Джастин Уэлби, недавно занявший пост духовного главы Англиканской церкви, использовал свою первую пасхальную проповедь, чтобы развеять веру паствы во всесилие политических и церковных лидеров. Он отметил при этом, что говорит, в том числе, и о самом себе.