Аренда офисов в Мурманске

 
Информеры - курсы валют

GISMETEO: Погода по г.Мурманск

 

Главная Мурмансельдь - вся моя жизнь, часть 2
Мурмансельдь - вся моя жизнь, часть 2 Печать E-mail

Начало читать здесь

Менялась не только моя работа, но менялся и флот. На СРТ стали устанавливать сетевыборочные с сететрясные машины, улучшались бытовые условия рыбаков, а с 1959 года стали поступать из ГДР новые суда типа «Океан». Здесь уже с постройки были установлены все механизмы по выборке сетей, обработке улова, охлаждаемые трюма позволяли увеличить срок хранения продукции, моряки жили в двухместных или трехместных каютах. С приходом этих судов стало легче осваивать новые районы промысла. Я оказался на самом последнем из этой серии судов, СРТР -725 «Буревестник». Вышли мы на промысел на Джорджес-Банку, шли почти полмесяца. Однако результат оправдал себя. Уже при первом замете 100 сетей набрали почти полный груз. Сельдь, хоть и была несколько хуже по качеству, чем в Норвежском море, но ее было столько, что порой море шумело от рыбы, как говорили моряки, идет «верховодка». Рейс был удачным, наш экипаж с перевыполнением плана по всем показателям вернулся в порт Мурманск.

Однако мне хотелось быть настоящим моряком и уже после окончания мореходного училища я вышел в первый рейс третьим помощником капитана на СРТ-427.

Капитаном был Озеров Леонид Минеевич. С первых дней моей работы наши отношения с ним сложились дружеские, мы были почти одного возраста, а я кроме того был избран секретарем партийной организации. Он помог мне быстро освоить выметку и выборку сетей, методику поиска скоплений рыбы, определение места судна и по звездам и по радиомаякам. Кстати, вахта третьего помощника капитана - это самая трудовая вахта на дрифтерном промысле. Как правило, он и выметывает сети и выбирает большую часть их.

Выметал я свой первый порядок, встал на вожак, как на якорь. Поднялся капитан и говорит, отсоединись от вожака, пусть сети дрейфуют, чтобы побольше сельди зашло, а сам следи за его дрейфом. Казалось чего тут сложного, ну я и ушел к радисту послушать музыку. Когда вернулся на мостик, то ни справа, ни слева порядка не увидел. Дал ход и попытался найти его. Капитан сразу понял, что я потерял порядок и поднялся на мостик. Меня отправил на верхний мостик, чтобы прожектором попытаться найти сети. Я как был в одной тельняшке, так и простоял на ветру больше часа, пока не нашли порядок и не встали на вожак. Капитан вышел на крыло и говорит: «Иосифович, спускайся с мостика, а то замерзнешь». Почувствовав спокойный голос капитана я спустился в рубку, весь облепленный снегом. Капитан пригласил в каюту, налил мне стакан водки, чтобы не простыл. Он не ругал меня, а просто сказал «Иди и продолжай нести вахту». Но это так повлияло на меня, что после этого случая я всегда относился к своим обязанностям со всей ответственностью, в конце рейса получил благодарность от капитана, а в порту вручили почетную грамоту за хорошую работу.

Рейс за рейсом продолжалась моя трудовая деятельность, судоводителем на промысловых судах типа СРТ, в родной уже для меня «Мурмансельди». Бывало после выметки сетей, стоя на вожаке, смотрел на море и любовался сотнями огней других судов.

Как ярко светят в море,
Это не город, нет,
Это рыбацкий флот.

Он днем и ночью, 
В шторм и в холод,
Почетную вахту,
Там несет,
Наш сельдяной, наш промысловый флот.

В августе 1968 года я вышел на промысел на СРТ-241 уже в должности старпома, капитаном был Бакалов Валентин Николаевич. Зашли, как обычно в Тюва-Губу, получить промвооружение, пресную воду. Вдруг капитану стало плохо, а прибывшая медсестра осмотрела его и посоветовала списаться с судна и идти в порт. Пришлось связаться с руководством флота и главный капитан флота Петр Николаевич Кобец предложил мне принять командование судном. Это было внезапно для меня. Я решил собрать экипаж и спросить, доверяют ли они мне.

Все проголосовали за меня и я дал добро главному капитану, принял судно. Понятно, что в первом рейсе я старался подтвердить доверие руководства флота и команды. Рейс сложился удачным, в порт пришли с перевыполнением плана. Отчитываться пришлось и перед руководством флота и перед парткомом, т.к. я в рейсе совмещал и обязанности секретаря партийной организации. Секретарь парткома, сам в прошлом капитан, Скороход Иван Иванович, поздравил меня с успешным рейсом и вдруг предложил перейти работать групповым помполитом или первым помощником капитана на судах типа БМРТ и параллельно с этим получить высшее образование без отрыва от производства.

Надо отметить, что с конца 60-х годов флот начал активно пополняться судами типа БМРТ польской постройки и помполитов на них не хватало. Я любил работать с людьми, у меня получалось настроить экипажи судов на работу и я решил попробовать себя в новой должности. После прохождения курсов первых помощников, я оказался на БМРТ - 439 «Муромск». Капитаном был Наумов Эдуард Константинович. Это был молодой, энергичный, грамотный, перспективный руководитель. Он, можно сказать, горел на работе, некоторые его порывы приходилось порой сдерживать и мне это удавалось. До конца его безвременной кончины мы оставались близкими товарищами.

Так начался мой новый период работы. С экипажем у меня сложилось хорошее взаимопонимание, ведь до этого я прошел большую морскую школу от матроса второго класса до капитана судна. Я знал буквально каждого моряка, чем он дышит, какое настроение у него, какие вести с берега. Как бы сейчас ни говорили о роли помполитов, но в то время они работали на общее дело. Как-то зашел на рыбофабрику, посмотрел как моряки шкерят рыбу говорю: «Ребята с такой работой вы и на штаны себе не заработаете». Уже уходя услышал чей то голос, что дескать сам то помполит скорее всего даже не знает как рыбу держать в руке. Пришлось вернуться и я попросил чтобы со мной посоревновался в шкерке самый лучший матрос. Взялся соревноваться со мной один из матросов, ранее ходивший в тралфлоте, где пока не научишься шкерить, то будешь только подавать рыбу на стол. А это самая тяжелая работа и ей занимаются только новички. Соревновались больше часа и после подсчета оказалось, что я нашкерил больше моряка на десяток рыбин. С этого дня лед тронулся, люди потянулись ко мне за советами, почувствовав во мне старшего опытного товарища. А у меня появилось желание к этой работе.

Рейс длился 4,5 месяца, экипаж освоил для себя новое судно и работал без сбоев. План был перевыполнен и по приходу в порт начальник флота Шаповалов Николай Харитонович и секретарь парткома Скороход И.И. самыми теплыми словами поблагодарили экипаж за работу, вручили грамоты и объявили благодарности. С такими же высокими показателями мы вернулись с рейса из Юго-Западной Атлантики на БМРТ -440 «Плутоний». Капитаном был Долгих Василий Александрович и, пожалуй самой большой наградой за хорошую работу было то, что большая часть моряков получила отпуск в летнее время.

На судно пришел капитан Андрей Николаевич Лишневский и мы в очередной раз при работе в Северном море показали наилучшие результаты и вышли на первое место в соревновании за 1970 год. Под Новый год нас встречали в порту представители областной власти, руководители флота, а близкие и родные даже в декабре засыпали нас цветами. Было много сказано теплых слов в адрес моряков, но мы понимали, что заглавную роль в успехе судна отводится его капитану. Лишневский А.Н. был строгим капитаном, мудрым и грамотным промысловиком, отличным организатором, но при этом оставался очень интеллигентным человеком. Достаточно было сказать ему только несколько слов провинившемуся моряку, чтобы тот запомнил сказанное на всю жизнь. Главное, что он доверял людям, предварительно расставив их по производственным участкам и давая самостоятельность действий. Как то зашел разговор об использовании так называемого премиального фонда капитана. Посовещавшись, мы решили объявить личному составу, что если в течение рейса моряки прекратят использовать матерные слова, то по приходу каждый получит дополнительную премию в размере 100 рублей из этого фонда. Мы даже не ожидали такого результата, когда около 60 моряков получили такую награду в торжественной обстановке. Это еще раз подтвердило, что экипаж состоялся и готов к надежной работе на промысле.

В целом за 1970 год судно выловило более 120 тыс. цнт рыбы и капитан Долгих В.А. был удостоен самой высокой награды - ордена Ленина, был избран делегатом ХХIV съезда КПСС.. Но он оставался очень внимательным к людям и после того, как его назначили заместителем генерального директора по общим вопросам, всегда по первой просьбе принимал моряков судна и по-товарищески помогал разрешать проблемы на берегу.

Мы уже сработались с капитаном Лишневским А.Н. и после сдачи БМРТ «Плутоний» основному экипажу, перешли на БМРТ «Муромск» и очередной рейс пришелся на Джорджес-Банку, где мы облавливали аргентину и мойву. Несмотря на тяжелые погодные условия, не проходило ни одного дня, чтобы мы оставались без рыбы. Как-то из трала в ящик высыпалась вместе с рыбой морская черепаха, размером на 120-150 кг. При нахождении в трале она повредила ласты, вернуть в море ее было невозможно и пришлось ее разделать и приготовить черепаший деликатес.

Флот быстро пополнялся и в середине 70-х годов в Николаеве с капитаном Максимовым Николаем Тихоновичем мы приняли из новостроя БМРТ-101 «Тында». Пришлось проявить большие усилия по приемке судна, обучению личного состава, т.к. прямо с завода мы зашли в Севастополь, получили снабжение и вышли в рейс в Юго-Западную Атлантику на облов нототении и ледяной рыбы. Объект для нас был новый и вначале дело не клеилось. Нототения крупная рыба, но ее попадалось в трал только незначительное количество, а 20-30 тонн подымали ледяной рыбы. Размер ее 18-25 см, а в задании был записан выпуск филе. Вначале даже с подвахтой из этой рыбы не удавалось выпускать более 2,5-3 тонн филе. Поговорили с моряками, провели собрание и приняли решение увеличить выпуск до 10 тонн в сутки.

Конечно, не только агитация, но и расстановка людей, техническое обеспечение работы, позволили довести выпуск филе до 12 тонн в сутки. Это помогло по всем показателям выполнить рейсовое задание, а большинство моряков получили награды в порту. Но все это далось нелегко. Однажды механики доложили, в районе дейдвуда полетел сальник и вода начала поступать в машинное отделение. Начали откачивать воду, доложили руководству флота. Работы продолжались под присмотром другого судна, а потом поступило предложение руководства флота следовать в порт. Но рейс складывался успешно, рыбалка ожидалась хорошей и судовые умельцы изготовили временный сальник из колеса от самолета. Резина там была самого высшего качества и вышел практически штатный сальник. Затем сделали дифферент на нос и в течение 5 часов по пояс в ледяной воде заводили этот сальник. Я тоже помогал в этой работе, но это носило скорее моральную поддержку. Так и доработали до конца рейса, а возвратились в порт в уже переименованную организацию - управление «Мурманрыбфлот».

Менялись вывески, уходили и приходили начальники, а рыбаки продолжали бороздить моря и океаны, доставляя рыбопродукцию для населения страны и укрепляя ее авторитет на всех просторах мирового океана. Но промысел также совершенствовался. Так при генеральном директоре Шаповалове Константине Николаевиче, с подачи Головнина Геннадия Федоровича были организованы подменные экипажи, что позволяло обеспечить нормальный отдых моряков после рейса. Как то нам: капитану Васильеву Виктору Ивановичу, старпому Адольфу Евгеньевичу Дубейковскому и старшему механику Павлу Ивановичу Чижову было поручено сформировать подменный экипаж для БМРТ-449 «Салют». Вышли мы в Баренцево море и за четыре месяца, отработав поочередно на БМРТ «Салют» и БМРТ-453 «Никель» сработали лучше всех однотипных судов, доказав возможность такой схемы работы. Такая работа была отмечена торжественной встречей в порту, награждением многих членов экипажа.

В начале 80-х годов партийный комитет объединения «Мурманрыбпром» направил меня на БМРТ «Иван Бочков». Это было первое судно новой серии В-408, построенное в Польше. Капитаном на нем был Брейхман Лев Семенович, которого я знал с 1965 года по совместной работе на СРТ-427, где я ходил третьим помощником капитана. Поэтому время на знакомство не тратили, а сразу пошел знакомиться с новым судном. Экипаж был опытный, а рейс предстоял в Юго-Восточную часть Тихого океана на облов ставриды и скумбрии. Это очень своеобразный промысел. Рыба только в темное время поднималась в верхние слои воды и за это время удавалось сделать 3 траления, а надо обеспечить работу рыбофабрики на целые сутки. При этом надо было и сохранить качество рыбы, поэтому активно использовались охлаждаемые бункера, рыба хранилась в холодной воде и качество продукции было высоким. Это достигалось также и за счет скорости обработки улова, поэтому подвахты были практически весь рейс.

Сам я выходил на подвахту ночью, чтобы встряхнуть моряков и заморозить как можно больше свежей рыбы. Надо отметить четкую организацию работы экипажа под руководством Брейхмана Л.С. Сам он, как тогда говорили, был промысловиком от бога, весь рейс мы находились на рыбе, не было и дня пролова. Каждый моряк знал свой участок работы и отвечал за результат. Надо отметить слаженную работу машинной команды под руководством старшего механика Виктора Николаевича Слуцкого. Механики обеспечили настолько грамотную эксплуатацию механизмов, главного двигателя, что когда шли в порт, то обеспечили такую скорость, что мы, даже не ожидая, 9 мая в порту встретили 36 годовщину Великой Победы.

Довелось мне ходить и с другими капитанами: Владимиром Александровичем Гришиным, Писаревским Анатолием Ильичем и многими другими. Разные характеры, разные промысловые приемы, однако я никогда не встречал непонимания общих задач - сплотить экипаж и выполнить поставленные задачи. Практически не было серьезных нарушений трудовой и производственной дисциплины, а мелкие нарушения пресекались в самом коллективе. Я не помню, чтобы после наших рейсов шли разборки наших просчетов у руководства флота или в партийном комитете. В своей работе всегда опирался на командный состав, добивался их участия в воспитании подчиненных и нацеленность на выполнение рейсового задания. Особенно приятно отметить, что не помню ни одного рейса, чтобы мы пришли в порт без выполнения рейсового задания. А это и хорошее настроение у экипажа, да и достойная зарплата для семьи.

«Мурмансельдь» всегда отличалась результатами своей работы, а общий настрой шел со стороны руководства флота. В разное время руководителя были Бородулин Георгий Михайлович, Шаповалов Николай Харитонович, Шаповалов Константин Николаевич, Ренвнивцев Владимир Васильевич, Головнин Геннадий Федорович, Наумов Эдуард Константинович, Демяненко Виктор Дмитрович и Брейхман Лев Семенович. Секретарями парткома были Скороход Иван Иванович, Горохов Владимир Александрович, Салфетников Владимир Андреевич, Никитин Василий Федорович, Кухтин Александр Иванович, Бордюк Петр Александрович. Это были настоящие руководители, с которыми всегда можно было посоветоваться и получить поддержку и помощь.

Вместе с флотом росли и рыбаки. На каждом БМРТ были созданы «заочные школы моряков», проводились технические курсы. Для моряков предусматривалась заочная форма обучения в мореходных училищах, а также были введены так называемые «ускоренные» сроки обучения.

Так что те, кто не ленился, мог постоянно расти по службе. Большой вклад в развитие флота, организации производства и высокой трудовой дисциплины внесли первые помощники капитанов Моисеев Александр Иванович, Сысоев Николай Васильевич, Бульенов Анатолий Иванович, Белогривцев Василий Иванович, Грицай Анатолий Иванович, Вирин Альвин Иннокентьевич. Это были и настоящие морские специалисты и отличные воспитатели личного состава судов.

В 1985 году по распоряжению партийного комитета объединения «Мурманрыбром» я был откомандирован в Социалистическую Республику Вьетнам для работы по добыче нефти и газа на континентальном шельфе юга Вьетнама в г. Вунг-Тоу в качестве политработника на вспомогательном флоте. Вьетнамские товарищи встречали нас дружественно, с уважением, мы тоже испытывали самые теплые чувства к ним.

Вьетнам, Вьетнам, ты дорог нам,
Мы помним все тебя, Вьетнам,
Как нефть мы в море добывали,
Как сваи на шельфе забивали.

Как трубоукладку проводили,
И как понтоны мы варили,
Как шквал тропический носился,
Как ураган вокруг бесился.

Как якоря с тросов срывало,
Как баржу по волнам бросало,
В борьбе за нефть все пережили,
Одной мечтой лишь только жили.

Чтоб не напрасно мы трудились,
Чтоб перед Родиной гордились,
И нефть покорилась нашей силе,
Вокруг шельфа, побольше мили,
Нефть забурлила, факел зажгли,
С гордой победой в Вунг-Тоу мы шли.

Моя командировка длилась около года, с сентября 1985 года по август 1986 года. Наша основная работа заключалась в прокладке нефтяных труб на шельфе по дну моря. Прокладку могли вести всего 3-4 месяца, остальное время штормы и ураганы, тропические ливни не давали возможность вести работу. Специалисты из Владивостока и Севастополя в течение трех месяцев проложили 3,5 тысячи метров труб по дну моря от нефтяной вышки до наливного танкера. Нашу работу вьетнамское руководство оценило высоко, такую же оценку мы получили от министра нефтегазовой промышленности СССР Виктора Степановича Черномырдина, который находился в это время во Вьетнаме в этом городе.

Особенно интересно было ознакомиться с жизнью вьетнамцев. В Вунг-Тоу меня пригласили к себе на чашку кофе секретарь райкома и директор банка. Они раньше учились в Москве и были рады встретиться и поговорить за жизнь. Пьем мы пиво, как вдруг из кухни выходит хозяин и держит в руках здоровенную кобру. Я испугался, сказал, чтобы не подходил ко мне, а он заулыбался и показал, что кобра лишена своего главного оружия - ядовитого зуба, который был удален трое суток назад. На столе он отрубил кобре хвост, нацедил примерно по 70 граммов крови в чашки и предложил нам выпить, чтобы стать побратимами. Не знаю уж как, но выпил и я, запив затем все это водкой, чтобы хоть удержать все это в себе. А хозяин снял шкуру как чулок и отнес змею жене, чтобы та приготовила для нас закуску. Так под водочку, жареную змею мы и стали побратимами с вьетнамскими товарищами Ле Пао и Ванг Тинном.

Запомнился и последний рейс в «Мурманрыбпроме» на БМРТ -0362 «Борисполь», где капитаном был Мятас Велло Иоханесович. Кроме капитана я знал и большинство членов экипажа по другим судам. Вышли мы в родное Баренцево море на 4 месяца и как в прошлые годы вернулись с высокими показателями и перевыполнением плана. С судна и отправили меня моряки на пенсию по возрасту. Весь экипаж поблагодарил меня за работу на флоте и пожелал здоровья.

О моей работе сейчас мне напоминают правительственные награды: медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», «Ветеран труда», «300 лет российскому флоту», орден «Дружбы народов». Многие знаки «Победитель социалистического соревнования», знак в честь «65-летия Победы в Великой Отечественной войне» возвращают меня мысленно к рейсам, где и зарабатывались эти награды. За 32 года работы в рыбной промышленности областными и городскими властями, руководством флота был отмечен 36 поощрениями, грамотами, благодарностями, премиями, а также знаком «Ветеран труда сельдяного флота».

Ветераны Мурманрыбпрома: Лапшин И.И.; Сотник С.Ф.; Горулёв Н.В.;  Липницкий С.А.; Яценко А.И.; Христюк И.С.; Стариков А.М.

Ветераны Мурманрыбпрома: Лапшин И.И.; Сотник С.Ф.; Горулёв Н.В.;
Липницкий С.А.; Яценко А.И.; Христюк И.С.; Стариков А.М.

Но и уйдя на пенсию в 1987 году не потерял связь с рыбаками. Встал на учет в общественную организацию ветеранов войны и труда ОАО «Мурманрыбпром», был избран заместителем председателя Совета. Долгое время Совет возглавлял Федор Глебович Минькин, в 2003 году его руководителем стал бывший главный инженер флота Резниченко Николай Александрович. Совету удалось сохранить связь с флотскими организациями и после банкротства объединения «Мурманрыбпром» и прежде всего с его дочерними компаниями.

В 2007 году уже мне пришлось брать бразды управления Советом. Вместе с другими членами Совета: Климчуком Д.А., Лапшиным И.И., Христюком И.С.. бухгалтером Л.А.Быковой, казначеем А.И.Борисовой, Л.А.Носнициной удалось не только сохранить все хорошее, созданное за эти годы, но и добиться внимания к каждому члену нашей организации, помочь при необходимости, учесть личные проблемы каждого.

Больше 350 человек входят в нашу организацию, но в праздничные дни, при болезни любого из них никто не будет обойден вниманием, окажут и материальную помощь, посетят на дому, вспомнят совместную работу на флоте. Не остаемся мы и в стороне от общественной жизни: участвуем в городских субботниках, выезжаем в преддверии Дня Победы в Долину Славы, посещаем памятные места города, концерты, музеи. Приятно видеть, как благодарны ветераны за проводимую работу, а это еще больше вдохновляет помогать людям и дальше, пока хватает здоровья.

Председатель Совета  ветеранов ОАО «Мурманрыбпром» А.И.Яценко

Управление «Мурмансельдь» - в воспоминаниях ветеранов

 


busy
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Язык сайта:

English Danish Finnish Norwegian Russian Swedish

Популярное на сайте

Ваш IP адрес:

54.166.186.79

Последние комментарии

При использовании материалов - активная ссылка на сайт http://helion-ltd.ru/ обязательна
All Rights Reserved 2008 - 2017 http://helion-ltd.ru/

.
Designed by Helion LTD