В течение нескольких месяцев ФБР ни разу не обмолвилось о том, что расследование ведется по делу о «кибершпионаже с российской стороны».