Власти латиноамериканской страны отказываются подчиняться ограничениям, накладываемым Конвенцией о наркотических средствах, и придумали хитрый план, как этого избежать. Российский президент оказался против, но почему-то ждал до последнего, чтобы юридически оформить свои возражения.