Члены комиссии сообщили: то, что происходило в эфире 7 июля, «не имеет ничего общего со свободой слова и выражения»