Канцлер Германии заявила, что позитивные последствия, которые должны оставаться после слежки, превратились в негативные.