Ключевым требованием российских властей при согласовании сделки по покупке лидера российского нефтесервисного рынка EDC стало получение государством "золотой акции". Сделку планировалось закрыть еще в I квартале, но у ФАС возникли вопросы.