В Генпрокуратуре это "рядовое, на первый взгляд, событие" называют "прорывом в наших двусторонних отношениях". "Фактически впервые за многие десятилетия британские власти реально выдали России запрашиваемого обвиняемого", отметил представитель ведомства.