Следователи, изучив все обстоятельства, пришли к выводу, что в изоляторах, где находился юрист фонда Hermitage Capital, для него не создавалось никаких специальных условий содержания, а также "не оказывалось какого-либо давления, не применялось физическое насилие либо пытки".