Аренда офисов в Мурманске

Наши партнеры

АНО ДПО «Полярный институт повышения квалификации»

 Надёжные партнеры

 
Промышленные союзы Мурмана

 
Информеры - курсы валют

GISMETEO: Погода по г.Мурманск

Главная Социальная практика раскулачивания: кого и как раскулачивали
Социальная практика раскулачивания: кого и как раскулачивали Печать E-mail

В докладных записках Председателя ГПУ УССР В. Болицкого и его заместителя Карлсона Председателю ЦКК ВКП(б) наркому РКИ товарищу С. Орджоникидзе за время с 20.01.1930 г. до 12.02.1930 г., то есть на начальном этапе раскулачивания дается объективная картина содержания этого антикрестьянского процесса.

В разделе «Начало раскулачивания» В. Болицкий пишет: «Инициатива раскулачивания исходит от бедноты. Во многих случаях массы вносят коррективы в сторону увеличения первоначального количества раскулачиваемых. В ряде мест бедняки в своих выступлениях выдвигают требования: прибрать кулаков в ДОПР (дом предварительного расследования), отправить в Соловки,... расстрелять».

Эта фраза подгоняет политическую ситуацию на Украине под требования официальной политики ВКП(б) и советского государства.

Далее отмечается:

«Наряду с этим отмечаются единичные факты (а они носили массовый характер - А.) враждебного отношения бедняков к раскулачиванию.
Отдельные бедняки выражают своё сочувствие кулакам...» Приводим интересные моменты по этому поводу:

«На некоторых кружковых собраниях бедноты села Кохановка Конотопского района выносились такие постановления: "Считать необходимым для правительства пересмотреть изданный закон о раскулачивании кулаков как неверный".

В селе Чобручи Слободзенского района Днепропетровского округа большинство бедняков, купивших описанное кулацкое имущество на торгах, возвращали его обратно кулакам.

В ряде сёл названного района бедняки, присутствовавшие при продаже имущества кулаков, плакали».

В разделе «Отношение бедняков к раскулачиванию» сообщалось:

«Основные слои середнячества не только положительно реагируют на раскулачивание, ликвидацию кулака, но и непосредственно принимают активное участие в раскулачивании.

По Харьковскому округу: в селе Фёдоровке 22.01.1930 г. (до начала массового раскулачивания - А.) крестьянская масса в 400 человек преимущественно бедняков и середняков с красными флагами под руководством местных властей приступила к раскулачиванию. Крестьяне врывались в квартиры кулаков, разбирали имущество последних, выселяли их из помещений». Этот факт относится к первому этапу раскулачивания, который проходил в форме открытого грабежа имущества состоятельных крестьян.

Далее руководители ГПУ — основные исполнители реализации сталинской политики раскулачивания несколько лукаво, но откровенно сообщали, кого раскулачивали: кулаков или середняков.

«Отрицательную роль в реагировании отдельных групп середнячества на раскулачивание, — писал В. Болицкий, — играет искривление классовой линии частью аппарата при практическом её проведении. Искривления выражаются главным образом в раскулачивании середняков и даже отдельных бедняков».

В сообщении заместителя председателя ГПУ УССР Карлсона сообщалась более правдивая ситуация, кого и как раскулачивали на Украине.

«В ряде мест практиковались случаи раскулачивания некулацких и не подлежащих раскулачиванию элементов села, преимущественно середняков, что отрицательно отразилось как на политнастроениях последних, так и на взаимоотношениях с беднотой». И далее он приводит конкретные факты.

В Бургском районе, в селе Яновка, раскулачено 45 хозяйств, из них 35 — середняцких. В селе Ново-Петровском Ново-Одесского района было раскулачено 16 середняцких хозяйств. В указанном районе, в селе Малиновка, изъято имущество у 30 середняков.

В селе Городище Алчевского района имелось всего 17 кулацких хозяйств. Во время последних хлебозаготовок план до двора был доведён 165 хозяйствам, причём было задето много середняков и бедняков. На совещании актива и бедноты Уполномоченный РИКа (райисполкома - А.) Щербаков стуча кулаком по столу заявил: «Мы всех 165 кулаков вышлем в Соловки и ликвидируем как класс».

В ряде сёл Михампольского района раскулачены середняки, платившие налог от 25 до 50 рублей. Наиболее ярким в этом отношении является село Мазанки, где описано имущество 56 хозяйств, из которых 45 середняцких.

«Проведение мероприятий по раскулачиванию, — обобщал Карлсон, — на практике нередко сопровождалось издевательствами и безобразиями, порою при полном игнорировании существующих положений о порядке проведения раскулачивания. Конфисковывалось всё имущество (нередко вещи первой необходимости, продукты питания и даже варёная пища), кулаки же с семьями и детьми выбрасывались на улицу». И далее он описывал факты издевательства и садизма над крестьянами в процессе раскулачивания.

В селе Сологубовка Уратовского района в списке по выселению попало 5 середняков, из них середняк Назарчук повесился, узнав о предстоявшем выселении...

В селе Калужное Лиховского района Кременчугского округа в результате раскулачивания середняка Диденко жена его сошла с ума, Диденко взял сумку и ушёл из дома...

В селе Кондратовка Днепропетровского округа по инициативе секретаря партячейки и председателя НКС был раскулачен середняк Колесник. Его арестовали после тщательно произведённого обыска, во время которого раздели жену и детей, раздирали им рты и позволяли другие издевательства. Имущество было конфисковано вплоть до мелких хозяйственных предметов...

В селе Боровском Старобельского округа к середняку Смехову около 2-х часов ночи явился член комиссии по раскулачиванию Балтов и скомандовал: «Руки вверх!», затем начал повальный обыск.

Со стен были сняты старые полотенца, картины, иконы и прочее. Была взята постель, после чего Смехов по распоряжению бригады (ночного налета) приготовил ужин и два литра водки. Смехов в прошлом участник гражданской войны и воевал на стороне Красной Армии.

В Матяжевском сельсовете Полтавского округа во время раскулачивания середняка Третьяка, сын которого в 1929 году возвратился из Красной Армии, одним из присутствующих бедняков было забрано домой полтора пуда сала.

В селе Петровском Днепропетровского округа по распоряжению уполномоченного РИКа Руденко был арестован кулак Данилюк, которому накинули на шею веревку (как скотине - А.) к вели его до райцентра. Поступок Руденко вызвал резкое возмущение крестьян...

В селе Кобычино Морковского района Старобельского округа комиссия по раскулачиванию и мобилизации средств арестовывала крестьян, сажала их в холодное помещение и избивала. Были случаи, когда избитых кулаков клали на землю и затем с высоты прыгали им на живот...
В селе Костамаровка Береславского района середняк Валерии и 5 кулаков по распоряжению комиссии по раскулачиванию были посажены в сарай. Арестованных заставили копать ямы, угрожали расстрелом, вставляя револьвер в их рты, стреляли над головой.

«Издевательства, пьянство и прочие безобразия, — заключает Карлсон, — имевшие место при раскулачивании порой практиковались как метод работы». Комментарии здесь, как говорится, излишни. Даже руководители ГПУ Украины не могли скрыть своё возмущение по поводу анархистско-бандитских форм разорения крестьянских хозяйств.

Протесты против раскулачивания на Украине, на начальном его этапе, носили массовый характер.

По сообщению Карлсона, на 19.03.1930 г. на Украине с начала года массовыми выступлениями (восстаниями) было охвачено 18 из 41 округов. Все они были жестоко подавлены.

«Выселение кулачества с Украины началось с 20.02 из 29 округов и заканчивается 19.03. На 17.03.1930 г. выслано:
кулацких семей — 17 602
Всего выслано лиц — 88 656

С 01.02 по 15.03 органами ГПУ арестовано из числа контрреволюционного кулацкого актива — 25 тыс. человек. Из них: расстреляно — 656 человек, заключено в концлагеря — 3 673 человека, административно выслано — 5 580 человек».

На 1 апреля 1931 г в Карелии насчитывалось 592 «кулацких» хозяйства. Из 19 районов республики только в четырех (Олонецком, Заонежском, Пряжинском, Пудожском) количество условных «кулацких» хозяйств составило от 55 до 136. Причем большинство из них были середняцкими и даже бедняцкими, а валовой доход хозяйства не превышал 1 тыс. рублей.

В начале 1931 года в результате усиления налогового пресса, когда изъятие налога с «кулацкого» хозяйства в среднем составило 119% от годового дохода, в Карелии было раскулачено около 20% так называемых «кулацких» хозяйств. Но уже и тогда на начальном этапе раскулачивания основные репрессии были обрушены на середняцкие или бедняцкие хозяйства. Так, из 20 хозяйств Олонецкого района, раскулаченных налоговой политикой в 1930/31 году, только 5 по имущественному признаку можно было отнести к разряду «кулацких». В число раскулаченных попали хозяйства: Прилукиной Екатерины Федоровны, имевшей один дом, одну корову; Кравченко Петра Никитича, имевшего дом, корову, лошадь, нетель и овцу; таким же было хозяйство Еремеева Семена Семеновича и многих других.

Весной и летом 1931 г. репрессивная волна раскулачивания прокатилась по всем районам Карелии. Она проводилась в жесткой форме и охватила все группы «кулачества»: от «антисоветских элементов», «земледельцев, торговцев, чиновников царского режима» до бедняков. Социально-экономический характер «кулацких» хозяйств в отдельных районах носил специфический, нетрадиционный характер. Так, из 20 «кулацких» хозяйств, раскулаченных в Кандалакшском районе 1 июля 1931 г., только одно было земледельческим (и то середняцким) хозяйством. Пятнадцать были хозяйствами бывших торговцев, все они были раскулачены по первой категории с выселением за пределы Карелии.

Жительница Ковдского сельсовета Кандалакшского района П. Н. Гагарина 3 марта 1930 г. обратилась с заявлением в ЦИК Карельской АССР. В нем она писала:

«Настоящим заявлением прошу товарищей ЦИК дать распоряжение о пересмотре по делу Гагарина Ивана Васильевича (моего мужа), арестованного 23 февраля с. г. по неизвестным для меня причинам. Мой муж (Иван Гагарин) всю свою жизнь добывал пропитание своими мозолистыми руками, орудием труда служило: летом — багор, а зимой — топор. И благодаря упорному труду ему за всю жизнь удалось приобрести: дом, корову, лошадь, половину невода для ловли сельдей. Вот и все наше состояние. В нашем крае ловля сельдей производилась некоторыми товарищами частью наемным трудом, а мы такой роскоши не имели и не думали иметь.

Так вот, товарищи, я не могу понять, по каким причинам мы оказались кулаками, тогда как разобраться здраво, то окажется то, что наше состояние не будет равняться с пролетарием, получающим 200 рублей в месяц, такой пролетарий может продать и купить нас всех с нашим имуществом.

Кроме всего этого, изложенного в моем заявлении, мой муж никогда не был противником власти Советов, а по своему пониманию все годы защищал власть Советов, считая то, что Октябрьская революция бедняков вывела из кабалы дармоедов. А теперь как мы будем смотреть на все это, дорогие товарищи? Этот вопрос трудный.

В силу этих обстоятельств прошу, дорогие товарищи, выслать специальную комиссию в наше с. Ковда, которая бы справедливо все рассмотрела, и в чем была бы огромная польза (не считая нас обиженных) и всей КАССР, потому что если так будет у нас продолжаться, то будет огромнейшее озлобление масс, а колхозы не будут процветать, а распадутся. Кроме того, на нашем иждивении частично старики, неспособные к труду. В чем и расписываюсь Гагарина».

Вот так на уровне бытового мировоззрения оценивали политику коллективизации и раскулачивания крестьян не только в Карелии, но и на всем геополитическом пространстве СССР в самом начале ее претворения в жизнь. С заявлением аналогичного содержания обратился 29 апреля 1931 г. крестьянин С. Е. Степанов из деревни Машезеро к Сталину Приводим текст заявления полностью:

«Заявление гражданина С. Е. Степанова из д. Машезеро Тунгудского района И. В. Сталину по вопросу об обложении сельхозналогом в индивидуальном порядке от 29 апреля 1931 года:

Тунгудский РИК признал меня кулаком и обложил налогом [на] 605 руб. 96 коп. Не имея средств к уплате такового, [я] произвел распродажу [своего] имущества, именно: швейной машинки за 146 руб., стенных часов за 85 руб., самовара за 35 руб., дивана за 13 руб., пяти мереж беломорских и двух неводов подержанных за 290 руб., всего на сумму 579 руб.

Считаю постановление Тунгудского РИКа вполне незаконным, так как я торговлей никогда не занимался и не эксплуатировал чужого труда, а занимался рыбной ловлей в осеннюю путину, которую производил в Сорокской Губе Белого моря на общих основаниях со всеми ловцами, имея товарищами пайщиков, среди которых делится добыча улова. Улов рыбы сдавали рыбсоюзу на месте. Если бывает улов удачный за все время путины, то кое-как можно просуществовать год, а если улов плохой, то приходится заниматься другими заработками — перевозкой грузов и заготовкой и вывозкой бревен, так как земля плохая, каменистая и урожай бывает каждый год плохой. Пахотной земли имею 0,95 га и кроме распроданного РИКом имущества имею 1 лошадь, 1 корову, 3 овцы и дом деревянный одноэтажный в д. Машезеро, а потому прошу вашего содействия и заступничества снятия с меня звания кулака, каковым я никогда не бывал и освободить от излишнего обложения налогами».

В процессе раскулачивания отдельные семьи оказывались в безвыходном драматическом положении. Об этом свидетельствует заявление 9-летнего школьника Ф. Ф. Колкоева из раскулаченной семьи деревни Пялозеро в Петровский райком партии о приеме в колхоз, датированное 6 апреля 1931 г.:

«Я заявляю в Петровский райком о том, что папу моего арестовали, мама находится очень больная, Пялозеровский сельсовет продает все наше имущество, и нам троим малолетним детям не оставляют ни одной коровы. Мне самому 9 лет, сестре 3 года и брату полгода. Мама моя подала заявление свое в сельхозартель (колхоз — А.), чтоб нас в нее приняли, но Пялозерский сельсовет не велел принимать нас в сельхозартель. Теперь я, школьник Колкоев, прошу Петровский райком партии дать разрешение, чтобы нас троих детей приняли в сельхозартель в своей деревне. Ведь мой папа никакой не бандит, а нас не принимают в сельхозартель. А в нашей деревне детей бандита Павшукова Пялозерский сельсовет велел принять в сельхозартель, и этих детей приняли в нашей деревне в сельхозартель». Секретарь Петровского райкома ВКП(б) в письме в обком партии предлагает детей из раскулаченных семей высылать за пределы республики к высланным отцам и старшим братьям.

К концу августа 1931 г. кампания по раскулачиванию в Карелии была в основном завершена. Тщательно была подготовлена операция по выселению раскулаченных семей в спецпоселки как внутри Карелии, так и за ее пределами. Она проводилась 5-8 сентября 1931 г. В результате этой операции было выселено 192 семьи, с общим количеством 1040 человек, разменных в спецпоселках острова Гольцы и Кашина Гора. Кроме того, из Семеновского сельсовета Пудожского района 4 семьи, с общим количеством 27 человек, были направлены в Хибиногорск. В докладной записке заместителя начальника ГПУ Карелии в обком партии делается вывод о том, что эти репрессии и разъяснительная работа «форсировали рост социалистического сектора сельского хозяйства, доходящего к данному времени до 60%, а по некоторым районам до 72-75-81%».

К концу 1931 года в спецпоселках острова Гольцы и Кашина Гopa находилось 224 семьи спецпереселенцев в количестве 1 019 человек. Примерно такое же количество раскулаченных семей было отнесено к первой категории кулацких хозяйств и выслано за пределы Карелии, предположительно на строительство Беломорканала и Хибинские апатитовые разработки.

СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЫ В ИСТОРИИ МУРМАНСКОЙ ОБЛАСТИ


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

23.20.6.115

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт http://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2016 http://helion-ltd.ru/

.
Designed by Helion LTD