​Киевские радикалы боятся обычного человеческого общения, заявляя, что украинцы поддадутся «пропаганде Кремля». Но чего тогда стоят их собственные идеи, если одного общения с россиянами достаточно, чтобы их разрушить?