Следственным органам сразу двух российских регионов придется распутать очень сложный узел: одно преступление было совершено, как маскировка другого. И оба преступления связаны с детьми.