицейских рапортов, показаний Миронова и свидетелей не представляется возможным сделать какие-либо определенные выводы». Теперь возбуждено уголовное дело. Но противоречия продолжают множиться. Могучая и, похоже, испытанная штука - эти противоречия. В них благополучно тонут голоса даже депутатов, задержанных и закованных в наручники в Мурманске и Кандалакше. Таково отношение к лицам, обладающим депутатской неприкосновенностью. Что же остается на долю рядовых граждан? - спрашивает Татьяна Кожухова, политический комментатор «Рыбного Мурмана».*

Да, избиение Миронова в милиции уже стало темой для комментатора по политическим вопросам, потому что поддержанный десятками и десятками читателей газеты, этот единичный случай действительно перерос в разговор на политическую тему, коей являются нарушения прав человека и свободы слова.

- «Зачем вы подняли этот шум? - урезонивают нас некоторые премудрые пескари здесь, дома. - Вот прихлопнут вашу контору - и глазом моргнуть не успеете». Знаем, слишком хорошо знаем, что и сегодня существует немало способов извести газету под корень. Так уже было, когда редакция бастовала, отстаивая своего кандидата на пост редактора. Давайте, друзья, и дальше держаться вместе. Чтоб не пропасть поодиночке, - этими словами Т.Кожухова заканчивает свой комментарий.*

Читательская почта о творящихся в милиции беззакониях продолжала и продолжала поступать в редакцию. Назову лишь часть публикаций на эту тему с весьма красноречивыми заголовками: «Сколько можно терпеть?» - так названо письмо мурманчанина, бывшего штурмана Р.Еремеева («РМ» от 11 сентября), «Милиция избивает выборочно» - письмо от группы пенсионеров, «Стражи не на страже» - считает один из горожан, «И снова чурбановщина» - пишет Светлана Николаева из Мурмашей («РМ» от 18 сентября), «Это наша общая боль» - делает вывод очередной автор письма в редакцию («РМ» от 25 сентября), «Районный отдел беззакония», а не Ленинский РОВД, - считает Г.Костюченко, «Зарвавшиеся» - так характеризует милиционеров общественный инспектор Ленинского райисполкома, председатель Союза социальной защиты Н.Фролов («РМ» от 16 октября)... 4 декабря 1992 года «Рыбный Мурман» в редакционной статье пишет:

- Прокуратура Ленинского района г. Мурманска прекратила уголовное дело против милиционеров. Следователь не признал избитого журналиста потерпевшим. Прокуратура смотрит сквозь пальцы и на другие нарушения законности и превышение полномочий со стороны милиции, расцениваемые действующим законодательством как уголовные преступления. Кто-то демонстративно не признает ни Кодекс об административных правонарушениях, ни Закон «О милиции», ни Устав патрульно-постовой службы, ни мораль вообще. Но законы есть, и мы будем добиваться их исполнения. Прокуратурой города Мурманска «ввиду неполноты расследования постановление о прекращении уголовного дела отменено, производство возобновлено и дело направлено для дальнейшего расследования в прокуратуру Ленинского района». Об этом сообщил зам. прокурора города В.И.Гапоненко.

Как и следовало ожидать, все закончилось вполне прозаично. «Сам дурак!» - ответили редактору «Рыбного Мурмана», который, оказывается, раздул пожар из ничего с единственной целью - привлечь внимание читателей путем выдачи дутых сенсаций. Об этом сказали Вилову публично, со страниц мурманской газеты «Контакт», издающейся правоохранительными органами Мурманской области, вернее, их руководящей верхушкой. Статьей «И это все о нем» «Контакт» как бы подвел черту под многочисленными публикациями местной прессы об избиении милицией С.Миронова. Точнее будет сказать, перечеркнул все предыдущее выступления на эту тему и попытался навязать читателю свои доводы, переворачивая все с ног на голову. Оказывается, это Миронов чуть ли не избил в пьяном виде ангелов в милицейской форме, а Вилов представлен в качестве бывшего ярого партноменклатурщика, перекрасившегося в «демократа» из конъюнктурных соображений! И это пишет газета, редколлегию которой возглавлял небезызвестный тов. Бавыкин, снятый с редакторов «Полярной правды» за явную поддержку августовского путча 1991 года.

- Невдомек прокурорам, которым предоставил слово «Контакт», что в ходе расследования по делу Миронова на свидетелей оказывалось грубое давление теми же работниками милиции, - пишет юрист Владимир Юдин. - Невдомек органам прокуратуры и многое другое. Например, факты иных многочисленных избиений граждан работниками милиции, совершения краж и изнасилований дяденьками в милицейских погонах, о чем частенько писали мурманские газеты, публикуя выдержки из обращений в редакции потерпевших. И мне не известен ни один случай, когда бы по следам этих публикаций прокуроры сообщили прессе, что вор, насильник в милицейских погонах арестован или предан суду. *

Это первое столь крупное противоборство «Рыбного Мурмана» с правоохранительными органами, а точнее - с руководством Ленинского РОВД, районным судом и областной прокуратурой - в дальнейшем получит свое логическое продолжение. Но о том мы расскажем в свой черед. А сейчас вернемся к более прозаическим делам и событиям внутриредакционной жизни «Рыбного Мурмана» в 1992 году.

· «РМ» от 28 августа 1992 года.

· Беспредел на собственной шкуре, «РМ» от 4 сентября 1992 года.

· Беспредел на собственной шкуре, «РМ» от 4 сентября 1992 года.

· Акция журналистов: против избиений в милиции. «РМ» от 11 сентября 1992 года.

· Акция журналистов: против избиений в милиции. «РМ» от 11 сентября 1992 года.

· Милицейскую тень навели на плетень, «РМ» от 18 декабря 1992 года.

Рыбный Мурман в кавычках и без (1983 - апрель 2000) 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

23.20.162.200

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт https://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 https://helion-ltd.ru/

@Mail.ru Яндекс.Метрика
Designed by Helion LTD