Согласно законам, Шарпу грозил срок как минимум 14 лет. Однако он признал свою вину, и прокуратура согласилась требовать для него всего пять лет лишения свободы. Адвокаты просили судью принять во внимание преклонный возраст их подзащитного и приговорить его к условному сроку или домашнему аресту.