В этой фразе в поздравлении Патриарха Кирилла новому Папе Римскому усматривают надежду Москвы на то, что такой понтифик-новатор, как Бергольо, выходец из Нового света, далек от обид эпохи холодной войны и может оказаться человеком, способным на осторожную смену курса.