Правозащитники получили первое конкретное доказательство массового сбора данных британскими спецслужбами.