Если бы какой человек заснул, скажем, в 1984 году, воспетом Оруэллом, у советского телевизора, а проснулся сегодня, он бы, наверное, не заметил разницы. Одна и та же информация, только телеканалов больше. Так это, подумал бы советский человек, только неудобство доставляет.