Аренда офисов в Мурманске

Наши партнеры

АНО ДПО «Полярный институт повышения квалификации»

 Надёжные партнеры

 
Промышленные союзы Мурмана

 
Информеры - курсы валют

GISMETEO: Погода по г.Мурманск

Главная ТРУДНЫЕ ГОДЫ ИНЖЕНЕРА ЛУГОВОГО
Трудные годы инженера Лугового Печать E-mail

В начале девяностых годов рухнула строительная отрасль во всей стране


В начале девяностых годов рухнула строительная отрасль во всей стране. Остановился и огромный орденоносный трест «Апатитстрой». Делать было нечего. Многочисленные заказчики, которые еще недавно умоляли включить их в план работы, просто перестали платить деньги. Новые объекты им были не по карману.

В карьере инженера-строителя Владимира Лукича Лугового наступили трудные годы. Он исправно ходил на работу, но его утро начиналось не с планерок и рабочих совещаний, а с тягостных раздумий, что делать с подчиненными ему людьми. В ведении главного инженера треста было четыре отдела. Лучшие специалисты трудились в управлении инженерной подготовки производства.

Пришлось пустить в ход все связи, чтобы помочь трудоустроиться подчиненным ему высококлассным инженерам. О себе как-то не думалось. От зарплаты до зарплаты проходило по два-три месяца. Самым легким способом уйти от отчаяния было: взять бутылку водки, буханку хлеба, банку кильки, «сервировать», привыкший к чертежам и сметам рабочий стол, и убивать время с такими же неприкаянными коллегами.

Тяжесть была беспросветная.

Казалось, что более трудного времени в жизни Лугового не было. Хотя детство было не из легких. Послевоенное. Но среди всего тяжелого, что свалилось на хрупкие плечи деревенского паренька, были дни безоблачной радости, и пронзительного звенящего счастья.

Он рано остался без отца. Мать поднимала его одна, работая на полях Всесоюзного института растениеводства в совхозе, в шестидесяти километрах от Алма-Аты. Жили бедно. Саманный домик с земляным полом и земляной крышей. На столе не до разносолов.

Но рядом было и счастье. У одной из сотрудниц института сохранилась большая старая библиотека. Часть книг во время войны пришлось продать и выменять на продукты, но многое осталось в целости и сохранности. Маленькому Володьке разрешалось после проверки чистоты рук копаться в этом богатстве. Он до сих пор помнит каким это было чудом держать на коленях шикарный тяжелый том в тисненом переплете, перелистывать плотные страницы, смотреть на диковинный мир иллюстраций.

В школе тоже было счастье. Счастье познания. Им ученикам маленькой деревенской школы повезло. Среди преподавателей были высококлассные специалисты. Не по своей воле они оказались в далекой «тьмутаракани». Это власть отправила вольнодумцев подальше от столицы.

Математику им преподавал бывший доцент Московского университета. Ссылка сломала этого прекрасного специалиста. Пьянство сжигало его. Но ученики тщательно оберегали любимого учителя от гнева школьного начальства. Там в школе Луговой получил один из первых уроков благородства.

Сельские ребята рано начинали работать. Все каникулы они проводили в посильных трудах. Первый заработок Володя Луговой принес матери в двенадцать лет. Вместе с такими же пацанами он посменно охранял элитную пшеницу от стай ненасытных воробьев. С раннего утра, в первую смену, до трех часов дня он отгонял трещоткой с поля воробьиные стаи. Вторая смена была с трех и до темна. На обед бутылка молока и краюха хлеба.

Крестьяне все способны к строительному делу. Потому что без строительных навыков хозяйство не удержишь. С пятнадцати лет Луговой уже работал на стройке. С утра он запрягал лошадь и ехал на площадку, где сушили саманный кирпич. Нагружал полную телегу. Не спеша, чтобы не расколотить хрупкий груз отвозил саман на стройку. Там разгружал телегу, и отправлялся в следующий рейс. Таких рейсов за рабочий день он делал четыре.

Саманный кирпич тяжеленный. Острыми колкими концами из него торчит солома. Рукавицы сгорали за день, а другие были не положены. К концу лета ладони у строителя Лугового задубели, как подошва. Но это тоже была счастливая пора.

А потом было окончание школы. Обида на то, что не приняли в институт по причине предпочтения национальных кадров. Учеба в строительном техникуме и работа прорабом в овцеводческом совхозе. Там его научили тому, что не преподавали в техникуме - строить дома для людей и кошары для овец из подручного материала – камыша. Владимир Лукич до сих пор отлично помнит эту нехитрую технологию.

Три года в армии, в Туркестанском военном округе под палящим солнцем летом и ледяными ветрами зимой, а потом волшебный Ленинград. В строительный институт он поступил с первой попытки. Сказалась хорошая подготовка в школе и техникуме.

Он давно уже отвык просить чего-нибудь из материнского дома. Надеялся только на себя. Все пять лет учебу Луговой сочетал с работой.

Иногда рабочих мест было два или три. В спортзале недалеко от института работал кочегаром. Чистил топку, загружал уголь и убегал на лекцию. Через два часа приходил, вновь вычищал топку, вновь засыпал уголь и два часа занимался учебой. И так целые сутки. Потом день отдыха. В свободные от кочегарства сутки ночью дежурил на вахте, решая задачи по сопромату и готовясь к семинарам.

17 июля 1967 года выпускник Ленинградского инженерно-строительного института Владимир Луговой приступил к работе в тресте «Апатитстрой». Основным объектом для строителей тогда была вторая апатитонефелиновая фабрика. Специалистов не хватало. Поэтому молодого инженера производственного отдела первым делом бросили на прорыв. В ночную смену он работал мастером на строительстве наклонных галерей фабрики. Рабочие злились на этом объекте страшно. Все материалы приходилось поднимать на галерею вручную. В управлении никак не могли решить проблему с установкой башенного крана. Наклонные металлоконструкции галереи не давали возможности разворачиваться неповоротливому подъемному механизму.

Молодой инженер решил эту проблему. Управляющий трестом Герой Труда Егоров, узнав про это, запретил использовать Лугового в качестве мастера. Через три месяца он стал старшим инженером отдела. Карьера пошла в гору.

Несколько лет Владимир Лукич, так его стали называть по требованию главного инженера треста Чудновского, проработал главным технологом треста. Работа была по нему. Сложная и интересная.

В начале восьмидесятых началось строительство третьей обогатительной фабрики. Объемы были гигантские. В «Апатитстрое» организовывали новые строительные управления. Главным инженером «Промстроя-3» назначили Лугового.

«Промстою-3» достались труднейшие объекты. Все корпуса дробления и силосный склад. Котлован под корпус крупного дробления глубиной 35 метров. Как только на нем начались земляные работы, первоначальное проектное решение рухнуло. Попали на геологический разлом, и скала оказалась трещиноватой. Котлован пришлось делать в двух уровнях. Для обеспечения бетонирования установили два огромных башенных крана КБ-503. Каждый день возникали новые и новые вопросы, решать которые должен был главный инженер.

Но больше половины рабочего дня съедали заботы о временных зданиях и сооружениях. У управления была своя котельная, свой водозабор, своя канализация и свои очистные сооружения. Даже столовая была своя. Так что несколько лет в подчинении инженера Лугового были не только бетонщики и арматурщики, но и повара.

Работы было через край. Домой приходил только побриться и покемарить. Редко когда удавалось переступить порог квартиры раньше двенадцати ночи. А в шесть утра уже в автобус и на стройплощадку. Трудное было время!

Удивителен русский язык. В нем огромное количество синонимов. И в то же время одними словами описываются разные человеческие состояния. У Лугового было трудное детство. Трудно было Владимиру Лукичу в восьмидесятых инженерить на огромной строительной площадке. Но и трудно было пропадать без дела в начале девяностых. Какие же это разные трудности.

А из пропасти полного развала все-таки удалось выбраться. В тот момент, когда в отделах «Апатитстроя» уже не осталось специалистов. Появился заказ. Надо было перевести котельную поселка Африканда с угля на электричество. Работа была, а выполнять ее уже было некому.

Но выкрутились. Потихоньку, потихоньку трест заработал. Сегодня с заказами нет проблем. Вот где бы взять тех высококлассных строителей, которым были по плечу любые задачи.

Но Лукич на своем месте. Все так же на его столе громоздятся папки с чертежами и сметами. По-прежнему он решает заковыристые инженерные задачи. По-прежнему к нему идут за советом. На табличке его кабинета написано: «Главный специалист по строительству». И самое правильное в названии этой должности слово не «главный», а «специалист». Специалист Владимир Лукич Луговой.

Сергей Тарараксин
 

busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.166.74.48

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт http://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 http://helion-ltd.ru/

.
Designed by Helion LTD