Глобальный оптимизм на рубеже веков сменился страхом перед стагнацией.