В Республиканской партии решение восприняли скептически, отметив, что глава Пентагона Эштон Картер поставил политическую повестку превыше боеготовности армии. Защитники прав меньшинств, напротив, встретили решение с радостью.